Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

В Волгограде открыт памятник основателю железных дорог России



На территории штаба 37-й отдельной железнодорожной бригады в Волгограде открыт памятник императору Николаю Первому – основателю железнодорожных войск Российской империи

В годы его правления было начато строительство железных дорог и построено около 1000 верст железнодорожного полотна, что дало стимул к развитию собственного машиностроения. В России появились первые железные дороги общероссийского масштаба, в том числе Николаевская железная дорога, которая связала Москву и Санкт-Петербург.

Памятник в виде бюста императора создан и подарен воинам-железнодорожникам скульптором Михаилом Сердюковым, автором и воплотителем в жизнь известного проекта «Аллеи Российской Славы», цель которого – возрождение патриотического духа народа российского. Мастерская под его руководством уже десять лет создает скульптуры и бюсты великих людей России.

Collapse )

Ледяной поход. Зверево

От Редакции: мы представляем вниманию наших читателей избранные отрывки из недавно вышедшей книги историка А. Петухова "Ледяной поход генерала Корнилова". Книга уже в продаже.

Зверево. Именно вблизи станции, с таким ёмким названием в середине января 1918 года произошли события, поражающие воображение своей бесчеловечностью. Они стали яркой иллюстрацией взаимной ненависти и непримиримости обеих сторон конфликта. В названии маленькой станции словно бы отразилась суть братоубийственной бойни… Конечно, это простое совпадение, но в нём маячит кошмарная гримаса одной из самых тяжёлых страниц российской истории. А ведь это было только начало междоусобицы…

С первых дней января над донской казачьей столицей сгущались тучи. «Прикрытие Новочеркасска лежало всецело на состоявшем по преимуществу из учащейся молодёжи партизанском отряде есаула Чернецова, — отмечал А.И. Деникин. — В личности этого храброго офицера сосредоточился как будто весь угасающий дух донского казачества. Его имя повторяется с гордостью и надеждой. Чернецов работает на всех направлениях: то разгоняет совет в Александровске-Грушевском, то усмиряет Макеевский рудничный район, то захватывает станцию Дебальцево, разбив разбив несколько эшелонов красногвардейцев и захватив всех комиссаров… Между тем 11 января большевики берут станицу Каменскую, создают военно-революционный комитет и объявляют его правительством Донской области». Спустя несколько дней после создания военно-революционного комитета в станице Каменской, его председатель донской урядник Подтёлков отправился в Новочеркасск с ультиматумом к донскому правительству о передаче ему власти. Несколько вернувшихся с фронта донских полков примкнули к красноармейцам. У красного казачества появились свои вожаки. Кроме Ф.Г. Подтёлкова, среди них тогда выделялись Ф.К. Миронов, Н.М. Голубов и М.В. Кривошлыков.

Collapse )

Чудесное спасение Государя Александра III с семьей в катастрофе поезда около Харькова


17 октября 1888 года в полдень вблизи станции Борки сошел с рельсов поезд, в котором из Ливадии в Петербург ехал ехал российский Император Александр III со всей Семьей. Погибло 23 человека и 19 было ранено; из Царской Семьи никто серьезно не пострадал.

Крушение поезда

Участок пути Тарановка – Борки был введен в эксплуатацию всего за два года до крушения. Дорога была построена с превышением допустимого угла наклона пути, рельсы уложили на песочный балласт. Его насыпали меньше существующей нормы. Поэтому насыпь постоянно размывалась дождями и оседала. Летом 1888 г. этот перегон признали аварийным, а машинистам рекомендовали тихую езду. Обычные поезда дорога выдерживала, хотя небольшие аварии случались довольно часто. Но тяжелый царский поезд на скорости в 60 верст в час и с сильно раскачивавшимся паровозом создавал сильное боковое давление на рельсы. Перед проходом правительственного поезда балласт подсыпали, а шпалы заменили, но не новыми, а снятыми с другого участка пути.
Collapse )

ВСТРЕЧА. Август 1918 г.


Август 1918 года. Полдень... Солнце знойными лучами пронизывает железнодорожную станцию, окруженную дубовым лесом... Жарко... Недалеко шумный, полный веселья Киев, только что отпраздновавший приход добровольческой Армии.

В один из особенно чудесных, ярких и жарких полдней на станции стоял эшелон конкой артиллерии. По обыкновению, я слонялся по платформе, перебрасываясь ленивыми фразами то с одним, то с другим офицером эшелона, и кормил упряжных лошадей сахаром и сухарями. Я ласкал красиво изогнутые, сильные шеи крепких коней (все они, как на подбор, были вороные), прекрасно убранных, сытых. Умные морды тянулись ко мне, ловя лакомства мягкими губами, а когда я, шутя, говорил: "не дам", - тихо ржали и терлись о плечо... Свисток паровоза и через минуту подошел Киевский пассажирский поезд. Станция оживилась, и по платформе замелькали незнакомые лица. Взгляд мой упал безногого солдата, выползшего из вагона на платформу. Человек-обрубок, без обеих ног, поддерживая себя маленькими костылями, пополз по платформе в мою сторону. Он, невидимому, когда-то был высокого роста и богатырского сложения, и красив он был той красотой Ильи Муромца, которую не так часто теперь можно встретить в деревне. Мне стало жалко: как должно быть велико горе этого человека, здоровяка и красавца... Я не мог понять, - как можно и перенести все это, и остаться живым. Я стал шарить по карманам, ища денег, чтобы хоть чем-нибудь ему помочь.
Collapse )

Капитан Б.М. Иванов (1896–1993). ПЛЕН. Часть 1

Представляем вниманию читателей редкий документ - воспоминания капитана Корниловского полка, Председателя Русского Обще-Воинского Союза Б.М. Иванова, впервые опубликованные в России в 3-м номере журнала "Голос Эпохи" за 2018 г.

Дня за два до Рождества Христова, в 1918 году, Корниловский Ударный полк выступил из города Ставрополя в село Петровское, а оттуда с боями, особенно сильным, двухдневным, у деревни Овощи, прошел по Ставропольской губернии и 9 января 1919 года пришел в Минеральные Воды. Вместо предполагаемого отдыха, 12 января, по приказу генерала Деникина, полк направлен в Донецкий каменноугольный район, куда в Енакиево и прибыли 16 января.

Разместились по частным квартирам. Я попал к зубному врачу, что для меня было большой удачей, во время переезда сильно разболелись зубы, но лечить их не пришлось – с 18-го начались бои. 21 января наш 1-й батальон взял станцию Попасная, захвачено много пленных. 24-го почти без боя захватили станцию Камышеваха. 25-го вечером 2-я рота (командир роты капитан Луцкевич, я – фельдфебель роты) была послана в заставу на разъезд 454 Северо-Донецкой железной дороги, около версты от станции. Командир батальона, полковник Камионко обещал прислать смену 26-го вечером.

Дорога на разъезд шла параллельно железнодорожному пути, а почти по середине был довольно глубокий овраг и небольшой лесок, где стояла наша батарея. С ротой было двое саней для вещей, возчики – местные крестьяне, довольно необщительные. Разместились мы в домике стрелочника, хотя и в тесноте, но не в обиде, а главное в тепле. Телефонной связи с Камышевахой не было. Ночь и день 26-го было спокойно. 27-го поднялся туман, и видимость стала очень плохой. Прошло 6 часов, 7 часов… Смены нет. Часов в семь с половиной командир роты и я вышли на двор, поговорили с часовыми и услышали частую стрельбу влево от нас. Там где-то должна была находиться 1-я офицерская рота. Как внезапно стрельба началась, так и кончилась. На всякий случай выставили еще один пост. Туман усиливался. Смены нет. Часов в девять командир роты решил послать на станцию человека, узнать, почему нет смены. Предложил поехать мне. Взял с собой ударника Украинского, недавно взятого в плен, улеглись в розвальни и поехали.
Collapse )

ЮЛИЯ МЕЙНГАРД. ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ. Екатеринодар, ноябрь 1918 года. Ч.1.

Коротко об авторе.

Мейнгард (Мейнгардт) Юлия Георгиевна (1899, Москва – 1997, С.-Ж. де Буа, Франция), в замужестве Барсова.

Ю.Г. Мейнгард родилась в Москве в семье юриста и общественного деятеля, в будущем видного деятеля партии «Народной свободы» (Конституционные демократы) тайного советника Г.А. Мейнгардта (1866 – 1945) происходившего из потомственных дворян Московской и Тульской губерний и его супруги Софии Александровны Мейнгардт, урожденной Холмской (1872 – 1946). В Москве семья Мейнгардт проживала в собственном 4-х этажном доходном доме в Трубниковском переулке. Он был построен на приданное Софии Александровны. Квартиры сдавались жильцам. Второй этаж занимала семья Г.А. Мейнгардт и его незамужняя сестра Ольга Александровна Мейнградт (1868 – 1953), которая управляла мейнгардовским имением Лески в Одоевском уезде Тульской губернии.

Юлия Мейнгард окончила гимназию в Москве в 1917 г. Осенью 1918 г. семья Г.А. Мейнгардта, включая главу семьи, его супругу Софию Александровну и двух дочерей – Юлю и Налю – Наталию Александровну Мейнгардт (1901 – 1973), младшую сестру Юлии и незамужнюю сестру их отца Ольгу Александровну Мейнгардт покинули Москву. Из путь лежал через германскую оккупационную зону, по территории нынешних Белоруссии и Малороссии. Конечной целью был Екатеринодар, где тогда находилась Ставка Главковерха Добровольческой армии генерала А.И. Деникина. Дорога заняла около месяца. Первое время семья Мейнгардт жила в Екатеринодаре, позднее переехала в Ростов-на-Дону. В конце 1919 г. в связи с наступлением Красной армии на Юге России, они уехали из Ростова. В марте 1920 г. София Александровна вместе с дочерьми Юлей и Налей и сестрой мужа на пароходе «Св. Николай» отплыли из Новороссийска в Константинополь. Вместе с другими русскими беженцами их разместили на острове Антигона на Босфоре. Антигона была под управлением итальянских оккупационных властей. Туда же к ним прибыл и Г.А. Мейнгардт.

Collapse )

Тайна убийства генерала Н. Н. Духонина. Часть 1: показания очевидцев

100 лет назад, 20 ноября (3 декабря) 1917 года, на станции Могилев был зверски казнен Верховный Главнокомандующий Русской армии генерал-лейтенант Николай Николаевич Духонин.

Согласимся с утверждением маститых историков о том, что правдивая история пишется примерно через сто лет после войн и революций… К этому времени раскрывается большая часть архивов, уходят из жизни гении и злодеи – участники тех героических и трагических событий. Уходят в мир иной и родственники – наследники, которые гордились, либо стыдились деяний своих предков.

…"Великую Октябрьскую" чаще всего называют переворотом. И ведь действительно, революции-перевороты совершаются гениями и злодеями, а многочисленные жертвы приносятся во имя «светлого будущего», власти, денег, чрезмерных амбиций вождей и даже демократии… Она была и осталась Великой по своим всемирно-историческим последствиям. Но, как и любая революция, она отбросила наше общество назад.

<…>.
История КПСС и «Краткий курс истории ВКП(б)» называли Могилев контрреволюционным гнездом, «Вторым Версалем», а Верховного Главнокомандующего не иначе как врагом советской власти. Ведь после победы в Петрограде советская власть шествовала по всей Российской империи, победила практически везде, но не в Могилеве.

И всему причиной была Ставка и генерал Николай Николаевич Духонин. Он не только отказался признать новую советскую власть, но и освободил из быховской тюрьмы генералов Л. Корнилова, И. Романовского, А. Лукомского, А. Деникина, С. Маркова, М. Орлова и других, которые на юге России подняли страну на борьбу с большевиками.

Collapse )

Воспоминания о Кубанском походе

Это было недавно и вместе с тем так давно. Такая страшная грань лежит между тем временем и этим, что с трудом верится, что все это было.

Нужно ли в наши сумерки эмигрантской жизни, когда нет просвета в России, а среди эмиграции идет раздробление сил, писать о той заре борьбы с большевиками, какой является Кубанский поход? Нужно ли нам, усталым, изверившимся, говорить о днях надежды и вспоминать людей, горевщих жаждой подвига и веривших в близкое освобождение России?

Я отвечу: да, нужно, ибо не будут спать тихо те, чьи могилы уже заросли травой и сровнялись с землей. Нужно, чтобы «родная страна» могла помянуть их в молитвах своих. Нужно и для нас, чтобы мы не закостенели совсем и помнили бы, что под крышкой с надписью «СССР» лежит Россия и эту крышку надо снять совместными силами русских людей.

Я вспоминаю Кубанский поход. В памяти встают лица, события. Как много героизма, как много страданий! Многих из моих спутников по походу уже нет в живых. Что же из воспоминаний перенести на бумагу? То ли, что особенно больно вспоминать, озаренное ли радостью победы, память ли храбрых почтить? Но как из славной поэмы о борьбе выбросить стих? Да позволено мне будет вспомнить в отрывках и радость, и горе, и дорогих мне лиц, юными погибших мучительной смертью.

Collapse )

Конец Чернецова (эпизоды начала Гражданской войны на Дону). Часть 3

Нас гнали в Глубокую. За нами, почти без строя, шла революционная казачья сила: части 27-го и 44-го полков с 6-й Донской гвардейской батареей. Но Голубов хотел, чтоб Чернецов и мы видели не массу, а строевую часть, не разнузданность, а революционную дисциплину. И, обернувшись назад, он зычно крикнул: «Командиры полков, ко мне!». А когда два казака, нахлестнув лошадей, не забыв по дороге нахлестнуть и партизан, вылетели вперед, Голубов строго прикрикнул: «Идти в колонне по шести. Людям не сметь покидать строя. Командирам сотен идти на своих местах». Казаки-командиры что-то промычали, и один из них, упершись руками в бока, сказал: «А как я погляжу, так наш Голуб и один на один Чернецова порешит, - и, обернувшись к полковнику Чернецову, добавил:
- Ух ты, гад проклятый, туда же... с ребятишками лезешь!

Но его намерение ударить Чернецова нагайкой Голубов остановил властным движением руки и сказал: «Ты не можешь так говорить: Чернецов три раза был ранен, он имеет Георгиевское оружие. Не так ли, полковник Чернецов?». И Голубов победно улыбнулся , Чернецов ехал молча, с высоко поднятой головой и полузакрытыми глазами.

Нас гнали. Если кто из раненных и избитых партизан отставал хоть на шаг - его били, подгоняя прикладами и плетьми. Несколько мальчиков (мы знали, что нас гонят для передачи красноармейцам в Глубокую, знали, что нас ждет), не выдержав, падали на землю и истерически умоляли казаков убить их сейчас. Их поднимали ударами и снова гнали, и снова били. Это была страшная, окровавленная, с безумными глазами толпа детей в подштанниках, идущая босиком по январской степи. Мы прошли давно уже место боя, перерезали шлях и шли прямиком по степи на Глубокую, приближаясь к железной дороге.

Collapse )

Конец Чернецова (эпизоды начала Гражданской войны на Дону). Часть 1

Чернецовщина - это пролог к величайшей трехлетней трагедии, которая войдет в историю под названием вооруженной борьбы на юге России, - первая страница из книги о Белых красных.

Выстрелы при защите 3имнего Дворца и залпы юнкеров на улицах Москвы не были услышаны Россией, и только на Дону стократным эхом отозвались в сердцах детей - партизан есаула Чернецова.

Я не знаю, был ли когда в истории революции более яркий, более бескорыстный и подвижнический пример протеста личности против диктатуры толпы, чем проявленный этими гимназистами, кадетами и реалистами, вышедшими навстречу лучшим солдатам большевистской идеологии, набранным из кадров тюрем и ночлежек под командой писарей и парикмахеров.

В то время еще не было ни белых, ни красных Армий, ни мобилизации, ни ЧК, ни освагов. Белое движение было только проектом пробиравшихся на Дон узников из Быхова, а в Новочеркасске задыхался атаман Каледин. Россия лежала распластанной в мертвом равнодушии, когда на границах Дона, на железнодорожных колеях столкнулась городская чернь со своим первым и заклятым врагом - детьми-партизанами. И уже потом, в дальнейшем движении, всколыхнувшем всю Россию, борьба никогда не была более жестокой, чем между этими первыми добровольцами двух идеологий.

Николай Туроверов, 1917 г....Я задержался на партизанах, чтобы легче подойти к образу их вождя, есаула Чернецова. Партизаны его боготворили, и это его лучшая характеристика. У него была наглая военная дерзость, исключительная способность учитывать и использовать обстановку и беспрекословно подчиняющая воля. В первый раз я с ним встретился зимой 1916 года, на одном из вечеров в тесном зале Каменского клуба. Он был ранен в ногу и ходил с палкой - среднего роста, плотный и коренастый, точно сбитый. Я запомнил его темные насмешливые глаза и смугло-розовый цвет лица. Я не имел тогда возможности, находясь в Военном училище, принять личное участие во всех многочисленных героических и победных эпизодах детского похода на Дону; я встречал лишь в декабрьские дни на черкасских улицах эти единственные фигуры в коротких, кожей наверх, полушубках, как и трупы их в простых гробах по дороге от собора на кладбище, всегда в сопровождении атамана Каледина.

Collapse )