?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

На Россию надвинулся роковой 1917 год. 23 февраля ЦИК партии большевиков вывел на улицы Петрограда рабочих с лозунгами «Долой войну!» Генерал Хабалов отказался от применения оружия. Это было непоправимой ошибкой, поскольку на Петроград с двухмиллионным населением было всего 3500 полицейских. Да и эти немногочисленные силы были разбиты на патрули по 2-3 человека, которым было запрещено применять оружие против бунтовщиков. Рабочие отряды легко разоружали этих немногочисленных представителей императорской власти. Беспорядки расширялись. Поэтому были вызваны учебные команды запасных полков гвардии, но и им военный министр Беляев запретил открывать огонь на поражение. Полицейские, избиваемые всеми кому не лень, наконец-то стали применять оружие, но войска фактически сохраняли нейтралитет. По-прежнему Беляев и Хабалов запрещали стрелять в мятежников, не пресекали случаи грабежей и убийств. Хотя, безусловно, применение военной силы в тех условиях свели бы на нет все усилия большевистских заговорщиков. Были случаи, когда отдельные офицеры давали приказ стрелять на поражение, и это действовало на мятежные толпы отрезвляюще. Например, гвардейский подпоручик Иосс, придя со своими солдатами на митинг рабочих казенного трубочного завода, не стал вступать в пустые разговоры, а единственным выстрелом уложил наповал вожака демонстрантов. После этого митинг прекратился, и рабочие приступили к своим обязанностям.

Наконец, 27 февраля в Петрограде произошел первый военный бунт. Унтер-офицер учебной команды Кирпичников убил своего командира выстрелом в спину, взбунтовал часть и вывел ее на улицу. Временное правительство чествовало Кирпичникова как «первого солдата, поднявшего оружие против царского строя». (Накануне 1-го Кубанского похода Кирпичников был арестован в Ростове добровольцами и расстрелян по приказанию генерала Кутепова.) Взбунтовавшиеся войска вышли на улицы и присоединились к отрядам мятежников. Был разгромлен арсенал, безжалостно уничтожены все попавшиеся под руку полицейские, сожжен суд и выпущены из тюрем арестанты, большинство которых были уголовники.

Правительство растерялось. Генерал Хабалов не видел выхода из создавшегося положения. Из 160-тысячного гарнизона у него осталось всего две тысячи верных солдат.

В начале 1917 года А.П. Кутепов (в этот момент он занимал должность помощника командира полка) находился в Петрограде в трехнедельном отпуске. 27 февраля 1917 года Кутепов приказом командующего Петроградского военного округа был назначен командиром карательного отряда: его кандидатуру предложил временно исполнявший должность начальника запасных батальонов и охраны Петрограда полковник В.И. Павленко (его однополчанин) и поддержал Градоначальник А.П. Балк. Кутепов получил под свое командование эти оставшиеся верным императору две тысячи солдат, после чего генерал Хабалов полностью отстранился от руководства. А полковник Кутепов начал действовать! Впоследствии советские историки объявят Кутепова палачом, якобы принимавшим участие в расстрелах мирных демонстраций и других выступлениях рабочих и домохозяек, приписывая ему большое количество убитых и раненных. Это утверждения не совсем соответствуют действительности. Да, Кутепов, как верный приказу воин, пытался навести порядок на улицах столицы. Но подчиненные ему солдаты не расстреливали безоружных рабочих, цель была одна – пресекать грабежи, убийства мирных жителей, возможные диверсии. Оружие применяли только против бесчинствующих анархически настроенных солдат, матросов и большевистских боевиков. При этом, конечно, были убитые и раненные с обеих сторон. Против мирных безоружных жителей оружие не применялось никогда. (В то же время сами большевики 5 (18) января 1918 года безжалостно расстреляли и разогнали в Петрограде мирную демонстрацию рабочих, недовольных разгоном Учредительного собрания, а также нарастающей разрухой, преступностью, голодом.) Отряд Кутепова сначала занял Зимний дворец, но вынужден был его покинуть по требованию Великого Князя Михаила Александровича (которого больше заботила сохранность дворца, нежели наведение порядка в столице). Тогда отряд Кутепова занял Адмиралтейство, но и оттуда ему пришлось уйти по требованию адмирала Григоровича, тоже преследовавшего прежде всего свои шкурные интересы (у него здесь была своя квартира). Тогда отряд Кутепова, в котором оставалось 1100 человек, 12 орудий и 15 пулеметов, занял Петропавловскую крепость. И военный министр лично приказал А.П. Кутепову покинуть крепость и расформировать отряд!

Итак, А.П. Кутепов мужественно выполнял свой воинский долг. Но таких верных и стойких патриотов-монархистов в то время в Петрограде оставалось немного. Часть высшего офицерского корпуса была в растерянности, другие сами стремились совершить личную карьеру в наступавший период безвластия. Царь отрекся от престола, образовалось Временное правительство. На фронте стали создаваться солдатские комитеты, через которые на фронтах стали происходить безумные вещи. Начались притеснения и убийства офицеров, приказы офицеров стало возможным не выполнять. Солдатские комитеты, как непроницаемый заслон, прервали ток между офицерами и солдатами, между волей и исполнителем. На вечерней молитве было приказано не петь слова «благоверному Государю». Вековой стержень Российской империи выпал! 1 марта флотские экипажи устроили в Кронштадте резню. 2 марта был издан пресловутый «Приказ №1», согласно которому было объявлено равноправие солдат и офицеров, отмена отдания чести и титулование, приказано держать оружие в распоряжении солдатских комитетов и не выдавать его офицерам даже по требованию, солдатам предписывалось избирать депутатов в Совет рабочих и солдатских депутатов, разрешено было не выполнять приказы командиров, если они противоречат решениям Совета и т.д.

После этих событий фронт стал разваливаться на части. Полки и дивизии бросали позиции и разбегались кто куда, тысячи офицеров подвергались расправе. Например, в ночь со 2 на 3 марта на гельсингфорском рейде и на берегу озверевшие пьяные матросы, во главе которых был известный «герой революции» Дыбенко, жестоко расправлялись с офицерами и членами их семей. Связанных офицеров рядами уложили на лед, и Дыбенко лично с оравой пьяных матросов разъезжал на запряженных в сани лошадях и полозьями давил своих бывших боевых командиров. Испуганные финны наблюдали эту зверскую картину, что, естественно, не способствовало у них доверия к большевистской власти. И такие жестокости происходили во всех крупных городах бывшей Российской империи. В данной ситуации А.П. Кутепов посчитал, что наиболее верным и полезным для него будет вернуться на фронт и до конца выполнять свой долг офицера.

2 апреля 1917 года А.П. Кутепов был назначен командиром Преображенского полка. В июне русские войска попытались перейти в наступление, которое развивалось довольно медленно и закончилось немецким контрударом. На ликвидацию вражеского прорыва были брошены гвардейцы – Петровская бригада (в состав которой входил Преображенский полк). 6-7 июля А.П. Кутепов руководил боем полка у деревни Мшаны. В сводке Ставки было сказано: «На всем фронте только полки Преображенский и Семеновский исполняют свой долг в районе Тернополя». 6 июля гвардейцы отбили натиск противника, 7 июля под Мшанами Преображенский полк смял противника. Но вскоре немцы подтянули подкрепления, значительно превышающие по численности гвардейцев, и Преображенский полк вынужден был организованно отойти. В этом бою Кутепов находился в цепях 1-го батальона (прикрывавшего отход) и, не теряя хладнокровия, подбадривая солдат, в полный рост ходил по брустверу окопа. Взрывной волной Кутепова сбило с ног, но он, к счастью, не пострадал. За эту военную операцию полковник Кутепов был представлен к Георгиевскому кресту 3 степени, получить который ему помешал лишь окончательный развал фронта.

Сохранилась и «Краткая боевая аттестация командующего Лейб-Гвардии Преображенским полком полковника Кутепова» от 17 августа 1917 года за подписью командира Петровской бригады генерала П.Тилло и командира 1-го Гвардейского корпуса генерала В.З. Май-Маевского: «Обладает опытом двух кампаний; зарекомендовал себя в последних боях Петровской бригады выдающимся командиром полка. Трижды ранен… Характера твердого. Выдающийся. Вполне достоин к назначению на должность командира бригады вне очереди».

В это время А.П. Кутепов стал и кавалером солдатского Георгиевского креста: в духе «демократических» перемен 1917 года, такое награждение производилось по решению самих солдат. В данном случае инициатива его подчиненных – солдат Преображенского полка была самой искренней и соответствовала заслугам самого награжденного

1917 год во многом стал переломным этапом для России, и не только в смысле перемены социального строя: менялось мировоззрение общества, изменялись люди. Вчерашние верноподданные Российской империи становились социалистами, эсерами, анархистами и заурядными бандитами. Люди менялись – но не все! Личности цельные, мужественные своих убеждений, своих взглядов на жизнь и обустройство общества не меняли. Такими были и убежденные монархисты, и истинные коммунисты, а между ними и вокруг них суетились и бесновались толпы приспособленцев, карьеристов, жуликов, иностранных агентов и прочей нечисти. Кутепов немало страдал от обнаружившейся столь широко после революции человеческой подлости. Он не мог понять, как люди, еще вчера занимавшие видные места, чины и украшенные орденами, могли так резко измениться. Кутепов, каким был при производстве в офицеры, когда присягал Царю и Отечеству, таким и оставался до конца. Для него родина, которая в его понятии (как и в понятиях большинства русских людей) не отделялась от царя, была единственной целью жизни. Личных интересов у него не было, как не было и личного честолюбия. Для себя он не искал ничего – жила бы и благоденствовала только Россия. Будучи монархистом до глубины души, он понимал монархию не как определенную форму правления, а как божественный институт. (Но при всем этом Кутепов был готов служить России и в том случае, если большинство народа (а не кучка заговорщиков – какими были на тот момент большевики) изберет иной, чем самодержавная монархия, государственный строй.) Он часто говорил: «Да, я не мыслю Россию могучей и счастливой иначе, как под скипетром своего законного царя, но я готов служить России при любом режиме, лишь бы во главе правительства стояли не прислужники интернационала, а люди, ставящие себе задачей национальное возрождение России. Нужно прежде всего спасти Россию, которая истекает кровью и гибнет. Это первейшая и главнейшая задача, а когда это будет сделано, остальное придет в свое время».

Русский офицерский корпус – точнее наиболее трезво мыслящие представители – пытался хоть каким-нибудь образом приостановить развивавшийся развал фронта, стабилизировать обстановку в тылу. Одной из таких попыток было выступление (подробнее) генерала Корнилова, закончившееся его арестом. Вся дальнейшая деятельность по объединению оппозиционно (по отношению к политике Временного правительства) настроенного офицерства велась под руководством генерала М.В. Алексеева. В крупных городах создавались организации офицеров – например, в октябре в Петрограде была создана Офицерская Объединенная Организация (руководил полковник Преображенского полка П.А. Веденяпин), представителем которой в Москве стал полковник князь И.К. Хованский. Существует историческая версия, что одним из руководителей этой организации был А.П. Кутепов, который приезжал в Петроград и встречался с Веденяпиным.

К концу 1917 года русская армия обнажила весь фронт и развеялась по городам и деревням огромной страны. Победил армию не внешний враг, а собственный тыл. Российская армия не могла не рухнуть. Всякая армия, как бы она ни была дисциплинированна, как бы она ни была богата вооружением, и какие бы славные победы она не имела в прошлом, все равно обречена на гибель, если Верховная власть теряет волю к победе и сгибается под тяжестью войны. В ноябре 1917 года генерал Алексеев решил начать, как он сам говорил «свое последнее дело на земле». 2 ноября он приехал в Новочеркасск и немедленно приступил к организации вооруженной силы против большевиков. Вокруг Алексеева и Корнилова собирались немногие, но сильные духом.

В ноябре 1917 года Кутепов был снят полковым комитетом с должности командира полка. 21 ноября знамя полка было спрятано офицерами и затем вывезено на юг России. 2 декабря А.П. Кутепов издал приказ о расформировании Преображенского полка и уехал на Дон.

Игорь Ваганов

Опубликовано в журнале "Голос Эпохи", выпуск 4, 2014 г.

#РОВС #историяРоссии #100летреволюции #гражданскаявойна #Кутепов #БелоеДвижение
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com