Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Руководители РОВСа и РИС-О обратились к властям Российской Федерации и г. Севастополя



От Редакции: Севастополь продолжают будоражить протестные акции, организуемые левыми вокруг темы предполагаемой установки в этом городе, т.н. «памятника примирению Красных и Белых». Идею «красно-белого» мемориала не поддержали ни «красные», ни «белые». Но очевидно, что революционно настроенные деструктивные силы пытаются активно использовать данный повод для нагнетания политической напряжённости на Крымском полуострове; что эти силы заинтересованы вовсе не в прекращении гражданского противостояния, а напротив — нацелены на новое его обострение.

Однако вопрос о сооружении такого памятника касается не только узкой группы идейных преемников Ленина и Троцкого, Землячки и Бела Куна, всё ещё обуреваемых перманентным революционным зудом. Вопрос этот касается всего нашего народа. И, конечно, было бы неправильно решать его без учёта мнения потомков участников Белого движения и правопреемников тех, кто в ноябре 1920 г. ушёл из Крыма под Русскими Национальными и Андреевскими флагами с кораблями Черноморского Флота. В этой связи руководители двух старейших русских национальных организаций, основанных в Белой эмиграции — Русского Обще-Воинского Союза (1924 г.) и Российского Имперского Союза-Ордена (1929 г.) — напрямую обратились к властям РФ и города Севастополя, а также к руководству Российского военно-исторического общества (РВИО), дабы довести до них свою позицию. 16 марта 2020 г. текст публикуемого ниже Обращения был направлен: Президенту РФ В.В. Путину, Министру Культуры РФ О.Б. Любимовой, Вр.и.о. Губернатора г. Севастополя М.В. Развозжаеву и Председателю РВИО В.Р. Мединскому.

_________________________________________________________________________

Collapse )

Мятеж - имя третьей всемирной.Раздел II. Народные движения. Глава 11. О психологии мятежевойны

Проблемы психологии классической войны освещены в русской военной литературе в трудах генералов Головина («Исследование боя» и др.), Краснова («Душа армии»), Симанского («Паника в войсках»), Геруа («Полчища»), Ольховского, полковника Дрейлинга и т. д. (из иностранных авторов нельзя не упомянуть Лебона). Над психологией партизанского воевания работает генерал Хольмстон («Война и политика» и др.). Тому же Лебону принадлежит труд о психологии революционных движений. Открытыми остаются проблемы комбинированной психологии войска и революционных движений, психологии мятежевойны. Робея перед необъятностью этой неисследованной области, попытаемся сделать один шаг через границу ее.

Старые аксиомы психологии войска должны быть видоизменены, потому что видоизменилось войско. К воину- гражданину мало приложимы суворовские требования «солдату быть справедливу, благочестиву», в строю ему быть как на священнодействии; он должен приучать себя к «неутомимой бодрости», ибо она есть «постоянная основа смелости и храбрости, которые суть быстротечные порывы». Воина-гражданина за его короткую и вольготную службу почти ничему воинскому не приучают: воинское сознание - добродетели, обязанности, навыки - не успевает углубиться в его подсознание и ему чуждо то, что Суворов выразил словами «Победи себя, будешь непобедим». Мера тягот, лишений и опасностей, которую может перенести воин-гражданин, зависит от переменчивых настроений, не регулируемых ни глубокой самодисциплиной, ни строгой дисциплиной. Поэтому предел моральной упругости современного войска невысок.

В иррегулярном войске предел этот еще ниже, потому что партизаны, диверсанты, террористы стоят, с военной точки зрения глядя, еще ниже солдат-граждан. Другая кате-гория иррегулярных участников мятежевойны - партийные и иные сообщества, случайные толпы и революционно-взволнованные народные массы - не имеет сколь-нибудь постоянного предела моральной упругости: иной раз они способны на большое и длительное усилие, а иной раз ни на что неспособны. Гитлер поставил сотни тысяч женщин в зенит-ную артиллерию и сотни тысяч 15-16-летних юношей в боевое ополчение. Народ выдержал это усилие, а через 10 лет он с трудом согласился дать 10 000 солдат для образования первых полков нового войска. Народом руководит не интеллект, а инстинкт, в революционном же народе аффект часто доминирует над инстинктом. Толпа знает два состояния: либо безмолвствия и бездействия, либо буйства, когда она находится под действием эмоций ненависти или преданности, страха или отваги, алчности или энтузиазма, когда она становится возвышенно-восторженной или низменно- криминальной, причем эти два состояния могут легко и быстро сменяться.

Collapse )

Самооценка и смирение


Обратившись ко взглядам психологии на нормы самооценки, мы узнаем, что психически здоровый человек всегда оценивает свои способности немного «выше среднего». С точки зрения психологии, это является необходимым признаком здоровой психики, поэтому так и называется – здоровая самооценка. О необходимости соблюдения этого условия нам приходилось слышать и от православных психологов. На вопрос о том, как же это условие согласовать с необходимой для нашего спасения добродетелью смирения, они лишь недоуменно разводили руками. Заниженная самооценка влечет за собой шлейф из комплексов неполноценности, депрессивные состояния и, как следствие, психические отклонения, алкоголизм, наркоманию и суицид.

Но как принять это положение, будучи православным человеком? Ведь согласно святым отцам, без смиренномудрия остается недостижимой не только святость, но и спасение вообще. Именно смирение является необходимым основанием христианского совершенства, так что, по выражению преподобного Амвросия Оптинского, христианское совершенствование есть, прежде всего, совершенствование в смирении, «то есть в том, чтобы считать себя в чувстве сердца хуже и ниже всех людей». О том же учат все святые отцы, согласно которым для спасения необходимо уничижение, заключающееся в том, чтобы «быть ниже бессловесных».

Collapse )

Тайна искусства командования заключается в самовоспитании

Все вышесказанное о принципах командования оставляет впечатление, что искусство командования одним как бы прирожденно, другим же достается лишь как результат серьезного изучения и продолжительного труда над самим собой. В среде командного состава можно встретить и тех, и других, но всем нужно посоветовать не оставлять привычки к анализированию всего относящегося к военной педагогике и к выработке собственного характера. Много между нами так называемых добрых малых, людей, наделенных отличными качествами, прекрасных товарищей, но несущих свой крест изо дня в день и не желающих слышать о принципах и методах. Таких жаль, потому что при всех своих симпатичных чертах, они никогда не смогут взять себя в руки, а потому никогда и не сделаются хорошими командирами.

Чтобы быть на верном пути совершенствования, надо иметь в виду тот идеал, к достижению которого человек решил стремиться. Для нас этим идеалом будет великое нравственное совершенство безупречного начальника. Только страстное желание достигнуть этой нравственной высоты приучает к постоянному самоизучению и самоусовершенствованию. Надо вступить в командование самим собой, чтобы ежедневной практикой достигнуть развития тех благородных сил, отвлеченный облик коих нам представляется. Ежедневно со страстной настойчивостью, не знающей слабости, будет совершаться дело командного воспитания.

Великое нравственное достоинство, которое будет в этом случае господствовать в человеке, заставит его ежедневно находить практическое ему применение. То он отвергнет несправедливость, то отступится от заведомой лжи, воздержится от излишней жестокости или без колебания примет на себя тяжкую ответственность. Служба и жизнь станут как бы постоянной практикой развития нравственных сил, а с помощью подобного режима выработается и характер.

Если подобный идеал трудно осуществить, то все же можно к нему стремиться при условии обладания хотя несколькими искорками священного огня. Люди, воспитанные в идеях личных интересов и эгоизма, не годятся для дела командования, если не произойдет в них оздоровляющая реакция до того возраста, когда человек сформирован окончательно.

Люди, хоть и недеморализованные эгоистическими тенденциями, но усвоившие себе нравственность податливую, уклончивую, да притом находящие себя уже устаревшими для тех сильных порывов, которых требует служба идеалу, — тоже не годятся для командования. Кроме того, следует не забывать и старую мудрость: чтобы уметь командовать, надо прежде всего научиться повиноваться.

Встречаются люди, способные к некоторого рода командованию, хотя и несовершенному, но очень могущественному. Это характеры благородные, рыцарские, которые не задумываются отдать всего себя на дело благородное. Обыкновенно им не хватает последовательности, организаторского таланта, необходимого военачальнику. Но они преисполнены лояльностью, храбростью, добротой, чувством воинской чести и товарищества, они готовы на подвиги мужества и благородства. Если им дать старые, боевые войска, привыкшие в воинской чести видеть достаточную побудительную причину для преданности своему долгу, то такие войска пойдут за ними повсюду и пожертвуют собой с охотой, чтобы загладить ошибки своего начальника. Но такое командование не всегда верно. Таким начальникам не хватает способности самоизучения и господства над собой. Горячность крови делает для них трудными обязанности продолжительные, требующие терпения. Чувство долга им присуще в качестве инстинкта, они никогда не дадут себе труда об этом поразмыслить. Войну они любят за благородную страсть, которую она будит в их груди, за опасности, возбуждающие в них радость сознания своей храбрости. Можно стремиться и к осуществлению подобного типа, если думать только о себе самом, дешево ценя остальное: результат командования, жизнь подчиненных, успех боя. Начальник не должен любить войну ради самого себя, ради добывания собственной славы и наград. Свои воинственные порывы надо держать на привязи, путем высшего самоотречения вытравлять из своего сердца всякую амбицию, заменять ее чувством долга, сознанием великой ответственности перед Родиной и сосредоточить все свои силы на помыслах о боевом успехе своей части при возможно меньшем количестве потерь. Не говорю, конечно, о тех случаях, когда потребуется всем лечь костьми без рассуждения. Эти случаи могут быть, но они не поддаются исследованию.

Воинственные натуры, в общем, не умеют командовать. Они хотят все извлечь из собственного фонда, отказываясь исследовать, подготовлять, организовывать. Натуры, так сказать, менее возвышенные могут достигнуть несравненно большего могущества в деле командования путем размышления и силою воли. В этом-то самовоспитании и заключается тайна искусства командования.

А. Апухтин

#РОВС #военноедело #военнаяслужба #Русскаяармия #офицер #кодексчести