"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

100 лет со дня гибели "Императрицы Марии"

20 октября 1916 г. на новейшем черноморском линкоре "Императрица Мария" произошел внутренний взрыв. В результате корабль затонул и Черноморский флот в разгаре войны лишился современного линкора. Комиссия по расследованию возможных причин взрыва высказала 3 предположения:



1) самовозгорание пороха;
2) небрежность в обращении с огнем или порохом;
3) злой умысел.

Какое из предположений оказалось верным, неизвестно и сегодня.

В последние годы появились материалы доказывающие, что взрыв корабля произошел от самовозгорания или небрежного обращения с порохом... Для обсуждения вероятности таких утверждений прежде всего необходимо уяснить, что же из себя представлял бездымный порох зарядов 305-мм орудий линкора и как происходит взрыв порохового погреба в случае самовозгорания пороховых зарядов.

Основой всех бездымных порохов - порохов коллоидного типа являются нитраты целлюлозы. В чистом виде они имеют волокнистую структуру и по внешнему виду похожи на обыкновенную вату. Бездымные пороха различаются между собой технологией производства, применением различных пластификаторов-растворителей. Пороха, получаемые обработкой пироксилинов спирто-эфирной смесью (летучим растворителем) именуются пироксилиновыми. Пороха на труднолетучем растворителе (нитроглицерине), изготовленные на основе пироксилина именуются кордитами.

Для увеличения срока хранения порохов в их состав вводят стабилизаторы химической стойкости, замедляющие процесс разложения пороха, увеличивая срок его служебной пригодности. Наиболее распространенным таким стабилизатором является дифениламин. Пороха с дифениламином при разложении меняют окраску: сначала становятся коричневыми, затем зеленоватыми и, наконец, черными. Таким образом, по цвету пороха с дифениламином легко визуально определить степень его разложения.

Главнейшими факторами, определяющими способность пороха к длительному хранению, являются: его состав, качество исходных компонентов, способ производства, наличие вредных примесей и условия хранения. В присутствии большого количества воды не происходит ускорения разложения пороха, более того, без особого вреда его можно длительное время хранить и под водой. Однако во влажной атмосфере наблюдается ускорение процессов разложения пороха и продолжительность его "жизни" снижается. То же происходит и при повышении температуры среды при хранении.

При быстром нагревании небольшого количества нитроглицеринового пороха до температуры 200°С нитроглицерин быстро разлагается и взрывается. Именно такое свойство нитроглицериновых порохов и послужили причиной гибели трех британских линейных крейсеров в 1916 г. в Ютланском бою при попадании германских снарядов в башни главного калибра. В аналогичных ситуациях на немецких кораблях взрывов не происходило, а шло "выгорание" башни или погреба, так как на них применялись заряды только из пироксилинованного пороха. При температурах порядка 165 - 175°С пироксилиновый порох весьма быстро, в течение нескольких минут разлагается и воспламеняется, но не взрывается.

Случаи, когда разложение пироксилинового пороха заходило настолько далеко, что его можно определить визуально, были в России сравнительно редки. Отечественные пороха, изготовленные после 1907 г. из хорошего, стойкого пироксилина, являлись настолько стабильными, что даже спустя 10 лет признаки разложения у них почти не наблюдались.

До и во время Первой мировой войны русское морское ведомство получало пироксилиновые пороха для зарядов 305-мм орудий в 52 калибра с пяти отечественных заводов и одного американского.

Для достижения высокой кучности падения снарядов необходимо применять для стрельбы одну партию пороха. Это является основным правилом подготовки орудий к стрельбе - разборка снарядов по весовым знакам и зарядов по партиям. Однако величина партии пороха при его изготовлении, определяется технологическими возможностями оборудования и не превышает 4 - 6 т. Для получения однообразия физико-химических и баллистических свойств производят смешивание нескольких партий пороха в одну большую. Величина такой (окончательной) партии при сдаче ее в казну достигает 30 и более тонн.

Большое внимание уделялось контролю за хранением пороха. Согласно инструкции для "Заведывающих портовыми артлабораториями и Начальников складов огнеприпасов по надзору за боевыми припасами" все бездымные пороха, "находящиеся на службе" в морском министерстве в береговых складах и на кораблях должны были подвергаться осмотру и контрольным испытаниям. При этом испытывалась герметичность укупорки и проводился осмотр пороховых элементов на возможность появления лент с признаками разложения.

Для укупорки зарядов к орудиям картузного заряжания применялись футляры и пеналы. Полностью герметичные футляры полузарядов для 305-мм орудий изготавливались из листовой оцинкованной стали толщиной 1,6 мм с шестью кольцевыми выступами для укрепления стенок. Высота футляра составляла 1323 мм, диаметр — 320 мм. При приемке и после обновления каждый футляр опробовался. Причем он должен был выдерживать при испытании наружное давление, равное давлению напора воды при погружении футляра на глубину 12 метров. Изоляция самих зарядов в футлярах производилась с помощью асбестовых листов толщиной 3 - 4 мм, которые выкладывались внутри таким образом, чтобы металл укупорки не прикасался бы к заряду. При этом, при перемещении заряда асбестовая изоляция не должна была сдвигаться и нарушать своего положения.

Разложение пороха в полузарядах, хранящихся в соседних ячейках происходит неравномерно и с различной скоростью из-за небольших различий концентраций воды и растворителя. Этого достаточно для получения различной скорости разложения пороха. Таким образом, при практически одинаковой степени разложения пороха вероятность одновременной вспышки всех полузарядов, находящихся в одном пороховом погребе, равна нулю. В конкретный момент времени может воспламениться только один полузаряд, от которого загорятся другие, находящиеся рядом.

Что из этого получается, видно из аварии, произошедшей 30 октября 1915 г. в носовой башне балтийского линкора Севастополь, имевшего практически идентичный с Императрицей Марией тип трехорудийной башенной установки главного калибра, устройство снарядных и зарядных погребов, а также их систем.

Во время постановки линкора на якорь в Кронштадтской гавани после выхода его из дока, производилась перегрузка 42 полузарядов из верхнего в нижний погреб. Когда работа была почти закончена, один из трех оставшихся наверху полузарядов сорвался со стропа и упал с высоты около 8 м на палубу нижнего порохового погреба. Туг же произошло его воспламенение с последующим воспламенением находившихся рядом полузарядов. Несмотря на быстрое распространение пламени, взрыва в течение 6 - 8 минут не произошло. Затем было включено орошение и по затоплению погреба на один метр пожар прекратился.

Аналогичная картина наблюдалась бы при воспламенении по различным причинам одного полузаряда на линкоре "Императрица Мария". Скорость распространения пламени в пороховом погребе была бы очень большой - прошло около двух минут от появления дыма до момента взрыва, поэтому велика вероятность воспламенения не одного, а нескольких полузарядов в разных местах порохового погреба носовой башни линкора.

Однако на «Императрице Марии» в тот злосчастный день наблюдалась совершенно иная картина. Сначала матросы, находившиеся в носовой части линкора, услышали шипение горящего пороха, а затем увидели дым и пламя, выбивавшиеся из амбразур башни. На корабле сыграли пожарную тревогу, матросы начали заливать водой подбашенное отделение.

В 6.20 корабль потряс сильнейший взрыв. Столб пламени и дыма взметнулся на высоту 300 метров. Взрывом вырвало огромный участок палубы, снесло боевую рубку, мостик, носовую трубу и фок-мачту. В корпусе корабля позади башни образовался провал, из которого торчали куски искореженного металла, выбивались пламя и дым. Большое количество моряков погибли сразу, другие были тяжело ранены, обожжены или сброшены силой взрыва за борт. Перестали работать пожарные насосы, отключилось электроосвещение. Затем последовал еще ряд мелких взрывов.

Спустя 15 минут после начала пожара на линкор прибыл Колчак. Он отдал приказ подвести для тушения пожаров портовые суда и развернуть корабль. К 7 утра пожар стал стихать. Казалось, что «Императрица Мария» спасена. Но прогремел еще один взрыв, более мощный, чем предыдущие. Линкор стал быстро оседать носом и крениться на правый борт. Командующий флотом отдал приказ покинуть гибнущий корабль. Когда носовая часть и пушечные порты ушли под воду, линкор, потеряв остойчивость, опрокинулся и затонул. При взрывах и пожаре погибли инженер-механик, два кондуктора и 225 матросов.

Как видим, события на «Императрице Марии» совершенно не укладываются в картину самовоспламенения одного из пороховых зарядов. Взрыв всего пороха по причине самовозгорания или же вследствие неосторожного обращения с ним на судне был абсолютно невозможен. Остается рассматривать последнюю версию – диверсия, тем более что накануне взрыва на «Императрице Марии» работали сотни мастеровых.

Среди матросов ходили слухи, что «взрыв был произведен злоумышленниками с целью не только уничтожить корабль, но и убить командующего Черноморским флотом, который своими действиями за последнее время, а особенно тем, что разбросал мины у Босфора, окончательно прекратил разбойничьи набеги турецко-германских крейсеров на побережье Черного моря…». Однако ни Севастопольское жандармское управление, ни контрразведка Черноморского флота не смогли найти подтверждение этой версии.

В 1933 году уже советская контрразведка арестовала в Николаеве некоего Вермана – главу германской разведгруппы на судостроительных заводах. В ОГПУ Верман дал показания, что готовил диверсии на строящихся военных кораблях. Он также признался, что руководил разведсетью еще в период 1-й мировой войны. Агенты Вермана работали на ремонтирующихся судах в Севастополе.

Накануне гибели линкора Верман был депортирован из России, а спустя 4 года награжден в Германии Железным крестом. Интересно, что приказ вывести из строя или уничтожить «Императрицу Марию» получал от немецкой разведки и агент «Шарль», на самом деле являвшийся сотрудником русской контрразведки. И все же прямых доказательств причастности германской агентуры к гибели линкора нет.

Подготовил К. Морозов
Tags: Государство Российское, История, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments