Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Русского медведя придумали русофобы?


Подавляющее большинство россиян − почти две трети − назвали медведя наиболее удачным символом России. Некоторые видят в этом традицию, но само существование такой традиции − миф. Наши предки не ассоциировали свою страну с медведем, так делали их непосредственные враги, в первую очередь англичане. Почему же теперь мы перенимаем символы, которые изначально были русофобскими?

Интересно, что популярность медведя, как символа России, распределена по стране более-менее равномерно. Да, при ответе на вопрос социологов женщины вспоминали про косолапого хищника чуть реже, чем мужчины, а сибиряки и москвичи чуть чаще, чем все остальные, но усредненный рейтинг медведя – это почти 65%.

«Выявление символов и архетипов помогает понять состояние массового сознания. Россияне в этом смысле продемонстрировали традиционную приверженность образу медведя, олицетворяющего, по их мнению, нашу страну», – заявили по этому поводу в ФОМ.

Возьмем на себя смелость поправить социологов: «приверженность образу медведя» никак нельзя назвать для России «традиционной», эта ассоциация закрепилась совсем недавно – уже после того, как Олимпийский Мишка взмыл над «Лужниками» и полетел в свой сказочный лес. Более того, олицетворять Россию с медведем придумали ее геополитические противники, и в этом олицетворении немало из того, что мы понимаем под русофобией.

Collapse )

Цитаты. Свт. Николай Сербский (Велимирович)



Всё держи на дистанции, а душу приближай к Богу. Если прольёшь в огонь воду, не будешь иметь ни огня, ни воды. Если пожелаешь чужого, возненавидишь своё, потеряешь и то и другое. Если приблизишься к служанке, как к жене, не будешь иметь ни служанки, ни жены. Если часто пьёшь за чужое здоровье, потеряешь своё. Если постоянно считаешь чужие деньги, всё меньше будет своих. Если постоянно считаешь чужие грехи, будешь множить свои. Если, преследуя лисицу, настигнешь её – вернёшь петуха; если, преследуя медведя, настигнешь его – петуха не вернёшь и себя погубишь.

свт. Николай Сербский

#Православие #Церковь #проповедь

Капитан Империи и его корабль



1 июля 1882 года в Нижегородской земле родился Петр Нилович Черкасов. Он принадлежал к русской морской аристократии. Его отец – капитан I ранга Нил Васильевич Черкасов и братья: Анатолий и Владимир всю свою сознательную жизнь отдали русскому флоту. Старший брат Анатолий погиб в 1904 году при учебном погружении подводной лодки «Дельфин», а Владимир Нилович, как командир дивизионного эсминца и позднее, как человек много сделавший для развития морского плавания в российских северных водах.

Аристократичность определяется не кичливостью своим происхождением («серебряной ложечкой во рту»), не богатством и даже не особым эстетизмом. Аристократ в мирные годы может и хрустеть французской булкой, и лакать коньяк в дорогих ресторациях, но приходит война…

И он жует черствую корку хлеба в окопах, замерзает на Шипке вместе с рядовыми бойцами или погружается в свинцовые воды холодного мрачного моря вместе со свои гибнущим кораблем, первым идет в атаку и всегда готов исполнить свой долг – стоять за родную землю до смертного часа.
Collapse )

Жандармы против революционеров. Михаил Фридрихович фон Котен

Среди жандармских и полицейских чинов МВД имперской России хватало достойных офицеров, у которых есть чему поучиться и нынешнему поколению. Несмотря на столетнее забвение и попытки очернить их имена, нет оснований усомниться в честности, порядочности тех, кто ушел в историю, сохранив чистоту мундира.

Генерал-майор Отдельного корпуса жандармов Михаил Фридрихович фон Котен, несмотря на определенно нерусские корни, до конца дней оставался искренним патриотом Отечества.

Его биография, впрочем, вполне типична для отпрыска из знатной, но небогатой дворянской семьи потомственных военных, имеющих шведские корни. Родился он в Виленской губернии в 1870 году и по достижении соответствующего возраста был принят в Полоцкий кадетский корпус. Далее – 1-е Павловское военное училище. Показав по его окончании отличные знания, Михаил продолжил учебу в Николаевской академии Генштаба и окончил ее в 1899 году по первому разряду.

Дослужившись до должности помощника старшего адъютанта артиллерийского управления Виленского военного округа, ротмистр фон Котен накануне Русско-японской войны был переведен в распоряжение Санкт-Петербургского градоначальника, подчинявшегося МВД. Оставаясь на хорошем счету, артиллерийский офицер все-таки выбрал полицейскую службу, казавшуюся ему более живой и интересной, чем армейская рутина.
Collapse )

«В палате умирает офицер...»


В палате умирает офицер,
Врачи снуют и шепчутся растерянно,
Решение: принятье срочных мер,
Последний шанс, последний — не потерянный,
Был месяц в коме молодой старлей,
Вернее — плоть, изрытая гранатою,
Одиннадцать легло богатырей
Под полностью разрушенной заставою,
А он один, оставшийся в живых,
В бреду кричал, что бойня не кончается,
Лишь под наркозом, наконец, затих,
И, улыбнувшись, вымолвил: «Красавица!»
Никто не понял этот тихий зов,
Понятно: бред, сказал непреднамеренно,
А он уже не слышал докторов,
И острый скальпель впился в плоть уверенно...

В посёлке появился новый пёс,
Вернее: псина — уши, хвост, как водится,
Но в ранах бок, нет на спине волос,
Да, не собака — чистая уродица,
Вот ковыляет, лапу волоча,
Оближет раны и лежит бессильная,
Питалась бросом, так, по-мелочам,
А ночью выла, ну, тоска могильная...
Уродицей её и нарекли,
Ругали, гнали и, порой безжалостно,
Её сживали люди, как могли,
А то: плеснут ей вслед помойной гадостью,
Она терпела; с жалобой к кому
Пойдёт собака тощая убогая?
А ночью она выла потому,
Что жизнь была с ней через меру строгою...

«Так, он спасён!? — воскликнул генерал,-
Спасибо вам, профессор, преогромное!»
«Мой сын живой и кризис миновал» —
дублировал он в трубку телефонную..
.И не было счастливее отца
В тот день во всей Вселенной обитаемой,
Вторая жизнь для сына-молодца,
Подарок Свыше, долгоожидаемый...
Немедля, генерал завёл свой «Джип»:
«Скорее, к сыну, повидаться, встретиться!»,
Нажал педаль, рукой к рулю прилип,
«Какое счастье! Даже и не верится!»
На полпути внезапно тормознул,
Подумал, что виденье надвигается,
Но, приглядевшись, радостно вздохнул,
И, улыбнувшись, выкрикнул: «Красавица!»
Её нашли сдыхающим щенком,
Разбита лапа, с голоду не лается,
Кормили и лечили всем полком,
И имя дали нежное — Красавица,
Любимицею стала у солдат,
В свободный час — утехой и забавою,
Особенно её любил комбат,
А сын его командовал заставою...
И, часто, прихромав к передовой,
Считая своим долгом обязательным,
Она, как наблюдатель-рядовой,
Смотрела вдаль внимательно, внимательно,
Потом старлей её рукой трепал —
И точно знал: ей очень это нравится,
Какой восторг: он в ухо ей шептал:
«Красавица, Красавица, Красавица»...

В один из дней случилось всё не так:
Старлей был строг, не гладил по привычному,
Собака ощутила — это знак,
Случилось что-то... что-то необычное...
И вот, зашевелилась полоса,
На склоне гор, среди деревьев, в просини,
Чужие загалдели голоса,
Завыли миномёты, загундосили,
Разрывы по-началу вдалеке,
Потом всё ближе, метче и накладистей,
Двенадцать залегли на бугорке,
Отстреливаясь от незванной напасти,
Тринадцатая, сжавшись вся в комок,
Скулила, толь от страха, толь от жалости,
Секунды, свист, внимание, прыжок,
И стихло всё, растаяв в безвозвратности...

«Нельзя с собакой, да ещё с такой!» —
кричала медсестра, смотря с тревогою,
«Да не собака это, а герой! —
с ней спорил генерал, неся убогую,
-Он должен её первой увидать,
Тогда посмотришь, сразу же поправится!»
Сестра успела только лишь сказать:
«Профессору такое не понравится!»
А в это время, приходя в себя,
Старлей, дыша под маской кислородною,
Увидел бой и линию огня,
Гранату рядом противопехотную,
И несколько сосчитанных секунд,
До взрыва... мысли: закричать иль каяться?
И до того, как вверх взметнулся грунт,
Собой его накрывшая Красавица...


Александр Юфик

#стихи #поэзия #офицер #солдат #собака #друг_человека #подвиг

Иван Ильин. Я ВГЛЯДЫВАЮСЬ В ЖИЗНЬ. Книга раздумий. Забота

Если бы только можно было избавиться от забот! Если бы только иметь беззаботную жизнь! Но это, к сожалению, невозможно…

Почему же это так невозможно? Нужно только преодолеть заботу! Для этого надо лишь немного духовной свободы!

Человек никогда не бывает до конца удовлетворен. В нем всегда возникают новые стремления, всегда громоздятся новые желания и новые потребности. Достаточно ему лишь заглянуть в будущее или подумать о «завтра-послезавтра», как начинают бурно разрастаться сорняки заботы. Ибо будущее всегда туманно; и кто знает, что поджидает меня завтра-послезавтра? А в мире буржуазной самостоятельности и самообеспечения, где каждый думает о себе и только о самом себе, где никто не думает о другом, где все вокруг так адски жестоко хозяйничает, — там системой жизни становится неуверенность, а неприятный, неожиданный случай — властелином будней. Забота держит всех нас в цепких когтях. Как мусор на улице, подхваченный и несомый порывом ветра, она входит к нам в открытое окно будущего. Так было всегда, так будет всегда. Что можно здесь «преодолеть»?

Будущее остается, остаются и потребности, и неуверенность не исчезнет. Вот окончательно разоблачен и большой обман коммунизма: ибо его попытка упразднения неуверенности, обеспечения всех и удовлетворения всех потребностей создала как раз прямо противоположное. Еще никогда и нигде, как только под игом этого централизованного безумия, не была так ужасающа общая неуверенность, настолько неслыханна всеобщая нищета, так удручающе бремя лишений. Только в том смысле он «обеспечивает» всех, что топит всех в «изнурительной заботе»…

Collapse )

Записки Добровольца. Иловайск. Ч.5.

Как-то я решил лечь спать пораньше и задремал уже на своем матрасе, как вдруг «случилось». Дикий грохот вывел меня из страны Морфея, я подскочил над матрасом, кажется, на метр, подвал ходил ходуном, с потолка сыпалась цементная пыль, через вход врывались отсветы разрывов. Через несколько секунд все стихло. В ту ночь к нам прилетело три ракеты Града, две разорвались у входа, а третья, попав в верхнюю часть здания, как ни странно, не причинила вреда, только часть кирпичной кладки немного вздулась пузырем во внешнюю сторону. А, вот, ворота гаража и асфальт перед зданием были посечены по полной программе. А через пару дней начался штурм, и как было очевидно, противник решил вклиниться между нашими частями, стоящими в Иловайске и Моспино, благо рукав шириной в четыре с половиной километра нами никак не контролировался. Так ВСУ оказалось сначала в Грабском, потом в Кобзарях, а потом и в Зеленом, а мы соответственно почти в окружении.

К вечеру первого дня штурма основные бои были за описанную выше дамбу, к вечеру обозначился глубокий прорыв техники противнике: два БТРа, к примеру, на повороте с трассы к селу Грабское (это вообще был наш тыл). Была спешно создана «летучая» группа, в которую я вошел как гранатометчик. Теперь у меня хоть был второй номер, им естественно стал дядя Женя, взявший себе вполне православный позывной «Инок» (среди наглухо нецерковных шахтеров, большинство из которых за всю жизнь, думается мне, не видели ни одного монаха, этот позывной вызывал большие трудности и превращался то в «Инку», то «Инка»…) В итоге группа наша прошла от блокпоста по ночному уже городу до его самого северо-западного угла, среди долгого пути по улицам частного сектора мне запомнилась картина нашего работающего Града (две машины перекинули на кануне, всеобщее ликование по этому поводу было несколько омрачено известием, что на каждую установку имеется только по одной «катушке» ракет). Я смотрел вдоль улицы и в самом ее конце, из-за домов поднимались в небо ярко-розовые хвосты невидимых на черном ночном небе ракет, они были наклонены под углом 45 градусов, но почему-то летели почти вертикально вверх лишь немного отклоняясь вправо, летели одна за другой и преодолев незримую глазу черту покорно гасли, летя уже по инерции.

Collapse )

Не будите Русского медведя!



Милые заморские соседи,
Сытые, вальяжные, как боги,
Не будите русского медведя.
Пусть он мирно спит в своей берлоге.

Не мешайте царствовать и править,
Есть и пить, покуда сердце бьётся.
Вы себе не можете представить,
Чем для вас всё это обернётся!

Вы уже не раз его пинали,
Унижали, посыпали пылью,
На берёзе русской распинали,
Жгли огнём и в омуте топили.

И когда уверенность в победе
Доводила вас до сладкой дрожи,
Рык утробный русского медведя
Раздавался вдруг у вас в прихожей.

Что ж вам, братцы, дома не сидится?
Так и тянет, прилетев на запах,
Щедрую российскую землицу
Взять и отобрать у косолапых!

Сколько лет мыслишкою лукавой
Ваши переполнены газеты,
Мол, "какое мы имеем право
На одну шестую часть планеты!?"

Мы сюда пришли по божьей воле,
Честь свою ничем не замарали.
И не вам судить о нашей доле!
Мы своё богатство не украли.

Наши нерушимые основы –
Паруса, полозья да подковы,
Беринги, Хабаровы, Дежнёвы,
Ермаки, Поярковы, Зайковы.

Дамы, господа, синьоры, леди,
За черту ступая ненароком,
Не дразните русского медведя:
Ваше баловство вам выйдет боком.

Вы его обманете стократно,
В кабаке обчистите до нитки,
Ведь у вас любая милость – платна,
Ваши боги – золотые слитки.
Ваше кредо – разделяй и властвуй,
Ваша правда – это правда Силы.
Вы привыкли восседать над паствой,
Неугодных одарив могилой.

А вот русский в каждом видит брата,
Не приемля скаредность и лживость.
Для него всего важнее – Правда,
А всего дороже – Справедливость.

Потому со дна любого пекла,
Где никто другой не сможет выжить,
Русский вдруг поднимется из пепла,
Из трясины и дорожной жижи.

Выветрит угар кровавой битвы,
В чистом роднике омоет очи,
Пред иконою прочтёт молитвы...
И придёт к вам в дом однажды ночью.

Весь пропахший порохом и кровью,
Поведя вокруг усталым взором,
Он замрёт у вас над изголовьем
И в глаза посмотрит вам с укором.

И пока вы свет не погасили,
Спросит он, былое подытожив:
-Ты зачем пришёл ко мне в Россию?
Или я тебе чего-то должен?

Вы поймёте, что пришла расплата.
Но платить, как оказалось, нечем.
Русский бы простил, наверно, брата.
Только ж вы не брат ему, а нечисть.

И душонку, сжавшуюся в плоти,
Теребя под хмурым взглядом гостя,
Вы тысячекратно проклянёте
Глупую идею «Дранг нах Остен».

Жаждущие новых территорий
Для бейсбола, регби или гольфа,
Почитайте парочку историй
Про Наполеона и Адольфа.

Поумерьте пыл парадной меди!
Отвечать за глупости - придётся!
Не будите русского медведя.
Может быть, тогда и обойдётся.

Константин Фролов-Крымский