"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

К 160-летию памяти М.С. Воронцова. Часть 3.1

Сколько раз я имел случай убедиться в жизни, что официальная недоступность, напускная важность и театральность форм скрывают в начальнике истинную неуверенность собственного достоинства и желание наружными формами прикрыть скудость нравственного содержания своего <…> Воронцов так высоко стоял своим прошедшим и настоящим, что он не опасался никогда показать себя человеком во всех случаях сношений своих с подчиненными и управляемыми.
А. М. Дондуков-Корсаков

В 1823 году граф Воронцов был назначен генерал-губернатором Новороссии и Бессарабии. В истории этого края период правления Михаила Семёновича составляет не просто эпоху. По сути именно им и был создан тот прекрасный облик наших южных владений, что известен нам теперь. Вот лишь краткое изложение сделанного графом на новом поприще.

К началу 30-х годов 19 века большая часть населения Новороссийского края занималась животноводством: прежде всего, разведением овец, дававших грубую шерсть. Для скорейшего развития тонкорунного овцеводства Воронцов за свой счёт выписал из Испании и Саксонии овец соответствующей породы. Вскоре высокосортная тонкорунная шерсть стала теснить в российском экспорте грубую шерсть.

Кроме этого генерал-губернатор развивал коневодство (у него был и свой конный завод), шелководство, виноградарство и садоводств. Михаил Семёнович приобретал в европейских странах и Армении виноградные лозы и черенки фруктовых деревьев лучших сортов, а затем размножал их в своих питомниках и раздавал бесплатно всем желающим. Из Китая для него доставили даже несколько чайных кустов.

Четверть века спустя в Новороссии насчитывалось уже около 50 тысяч фруктовых садов, более 30 тысяч виноградников, до 70 тысяч огородов и бахч. Было посажено около 12 миллионов лесных деревьев, 81 миллион виноградных лоз, 11 миллионов фруктовых деревьев, более 7 миллионов тутовых деревьев.

В Крыму Воронцов покупал участки земли (вместе они составили около 2 тысяч гектаров) и высаживал на них тысячи виноградных лоз и саженцев фруктовых деревьев. Он завел у себя отличные винные погреба и начал производить шипучее вино. Была у него своя оливковая роща и свое оливковое масло. Граф призывал состоятельных людей следовать его примеру. В итоге плантации виноградников и садов стали расти в Крыму как грибы после дождя.

В 1828 году в Одессе было учреждено Императорское Общество сельского хозяйства Южной России, первым председателем которого стал Воронцов. Общество поощряло отличившихся в садоводстве и лесоводстве, награждая их деньгами и медалями. К примеру, одесский купец Иван Рубо посадил за три года на своём участке земли 250 тысяч кустов винограда и создал школу из 120 тысяч кустов, посадил 10 тысяч фруктовых деревьев, 79 тысяч лесных деревьев, засеял 40 десятин земли семенами фруктовых и диких деревьев. За это он был награжден золотой медалью на Анненской ленте для ношения на шее.

Зная, что Англия закупает за границей в большом количестве льняное семя, Михаил Семёнович предложил местным торговцам отправить в Англию на продажу российское семя. Уже в 1832 году англичане купили у россиян 45 тысяч четвертей семени. Отметим, что четверть льняного семени стоила на 2 рубля серебром дороже четверти пшеницы.

Благодаря столь бурному развитию сельского хозяйства и садоводства десятина земли в Новороссии подорожала с 10 копеек до 10–20 рублей!

Увеличение сельскохозяйственной продукции, само собой, спровоцировало развитие перерабатывающей промышленности. В Новороссии и Бессарабии появились шерстомойные, салотопенные, мукомольные и винокуренные предприятия. Появился завод искусственных минеральных вод и завод на паях для рафинирования американского сахарного песка.

Поскольку Новороссия и Крым страдали малолесием, а, следовательно, недостатком дров для отопления жилищ, Воронцов организовал широкую разведку угольных месторождений в крае, а затем и их разработку. Уголь требовался также для новых паровых судов и металлургических предприятий. Одно из месторождений граф разработал на собственные средства, а потом передал его безвозмездно предприимчивому купцу. К 1851 году новороссийские шахты выдавали ежегодно более миллиона пудов угля, в том числе около 200 тысяч пудов антрацита, лучшего сорта. Добыча угля стала даже опережать потребность в нем, что дало Новороссии независимость от привозного английского каменного угля.

Кроме угольных месторождений Воронцов инициировал разведку месторождений железной руды, благодаря чему начала развиваться металлургия. На верфях в Николаеве, Одессе и Херсоне стали строиться пароходы.

Для поощрения текстильной промышленности в Бессарабии Михаил Семенович добился от Петербурга льгот для фабрикантов — снижения казенных податей и послабления при отбывании повинностей.
Немало внимания было уделено генерал-губернатором проблеме дорожного и водного сообщений. В начале его правления дорог в Новороссии и Бессарабии явно не хватало, да и те оставляли желать лучшего. Благодаря настойчивости Воронцова, Петербург выделил деньги на строительство дороги от Кишинева до Сорок, связавшей центр области с пристанью на Днестре. В Крыму после прокладки хорошей шоссейной дороги стали возводиться летние резиденции знатных и богатых россиян, в том числе и представителей царской фамилии. На дороге из Евпатории в Керчь через Симферополь и Феодосию в 1832 году было открыто движение дилижансов, развитием которых граф занимался ещё до своего генерал-губернаторства. Ещё в 1819 году почт-директор К.Я. Булгаков инициировал пустить между Москвой и Петербургом пассажирские дилижансы. Благодаря им, поездки из одной столицы в другую стали бы занимать меньше времени и обходились бы дешевле, чем на перекладных. Воронцов тотчас откликнулся на эту идею и внёс на её реализацию значительную сумму денег. Год спустя первые дилижансы отправились из Петербурга в Москву…

Михаил Семёнович с детства питал любовь к морскому делу. Неслучайно, в тяжёлый период в Англии отец намеревался отдать его именно в моряки. Один из первых русских пароходов «Надежда» был построен в середине 1823 года в имении Воронцова Мошна, и граф плавал на нём по Днепру, привлекая внимание многочисленных зевак. В 1825 году «Надежда» была переправлена через днепровские пороги и прибыла в Херсон. Здесь ее стали использовать для буксировки барж в Николаев. А в 1827 году «Надежда» отправилась в первый рейс с пассажирами. На пароходе были комнаты для женщин — на четырех и для мужчин — на семерых.

Верного единомышленника в деле развития пароходостроения Воронцов обрёл в командующем Черноморским флотом вице-адмирале А.С. Грейге. Когда в 1815 году тот получил это назначение, флот находился в полностью заброшенном состоянии, а адмиралтейство в Николаеве было в том же виде, в каком оно существовало еще во времена Г. А. Потемкина-Таврического. Догнивали стапеля и другие строения, суда давно отслужили положенный срок, новые корабли не строились.

Стараниями Грейга была принята программа строительства пароходов, катеров, шлюпов и мелких судов, предназначенных для ведения разведки и перевозки грузов. В 1820 году в Николаеве был построен первый на Черноморском побережье России пароход «Везувий».

Воронцов мечтал о строительстве большого парохода для Одессы, который мог бы перевозить и грузы, и пассажиров. В 1828 году в Николаеве был построен пароход, который получил название «Одесса». Первый рейс он совершил из Одессы в Евпаторию.

Параллельно с гражданскими строились и военные корабли. В 1825 году был построен первый в России военный 14-пушечный пароход «Метеор», а в 1826 году — пароход «Молния». В мирное время эти пароходы использовались для буксировки плашкоутов с грузами. В дальнейшем было построено несколько 60-пушечных кораблей и 120-пушечный корабль «Варшава», а транспортные суда переделывались в бомбардирские, необходимые для штурма приморских крепостей.

В 1834 году в Англии был построен для Одессы пароход «Петр Великий». В марте 1840 году в Аккерман приплыл построенный в Англии пароход «Граф Воронцов» и начал совершать рейсы между Аккерманом и Овидеополем, перевозя пассажиров и грузы. Эта линия обеспечивала сбыт соли, добываемой в озерах Бессарабии.

В 1831 году в Петербурге был построен пароход «Нева». Обогнув всю Европу, он прибыл 4 марта в Одессу. 7 мая «Нева» отправилась в первый рейс, открыв линию между Одессой и Константинополем. В дальнейшем на этой линии плавали пароходы «Император Николай» и «Императрица Александра», построенные в Николаеве, и другие суда.

В 1841 году Николай I велел заказать в Англии четыре пароходофрегата «с тем, чтобы в военное время можно было их обратить на полезное употребление при флоте»3. Эти суда, спущенные на воду в 1843 году, получили названия «Одесса», «Крым», «Керчь» и «Бессарабия». В 1846 году было установлено сообщение с портами Измаил, Рени и Галац, в 1847 году — с Редут-Кале на восточном побережье Черного моря.

Расширение судоходства требовало увеличения числа портов. По инициативе и при активном содействии Воронцова был построен морской порт в Ялте. В 1828 году около 50 крепостных крестьян Михаила Семеновича приступили к заготовке и обтесыванию каменных блоков из серого крымского известняка для ялтинского мола. Другая группа крестьян заготовляла лес и пилила бревна. 1 августа 1833 года в присутствии четы Воронцовых и сопровождающих их лиц священник освятил закладку первого каменного блока в мол.

В 1835 году граф высадился на берег Азовского моря у Бердянской косы, где увидел лишь несколько землянок рыбаков. Он посчитал это место очень удобным для порта, и вскоре здесь появилась пристань, ставшая впоследствии портовым городом Бердянск.

Продолжение следует

Е.В. Семёнова
Tags: Государство Российское, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments