Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Что общего между Сталин-доннером и ВкусВиллом?

       


А на самом деле - немало. Вы помните, как с полгода назад нас пытались накормить такой вот шаурмой? "От Берии, с соусом ткемали..."

Напомню о том, что в зимнем скандале самое значимое. Допустим, что уроженец города Кувандыка Станислав Вольтман - просто искренне верит, что при товарище Сталине жить было лучше, жить было веселей. Но почему - НКВД? Почему не Любовь Орлова, почему не ВДНХ, ради успехов которой трудятся пылко влюбленные свинарка и пастух? Почему не задорные пляски ряженых кубанских казаков? Пропаганда была не дура, умела лепить красивенькие образы, выбирай не хочу.

Вольтману же нужно связать сталинскую тему именно с застенками, пытками, смертью, а застенки, пытки и смерть скормить как вкусненькое. А учитывая то, что Станислав Вольтман - бывший семинарист (почти тянет на расстригу) а потом еще и немножечко поучился в Сорбонне, он превосходно понимал, чего хочет.

Понимаем ли мы? По сути всё это (считая инициативу ВкусВилла) намеренное кощунство, антипричастие, магизм: скормить идею.

Collapse )

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ В АРМИЮ (Часть 2).



Ссылка на часть 1 — https://www.livejournal.com/update.bml

На следующий день 29-го апреля, после утреннего завтрака, мы собрались на пристани. Для того, чтобы попасть на шхуну, мы должны были проплыть довольно больной кусок на веслах, на плоскодонке. Берег был очень мелкий, и парусные суда останавливались на своем маленьком рейде. Кроме нас и старика, было еще 15 человек, так что всего набралось 22 пассажира. Мы заняли рыбный средний трюм и устроились в своем роде прилично, если не считать ужасного рыбного запала. Но дело было не в запахе. Мы были рады, что разместились отдельно от наших разношерстных спутников, подозрительных и хамоватых студентов, армян и других неприятных личностей. Около 12 часов дня мы вьшли в море. Дул попутный ветер, но не сильный. К вечеру поднялся небольшой шторм, а ночью пришлось даже убрать паруса, так как управление сделалось невозможным. Но к утру погода снова установилась, и мы часам к 8-ми вечера благополучно дошли до Астраханского рейда, где на якорях стояли барки, к которым нам нужно было пристать. Когда мы только еще подходили к рейду, мы еще издали заметили освещенные суда. Эта красота среди моря в сумерки видеть освещенные корабли, мне врезалась в память. Особенная, еще неведомая мною жизнь - жизнь на корабле среди шумного моря, открывалась предо мной. Точно в степи стояли эти корабли, равномерно покачиваясь, омываемые волнами, вдали от людской суеты.

По трапу мы поднялись наверх. На палубе нас встретили какие-то люди и повели вниз в помещение, в котором мы поселились в ожидании парохода на Астрахань. Через полчаса пришли красноармейцы, устроили обыск нашим вещам и спросили, нет ли у нас оружия. Получив отрицательный ответ и ничего не найдя в наших вещах, они быстро удалились и оставили нас в покое. Но один момент был очень неприятный для меня. Когда начался просмотр вещей, и мы развернули наши свертки, положив вещи спереди себя на койки, я стал перебирать свои рубашки и белье и к ужасу своему заметил, что на самом конце, между последней парой белья, лежали мои серебоянные шпоры. За всю дорогу я не разворачивал свертка до конца, а брал необходимое сверху из того, что мне было нужно, поэтому я не мог знать всего содержимого моего пакета, завернутого просто в газетную бумагу. А шпоры были очень изящные, которые я носил еще в бытность мою в Николаевском Кавалерийском Училище и которые я получил в подарок от моих однокашников за хорошую езду. Вынимать эти шпоры было уже поздно, могли заметить, да и спрятать их было некуда, кругом только голые нары. И я быстро решил ничего не предпринимать, оставить мои шпоры там, где они были ждать, пусть будет, что будет. Я стоял последним в очереди, ко мне подошел только один красноармеец, поднял только две верхние рубашки и этим удовлетворился. Господь уберег меня от большой неприятности и сохранил. Невольно вспомнил я надпись на моей иконочке "спаси и сохрани". И она меня спасла. Разгляди красноармеец до конца мое белье и найдя такие шпоры, не выпустили бы меня, а может быть и всем остальным пришлось бы пережить много тяжелого.

Оказывается, наши барышни Никулкины, которые нам с Чегодаевым приготовили свертки, положили в белье мои шпоры, так как я ведь отправлялся в армию и там мне их будет нехватать. Вот как лучие стремления могут оказаться роковыми.

Collapse )

Кто виноват в росте цен на продукты



Подорожание продовольствия продолжает тревожить россиян. Власти купировали резкий всплеск цен на сахар, зерно и масличные в прошлом году. Однако в этом году выше инфляции стали расти цены на другие продукты: овощи, курицу и яйца. Удастся ли это остановить и где кроются новые риски роста цен?

В настоящее время на фоне нестабильной мировой конъюнктуры обостряются проблемы с резким колебанием цен на социально значимые продукты, заявил президент России Владимир Путин на заседании Высшего Евразийского экономического совета в пятницу. «Мы признательны партнерам за поддержку российской инициативы по нормализации ситуации в этой сфере, и у нас конкретные есть решения по этому вопросу», – сказал глава государства.

Он привел пример решения ценовой проблемы на рынке сахара. В декабре 2020 года сахар в России подорожал более чем на 70% в годовом выражении. Правительство решило зафиксировать максимальные цены на него. И государства ЕврАзЭС поддержали такое решение. В итоге ситуация на рынке сахара стабилизировалась. Меры относительно других видов продукции при необходимости нужно принимать столь же оперативно, заявил президент.

Collapse )

Вся правда о "хрусте французской булки" 2.


За хлебом - как в сказку

Продолжаем разговор о том, почему новые красные, сиречь нуворужи (да, это из французского) устраивают всесмехливый ад вокруг образа хлеба?

Постепенно мы размотаем этот небезынтересный клубок до конца.

Настоящая французская булка, это не полдник дореволюционного рабочего, как мы уже говорили, а скорее багет. Длинный и действительно очень хрустящий хлеб, вероятно и вдохновивший ошибкою автора песенки.


Французский багет, который перепутали с русской "французской" булкой. Да, он хрустит.

В Российской Империи багетов не пекли. У нас были свои сорта – не хуже, а то и лучше.

Были.

Collapse )

Вся правда о "хрусте французской булки" (Часть 1)


В моем детстве она откликалась на псевдоним "городская".

Иной подлец, думая, будто удачно паясничает над другими, в действительности раскрывает свою собственную душонку до самых непристойных глубин.

Очень удачным таким примером я как раз считаю всё кривлянье про «хруст французской булки».

Но по порядку.

Французская булка не хрустит. (Разве что край гребешка). Она упругая, тугая. Ее не едят вечерами, что упоительными, что не очень.

Самое интересное – это не господское кушанье. Эпитет обманул тут всех, что автора неграмотной песенки, что свору нуворужей, в равной мере ассоциирующих всё «французское» с «барами».

Collapse )

Что кладут в пайки бойцов спецподразделений, морпехов и десантников

В марте 2021 года в войска поступят новые индивидуальные рационы питания.

В Российской армии два стандартных пайка – ИРП-П и ИРП-Б. Индивидуальный рацион питания повседневный (ИРП-П) предназначен для поддержания сил бойцов в случае отсутствия доступа к полевой кухне, а индивидуальный рацион питания боевой (ИРП-Б) – в полевых условиях.

Внешне коробка, в которой хранится сухой паек, никак не изменилась – она по-прежнему выполнена в темно-зеленом и салатовом цветах. Мне достался рацион, предназначенный для бойцов ВДВ, поэтому на передней части красуется эмблема воздушных десантников и их девиз: «Никто, кроме нас».

Вместе с содержимым коробка весит 1,47 кг. Калорийность пайка зашкаливает – в нем целых 4500 калорий, тогда как в обычном армейском пайке 3590. Эти параметры идеально подходят под главные условия, которые выдвигались командованием ВДВ, – паек легко переносить, он достаточно калорийный, чтобы боец мог поддерживать силы на протяжении всего дня.

Collapse )

Кавалеры Ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Карл Иванович Бистром



Карл Иванович Бистром, (1770 — 1838) — русский военачальник, генерал-от-инфантерии, генерал-адъютант.

Награжден 3 степенями Ордена Святого Георгия:

IV степень: за храбрость в сражении при м. Чарнове 29.01.1806 г.
III степень: за храбрость в сражении под Красным 03.06.1813 г.
II степень: за отличие в сражении Остроленке 30.05.1831 г.

Во время войны 1806—1807 годов Бистром заявил себя одним из храбрейших полковых командиров и за дело при Чарнове 29 января 1806 году награждён орденом св. Георгия 4-й степени № 710.

Редакция Переклички

#герои #Орден_Святого_Георгия #РИА

Закупки на случай большой войны



Паника, связанная с коронавирусом, была, с одной стороны, весьма забавной, а с другой стороны — весьма поучительной. Население во многих странах, не только в России, бросилось в магазины и на рынки скупать всякие товары.

Забавным было то, что одним из главных предметов вожделения стала туалетная бумага, значение которой в подобной ситуации рационально понять невозможно. На эту тему появилось много шуток. Был и национальный колорит. Мне рассказывали, что во время продовольственной паники в Бишкеке приезжали жители близлежащих сел, часто прямо верхом на лошадях, и сметали с прилавков все подряд. Какая картина! Всадник заезжал прямо в базарный ряд, кидал торговцу комок сомов, не торгуясь, хватал мешок муки, как кокпарного барашка, кидал его через седло — и был таков. Еще можно камчой огреть любителей хватать чужое. Говорили, что торговцы в то время распродали все, включая и просроченные продукты.

Поучительный момент же состоит в том, что некоторая часть населения реагирует на некоторую критическую ситуацию совершенно неадекватно. Ну да, при угрозе распространения вируса побежать толкаться в толпе в магазине или на рынке — это то, что надо сделать в первую очередь. Паникерам не пришло в голову, что достаточно одного инфицированного, который почихает в толпе, чтобы значительная часть из них заразилась. Вообще, толпы, охваченные паникой, — источник серьезной опасности, их лучше сторониться.
Collapse )

В России начинается кампания за отмену продовольственного эмбарго


Рождественская неделя в России – время отсутствия новостей. Неудивительно, что из каждого утюга мы слышим про героическую судьбу, честно говоря, ещё 2 января почти никого не интересовавшего иранского генерала. Наложение двух хоккейных трансляций уже сутки вызывает фрустрацию у граждан, до вечера 5 января считавших себя знатоками этого вида спорта. Поэтому не получили особого резонанса экспертные высказывания об очередной угрозе подорожания овощей и хлеба – мало ли мы этого слышали за последние годы!

Между тем новые угрозы заслуживают пристального внимания. Как минимум потому, что произнесла их руководитель Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда – одна из тех людей, чьи аналитические записки ложатся на столы министров и становятся основой для принятия решений. Одно дело, когда какой-нибудь горе-экономист кричит, что всё пропало, другое – когда предостерегает человек, наделённый вполне реальной, пусть и консультативной властью (вспомните консультанта из «Мастера и Маргариты»).

Ход мыслей Натальи Ивановны следующий: население беднеет, переходит на более дешёвые продукты, спрос на них растёт, а значит, по законам рынка будет расти и их цена. Поскольку спрос вырастет, а предложение останется на прежнем уровне, ведь мы объявили продовольственное эмбарго и не можем дозакупиться на Западе. Всё это относится к овощам, хлебобулочной продукции и самому дешёвому мясу.
Collapse )

Как юнкера "французскими булками хрустели»

Большинство людей, интересующихся историей царской России, пребывают в плену стереотипов и мифов. Взять хотя бы тему юнкеров, которых сперва советская пропаганда сделала "белой костью", а затем попсовая песня накрепко связала с "балами, красавицами, лакеями и французскими булками". И плевать, что чуть ли не подавляющая масса юнкеров была из крестьян, рабочих и других "неблагородных" сословий, а пресловутая "французская булка" считалась дешевой уличной едой для бедных.

Об этой самой булке, которую юнкерам обычно давали к вечернему чаю, они часто вспоминали с иронией, подчеркивая свое полуголодное существование в стенах училища. Потому что стоила такая булка 2 копейки, а выдавали ее не целиком, а по половинке. Так, по крайней мере, было в провинциальных юнкерских училищах, стоявших по рангу ниже столичных военных. В начале ХХ века, после реформы юнкерских училищ, ситуация с питанием юнкеров улучшилась, а до того несколько десятилетий юнкера питались немногим лучше обычных солдат в полках.

Collapse )