"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Повесть о генерале Кутепове. Ч. 2.

В 1904 году Кутепов окончил училище по 1 разряду, и приказом от 9 августа произведен в подпоручики. Он имел право выбирать часть, но остановился на 85-м пехотном Выборгском полку, который был отправлен в действующую армию – на русско-японскую войну.

Сын едет на войну! Едет добровольцем. Для каждого родителя это серьезное испытание. Что делать? Отговаривать? Благословлять? Провожая молодого подпоручика на войну, родственники Александра Кутепова отслужили молебен, благословили, но, что удивило уезжавшего, это то, что отец ничего на прощание ему не сказал. «Верно, крепится?!» – подумал Александр. Но потом, надев мундир, чтобы ехать представляться начальству, молодой подпоручик нашел в кармане письмо от отца с теми наставлениями, которым сын остался верен навсегда. В нем коротко говорилось: «Будь всегда честным, не напрашивайся, но долг свой перед Отечеством исполни до конца».

В полку подпоручик Кутепов был назначен в команду разведчиков. (С 9 мая по З июня 1905 года Кутепов служил на должности помощника начальника конной охотничьей команды.)

По воспоминаниям полковника Шеина подпоручик Кутепов в то время был худощавым, юношески подтянутым, с небольшими усиками. Он не пил водки, не играл в карты, но зато на своих позициях он с уверенностью «…ходил по окопам, по ходам сообщений и просто по тропинкам между ними. Он знал каждый бугорок, каждую промоину и канавку и чувствовал себя здесь, как у себя дома. Как правило, в ночь, предшествующую разведке целой командой, Александр Павлович производил таковую сам с одним или двумя из своих охотников, тщательно подготовляя будущий успех, и, рискуя собою лично, он старался довести до минимума риск в действиях своих подчиненных. Все его ночные разведки, а они происходили чуть ли не 2-3 раза в неделю, носили отпечаток тщательной подготовки, и потери команды были всегда очень незначительны». (Полковник Шеин: «Подпоручик Кутепов», - «Часовой», - № 48.).

Однажды несколько разведчиков во главе с Кутеповым подползли к японской заставе, насчитывающей около 80 человек. Унтер-офицер оглушил прикладом винтовки часового, разведчики с криками «Ура!» бросились вперед, спящие японцы проснулись и в панике разбежались кто куда.

5 мая 1905 года приказом за №698 за боевые отличия с 14 по 25 февраля у Кудяза А.П. Кутепов был награжден орденом Св. Станислава 3 степени с мечами и бантом (23 апреля 1905 года орден был утвержден высочайшим приказом).

24 июля 1905 года приказом за №590 А.П. Кутепов за отличия в делах против японцев был награжден орденом Св. Анны 4 степени с надписью «За храбрость» (10 марта 1906 года орден утвержден высочайшим приказом).

Также впоследствии, в 85-й Выборгский полк приехал с визитом германский принц (поскольку шефом полка был германский император Вильгельм II), Кутепов рассказал ему об одной из своих разведок и был награжден принцем орденом Короны 4 класса с мечами и на ленте Железного креста (на черной ленте с белыми полосами по краям).

Подпоручика Кутепова на фронте хорошо помнили многие офицеры, которые затем оказались после 1920 года за границей. Они, вспоминая, говорили, что Кутепов всегда был одет по форме, его было трудно уговорить выпить одну-две рюмки водки, а о том, чтобы он играл в карты, никто и не слыхал. На фронте подпоручик Кутепов сдружился с подпоручиком Максимом Леви. Они вместе учились в училище, но боевая обстановка сблизила их еще теснее. В одном из боев Максим погиб. После войны Кутепов приехал к матери Макса, познакомился с ней, сказал, что всех родных Макса давно знает со слов своего друга и считает их своими близкими. Рассказал о жизни Макса на войне со всеми подробностями, понимая, что каждая мелочь дорога сердцу матери. Передал ей горсть маньчжурской земли с могилы сына и не забыл даже сестренки Макса – привез ей в подарок китайские украшения. И с тех пор он постоянно заезжал в Новгород к семье Макса, а однажды сказал его матери следующие слова: «У Вас нет сына, а у меня нет матери. Вы для меня стали родными». И Кутепов писал письма матери своего друга до конца своей жизни.

Среди эпизодов военной службы Кутепова того периода интересна также его командировка в Монголию для закупки лошадей. Это была довольно опасная поездка, сопровождавшаяся внезапными нападениями бандитов-хунхузов. Кутепов с небольшим отрядом он ехал по степи. Бы¬вали стычки с хунхузами. В одной из таких стычек хунхуз наскочил на Кутепова, но тот выхватил шашку и сразу выбил из рук хунхуза винтовку. Хунхуз бросился с ножом. Но Кутепов успел ударить его шашкой.

Командировку свою подпоручик Кутепов выполнил блестяще: закупил и доставил по месту службы лошадей и еще сдал в каз¬начейство большую сумму денег против составленной интендантами сметы.

Сам Кутепов в своих воспоминаниях вспоминал и такой эпизод.

«…Во время Японской войны, был со мною такой случай. Я имел под своей командой разведчиков Выборгского полка и в бою под Фучуном находился на левом фланге сибирских стрелков. Атаковав партию японцев, вероятно тоже разведчиков, и отбросив их до перевала на 800-900 шагов, я, чтобы занять прежнее положение, должен был с людьми взбираться на холм с довольно крутыми скалами. Приближаясь к нему и проходя таким образом полосою, по которой отступил отогнанный противник, я обратил внимание на медаль на груди убитого японца. Устроив людей на холме и сделав перевязку раненому в голову своему солдату, спустился к уби-тому и рассмотрел медаль, оказавшуюся полученной за Китайский поход.

Возвращаюсь на холм. Подошвы на моих сапогах от травы сделались скользкими, и я несколько раз скатывался вниз.

Японцы заметили меня, открыли огонь, и пули стали ложиться около меня со всех сторон... Вспомнилась мне рана, которую я толь¬ко что перевязал, и страх обуял меня до потери сознания, до обморочного состояния... И я уже не помню, как добрался до места. Пришел в себя, когда мне дали воды».

Данные воспоминания свидетельствуют о твердом характере Кутепова, который, как всякий человек, испытывал страх во время опасности, но умел его преодолеть и выполнять свою боевую задачу.

Закончилась русско-японская война. Подпоручик Кутепов был назначен своим полком в особую команду, посланную в Россию для подготовки новобранцев (подобные команды были организованы и в других полках). Во время следования с эшелонов с Дальнего Востока Кутепов вместе с другими верными правительству офицерами и солдатами принял участие в подавление большевистских выступлений в Иркутске, Верхне-Удинске и Красноярске.

«На обратном пути в Россию Кутепов впервые сталкивается с революцией. Не то в Чите, не то в Иркутске объявлена республика – одна из тех, которыми в злосчастный 1905 год лихорадило заболевавшую страну. Начальство растерялось и ушло.

Кутепов, оставленный с эшелоном, сразу выявил себя начальником во всем значении этого далеко не простого понятия. Без колебаний и сомнений, во главе горсти не совсем надежных солдат, он арестовывает стачечный комитет и упраздняет республику. Это удается Кутепову, потому что он хочет и смеет». (В. Залюбовский. Преображенского полка последний командир. Прага. 1933.)

По возвращении с Дальнего Востока с 1 октября 1905 года Кутепов был командирован в Новгород, в 85-й пехотный полк, для обучения молодых солдат.

Игорь Ваганов

Опубликовано в Литературно-общественном журнале "Голос Эпохи", выпуск 4, 2014 г.
Tags: Государство Российское, История, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments