"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Русская стратегия: созидание на руинах. О самоуправлении (часть 3)

Замечателен в своём роде пример Вологодской области, где на стыке ее земель с новгородскими и тверскими, без всякой поддержки власти, безработные люди, самоорганизовавшись в фермерское, а затем в кооперативное сообщество, сделали свою деревню центром картофелеводства области, социально ее обустроили. Деревня Никола в короткие сроки стала выращивать свои элитные сорта картофеля, продавая их не только населению области, но и картофелеводам Кубани, Ставрополья, Ростовской, Астраханской, Воронежской, Тульской, Кировской областей. И все это сами, собственными руками, без копейки помощи от государства. До 2006 года вообще работали без кредитов и субсидий.

В Ростовской области энтузиасты своего дела смогли спасти умиравшую птицефабрику и прилегающий хутор. Вот, как рассказывает об этом журналист Александр Калинин: «Чуть более 10 лет назад хутор Ивановка и птицефабрика «Ореховская» умирали, как и многие другие птицефабрики, свинокомплексы, племзаводы, как весь аграрный сектор страны. И умерли, если бы хуторяне не обратились за помощью к Николаю Бандурину, работавшему в то время в районной администрации и слывшему большим чудаком, ибо в нем фантастические идеи уживались со скрупулезной расчетливостью. И Бандурин согласился возглавить предприятие. А следом за ним пришли и другие специалисты, среди которых был и нынешний ее директор Сергей Сашенко.

Начали прирастать землей, строиться, внедрять новые технологии. Вначале кормоцех и маслоцех, затем новые корпуса инкубатора. Фабрика уже работала с прибылью, люди стали получать стабильную зарплату, как вдруг скоропостижно умер Бандурин. И над «Ореховской» нависла иная опасность. В хутор зачастили гости с чемоданами денег. Они ездили по улицам на машинах с громкоговорителями, через которые агитировали хуторян продавать им акции птицефабрики. Цены предлагали завидные. К тому времени 22 процента акций были уже на стороне. До контрольного пакета оставалось немного.

И скупили бы птицефабрику с потрохами, если б ее не перерегистрировали из закрытого акционерного общества в «Народное предприятие». Но и это удалось не с первого захода. Одно собрание сменяло другое. Споры кипели нешуточные. Пока, наконец, предприятие не поменяло свой статус.

Нынче здесь вырастают поколения, которые выбирают не пепси, а знания. Более четверти работающим нет еще и тридцати, четверть не перешагнула сорокалетний рубеж. Специалисты фабрики ведут научную, исследовательскую работу. К их советам прислушиваются ведущие ученые-птицеводы России. На каждую должность готовится резерв. Интеллектуальный потенциал очень высок. Но и требования ко всем тоже высокие. Был случай, за несоблюдение технологии в одночасье уволили с работы два звена. Полным составом. Все об этом знают. И дорожат местом. И помнят одну истину: каждый, независимо от должности, работает на конечный результат.

Но не только кормятся. И отдыхают. И лечатся. Фабричный медпункт обслуживает всех хуторян, независимо от возраста и места работы. Терапевту для этого выделяется фабричный автотранспорт. Два раза в неделю сюда из райцентра приезжает гинеколог, раз в неделю – зубной врач, фабрика доплачивает им за эту работу из своих доходов. Работает физиотерапевтический кабинет. Опять же, для всех без исключения жителей Ивановки и окрестных хуторов. Возникла необходимость отвезти больного в Ростов, дают легковую машину.

Если в 1977 году на весь хутор был один телефонный номер, то теперь в каждом доме по аппарату. Ко всем хатам подвели газ и воду. Вспахать ли огород, почистить сливную яму, вывезти мусор, подвезти сено-солому, все это за копейки. Нужен экскаватор, погрузчик, бульдозер, трактор, автокран – пожалуйста. Нужно цемент привезти с завода, скооперируйтесь, директор даст машину, потому что сам был застройщиком, сам живет вместе со всеми на хуторе, как и многие главные специалисты. И люди строятся. К единственной до недавнего времени улице Фабричной приросли еще три. Все они освещены опять же за счет фабрики. Хутор стал более похож на рабочий поселок. Почти в каждом дворе по автомашине.

Так что же это такое – народное предприятие?

Формально главное отличие народного предприятия от предприятия иной формы собственности в том, что исчезло понятие контрольного пакета акций.

Один акционер – один голос, независимо от того, сколько бы акций тому ни принадлежало. Впрочем, новый устав предписывал концентрацию в одних руках не более 1,5 процентов акций. И купить их, если акционер вдруг пожелал продать свой пакет, могло только само предприятие. То есть исключена всякая возможность манипуляции с акциями.

Эта идея в свое время принадлежала известному российскому офтальмологу и общественному деятелю академику Святославу Федорову. С его легкой руки она и пошла гулять по России. Вернее, продираться. Потому как у нее и сегодня много противников среди бизнесменов и чиновников на самых высоких этажах власти, умеющих от дружеских поглощений расширять свой бизнес, а от продаж народного достояния получать свою выгоду.

Но предприятие может проесть как чиновник, так и сам коллектив, примеры многочисленных сельских кооперативов, наследников колхозов, тому подтверждение. Его могут разорить конкуренты. Тем более условия у «Ореховской» тяжелые. Находится она в глуши, далеко от крупных промышленных центров, от потребительских рынков. Чтобы не растерять клиентов, вынуждена доставлять им собственную продукцию собственным транспортом на далекие расстояния за свой счет. Все это ложится на себестоимость. Следовательно, надо снижать внутренние затраты.

Главный упор делается на новейшие технологии. Оборудование покупают в Германии. Оно дороже, но эффективнее, окупается быстрее, и гарантия на него 15 лет. К примеру, в старом помещении сидит от 32 до 36 тысяч несушек, в новом, немецком, – 49 тысяч. И там, и там по четыре человека обслуги. Но в новом корпусе энергозатраты в три раза меньше. В Ганновере на выставке увидели цыплятник с капельным поением. Забавно, капля висит, курица ее склюнет, другая повисла. А в Ивановке шесть скважин 40 кубов воды в час качали, и вся она уходила в «проточный способ». Ну, как не «склюнуть» у немцев эту «капельку»? Их газогенераторы, используемые для подогрева помещений в холода, сжигают семь кубов газа в час, наши – по 36. Вот и считай. Потому наблюдательный совет, высший орган народного предприятия, рекомендовал управляющей дирекции каждый год вводить по одному корпусу, работающему по новой технологии.

Потому и эффективность высокая. И доходы. Каждому к отпуску дается по окладу. Да примерно еще оклад в качестве дивидендов. Да премиальные к каждому большому празднику.

Да по 25 рублей ежедневно «кормовых» – на питание. Обед же из трех блюд в фабричной столовой – сам тому свидетель – обходится в два десятка рублей. Да ежемесячно каждому продовольственный паек: по три литра подсолнечного масла и по три десятка яиц (пенсионерам – по десятку).
Вот и считай. У иных на семью выходит около 20 литров растительного масла да более полутора сотен яиц. В месяц. Разумеется, все сами не съедают. Значительную часть продают на рынке.

Про Ивановку говорят: счастливый хутор».

Развитием местного самоуправления, самоорганизации, социальной адаптацией умирающих деревень который год занимается Глеб Тюрин. О его методе написано немало статей, его опыты вдохновили некоторых молодых людей (например, руководительницу экофермы «Небово» Анастасию Скурихину) ехать возрождать русскую деревню. Вот, что пишет о нём публицист С. Резниченко: «Тюрин Глеб Владимирович, уроженец Латвии, с юных лет живёт на Русском севере. Занимался предпринимательством, был валютным дилером. Прошёл обучение на международных курсах социального предпринимательства и социально- экономического возрождения. С 1997 года управляет «Институтом общественных и гуманитарных инициатив» «ИОГИ», который реализует программы по социально- экономическому возрождению малых населенных пунктов России. Несколько успешных проектов Тюриным было реализовано в Архангельской области. Глеб Владимирович был советником губернаторов Архангельской и Хабаровской областей, активно выступает как бизнес-тренер в различных городах России. Один из самых известных его проектов – проект возрождения города Пикалёво «Новое Пикалёво».

Метод Глеба Тюрина по восстановлению русской деревни поистине уникален. По сути дела, это единственный в современной России метод организованного, «поставленного на поток» воссоздания коллективов выживания территориального типа.

Согласно методу Тюрина, в селе путём консультаций с местными жителями обнаруживается эффективный и сравнительно малозатратный источник дохода. Для использования которого, однако, нужны коллективные усилия. Под этот проект создаётся инициативная группа руководителей и исполнителей. Постепенно инициативная группа втягивает в себя всё больше местных жителей и переходит к более сложным бизнес-проектам. А так же начинают заниматься поддержанием местной социальной инфраструктуры (дорог, мостов, домов престарелых), возрождают местную традиционную культуру.
Для эффективной реализации данных проектов необходимы следующие условия:

1. Наличие относительно сохранившихся рудиментов самоорганизации, тесных связей между жителями селения. Наряду с инициативностью, активностью местных жителей.

2. Наличие возможности извлекать прибыль из каких – либо промыслов, туризма и пр.., не требующих масштабных капиталовложений. Устойчивая традиция использования таких источников дохода.
3. Наличием лидера и объединённой вокруг него группы активистов.

4. Наличием «первоначального толчка» со стороны бизнес – тренеров и позитивно настроенных представителей власти.

В такой связи не удивительна географическая привязка деятельности Глеба Тюрина. Это Русский север, Дальний Восток, Сибирь. Эти территории населяют люди, сохранившие, несмотря на все советские традиции, немало своих традиционных качеств: инициативность наряду с высоким уровнем способности к кооперации, навыки получения максимальной прибыли из любых объектов природной среды. Вообще, в этих регионах уровень сохранности традиционной культуры едва ли не наивысший среди русских! При том, что природная среда несмотря ни на что продолжает быть богатой и разнообразной. И её разнообразие дополняется различными туристическими достопримечательностями, антропогенными и природными.

К тому же природа не только богата, но и весьма сурова. И требует единства для её эксплуатации.
Эти факторы в значительной степени позволяют преодолеть такие моменты, как развал традиционной общинной самоорганизации и иждивенчество основной массы населения (и по отношению к государству, и по отношению к активистам, которые якобы «всем должны»)».

«Как показывает опыт, сегодня деревня, которая может выжить, — это та, которая отчасти восстанавливает, что было в начале XX века, которая требует, чтобы люди были объединены. Но это территория с современными производствами и технологиями, - уверен Глеб Тюрин. - На первый взгляд, выглядит как какая-то труднодостижимая вещь. Но это путь Китая, когда огромное количество людей, которые были очень бедными еще 20 лет назад, объединены в маленькие структуры, которые активно работают и увеличивают свое производство. Затем результаты их труда консолидируются и продаются. Оказывается, что такая сила не меньше той, что представляют из себя крупные производства. Это великое чудо — результат деятельности людей.

У нас думают, что Запад построил большие заводы в Китае и завалил мир своими товарами. Но Китай — 200 млн крестьян, у которых земли в десятки раз меньше, чем в России, но они одни из главных в мире производителей продуктов питания. Кроме того, большей частью в сельской местности или небольших городах находится еще 20 с лишним млн маленьких заводиков, которые завалили весь мир промышленными товарами.

Думаю, что когда мы говорим про отдаленные территории, а большая часть России — отдаленные территории, — то их развитие — создание ситуации, когда они научатся быть эффективными, будут поддерживать друг друга, люди научатся существенно снижать расходы и увеличивать доходы.
Снизить расходы можно за счет того, что возникает общественная инициатива, которая работает вместе с властью и берет на себя часть проблем территории. Их задача сделать так, чтобы проект, который они реализуют, давал экономию бюджетных средств.

Например, в Архангельской области, в которой мы начали это делать 15 лет назад, сейчас примерно 700 деревень, администрация области выделяет порядка 20 миллионов рублей на проекты, которые люди реализуют самостоятельно. Но если раньше через муниципальный заказ ремонт клуба стоил 200 тысяч рублей, то теперь его можно сделать за 20 тысяч. То же самое с детскими площадками, спортивными объектами, дорогами, мостами, ЛЭП, водонапорными башнями. Условно говоря, люди понимают, что если в деревне нет благоустроенной среды, то деревня становится неконкурентоспособной и молодежь оттуда уезжает.

Для людей такая инициатива — возможность потратить деньги именно на то, что им нужно. А власть таким образом решает проблемы, которые есть на территории. По-другому никак: только за бюджетные деньги ничего не сделать.

Нам говорили: ваши дети будут жить при коммунизме, государство все даст, все построит. Оно было везде и во всем, а кроме него не было ничего. Мы видели фильмы, в которых частники высмеивались и критиковались, частно-собственнические настроения всячески искоренялись. Дальше это стало привычкой, люди не понимают, почему государство не дает, обижаются и искренне полагают, что оно плохое. Чтобы что-то изменилось, нужны проекты, которые бы «расшевеливали» людей, на которые можно ориентироваться.

Нужны агентства развития территорий, команды молодых людей, которые готовы быть предпринимателями. Нужно понять, что это не подвижничество, когда люди жертвуют собой, чтобы Родина развивалась, это вполне нормальный полноценный бизнес, но в селе.

Сегодня нет представления о развитии местной экономики. Поэтому все ждут инвесторов, которые придут, все построят, а населению останется только работать на него. Но инвестор ничего не будет делать безвозмездно, он получит всю собственность и уведет доходы из района. Район получит лишь рабочие места. Но сегодня богатство Америки на 60% создается маленькими производствами, и 70% рабочей силы нанято ими. Нам нужно достичь понимания этого, иначе развиваться будет невозможно.
Нужно думать не о том, что деньги придут снаружи, а о том, как найти свои сильные стороны, увеличить долю своего рынка и заработать их самим. У нас сегодня население покупает товары в сетях, потому что там дешевле. Люди покупают товары, которые произведены где-то далеко, и их деньги уходят за тридевять земель. А своих предпринимателей мы не жалуем. Но если мы понимаем, что, поддержав местного производителя, помогаем ему получить деньги, которые он вложит здесь же, отношение к нему меняется. Так и должны появляться инвестиции».

Продолжение следует

Е.В. Семенова
Tags: Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Зарисовки на полях. О семейной ренте

    В недавнем послании президента РФ В. Путина к Федеральному собранию было озвучено интересное и важное предложение: ввести ежемесячные…

  • Гиперблин комом

    В США провалились испытания новой ракеты Испытания американского гиперзвукового оружия AGM-183A ARRW – изделие фирмы Lockheed Martin –…

  • США: молитва ацтекскому идолу войны

    В калифорнийских вузах вводится странная учебная программа Госдеп США 30 марта опубликовал доклад о состоянии прав человека в мире.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments