"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Витус Беринг и открытие Аляски. Часть 1: первые годы на русской службе

Удивительный пример служения чужому Отечеству до последнего вздоха, с отчаянным мужеством, стоически перенося лишения: голод холод и болезни, преподнес нам датчанин командор Витус Беринг. Его жена – датчанка, разделила с ним нелегкую участь офицера, посвятившего жизнь беззаветному служению России.

Что ими двигало? Неужели реальная угроза потери здоровья и самой жизни стоит тех денег, которые Берингу платили на российской службе? Как зажиточные, благополучные датчане сумели разглядеть в России нечто захватывающее, заставляющее полюбить огромную, неприветливую, суровую, непредсказуемую страну и гордиться своими свершениями во имя великой России? Как они смогли разглядеть в нас то, что мы сами не замечали?

Датчане гордятся своим великим земляком. Мы гордимся отважным датчанином – офицером Российского флота, посвятившим жизнь служению Российской империи.

На давний вопрос: «Кем является загадочная Россия: жестокой мачехой для своих подданных или все же требовательной матерью, командор ответил, выбрав второе. Потомкам осталось лишь принять и уважать его выбор.

Человек, чье имя сейчас носит море, пролив, мыс, гора, населенный пункт в Анадырском заливе, остров в группе Командорских островов, бухта на о. Спафарьева в Охотском море, залив и река в заливе Аляска.

Удивительный человек, личность которого была не очень понятна современникам, а после смерти вызвала такой поток научных споров и публикаций, что интерес к ней не исчезает и сегодня.

Итак, Витус Йоннассен Беринг. О детстве Беринга сведений почти не сохранилось. Точная дата его появления на свет неизвестна. Есть только сведения, что крестили младенца 5 августа 1681 года в Хорсенсе, маленьком городке на востоке Ютландского полуострова, а крещения совершались лишь по воскресеньям. Таким образом, ребенок родился между 30 июля и 5 августа [Федорова Т.С. Встречи с историей. Северная Пацифика глазами исследователя: сб. ст. / сост. И.В. Витер/ – Петропавловск-Камчатский; Издательство «Кампресс», 2011. – 312 с. С.16]. У Витуса Йонаса Сведсена от двух браков было пять сыновей и четыре дочери. Жили небогато, однако семья была образованной и набожной. Благодаря тому, что сестра матери будущего мореплавателя Анны Педерсдаттер Беринг Маргарет дважды выходила за бургомистров Хорсенса, Беринги были связаны с высшими слоями городского общества.

В апреле 1696 года уходил в плаванье к берегам Ост-Индии брат Витуса Свен Йонассен. Вместе с ним отправился, очевидно, в качестве юнги, в свое первое плавание 14-летний Витус Беринг. Затем он совершил в Ост-Индию еще одно путешествие, на практике постигая географию, картографию, навигацию и другие морские науки. Трудно было тогда предположить, что именно плаванья в Ост-Индию сыграют решающую роль в его дальнейшей судьбе и назначении начальником Первой Камчатской экспедиции.

Какое морское учебное заведение и где закончил Витус Беринг – пока неизвестно. В 1703 году корабль, на котором он был, прибыл в Амстердам. Здесь произошло знакомство Беринга с российским адмиралом Корнелием Ивановичем Крюйсом. По поручению Петра I Крюйс нанимал на службу в российский военно-морской флот опытных моряков. Эта встреча круто изменила судьбу Витуса Беринга. Он был принят на русскую службу в чине подпоручика и получил назначение на Балтийский флот. В 1704 году через Архангельск он прибыл в Россию. В 1705 году Беринг командовал маленьким шкутом в эскадре адмирала Крюйса и впервые стал свидетелем боевых действий Северной войны между Россией и Швецией (1700- 1721 годы). Как считает ведущий специалист Российского государственного архива Военно-морского флота Т.С. Федорова, посвятившая изучению экспедиций В. Беринга более 50 лет, Беринг не принимал участия в сражениях, его суденышко лишь перевозило дрова, но служил исправно, в 1707 году получил чин поручика, а в мае 1710 года был послан в плаванье вдоль южного берега Финского залива для наблюдения за движением в море неприятельских судов [Федорова Т.С. Встречи с историей. Северная Пацифика глазами исследователя: сб. ст. / сост. И.В. Витер/ — Петропавловск-Камчатский; Издательство «Кампресс», 2011. – 312 с. С.18].

Осенью 1710 года по случаю войны с Турцией, был переведен на Азовское море, где командовал разными мелкими судами, имеющими на вооружении от двух до восьми пушек и численность личного состава 24-41 человек. В ноябре 1710 года он был произведен в капитан-лейтенанты. В 1711 году Беринг участвует в Прутском походе. По версии А.В. Шумилова, он командует двенадцатипушечной шнявой «Темпляр», по Т.С. Федоровой – назначен командиром шнявы «Мункер» [Шумилов А.В. «Самая дальняя и трудная и прежде никогда не бывалая»/Последняя экспедиция Витуса Беринга.-М.:АО «Прогресс».1992.- 192 с. С.10; Федорова Т.С. Встречи с историей. Северная Пацифика глазами исследователя: сб. ст. / сост. И.В. Витер/ — Петропавловск-Камчатский; Издательство «Кампресс», 2011. – 312 с. С.18].

Поскольку турецкие власти отказались пропустить русские суда с Черного моря в Балтийское, В. Беринг возвратился в Петербург по суше и последующие двенадцать лет служил на Балтийском флоте. В декабре 1713 года – январе 1714 года он входил в состав военного суда, председателем которого был адмирал Ф.М. Апраксин, а одним из его членов – Петр I. При этом, если А.В. Шумилов пишет о том, что Беринг «плавает на корабле «Рига» под командованием вице-адмирала Корнелия Крюйса», в исследовании Т.С. Федоровой, напротив, сообщается что суд, в который входил Витус Беринг, рассматривал дело К. Крюйса, обвинявшегося в «потерянии корабля и упущении неприятеля, а также за прекращение погони», поскольку его корабль сел на мель, а остальные корабли, увидев это, прекратили погоню, несмотря на превосходство неприятеля числом и вооружением. Далее Т.С. Федорова пишет: «…Несмотря на то, что Беринг был знаком с Крюйсом с молодости, он не колеблясь, высказался за смертную казнь вице-адмирала, ибо для него неисполнение должностных обязанностей было самым тяжелым преступлением, трудно сделать вывод о том, что Беринг был на вице-адмиральском корабле».

Такими противоречиями сопровождается вся историография жизни капитан-командора.

Скупые строки служебных формуляров, никаких свидетельств современников, начинавших с Витусом Берингом службу. Утеряна почти вся переписка Витуса с родными. Возможно, лучше понять, что за человек был командор, мы сможем через поступки его жены.

Мы не знаем, при каких обстоятельствах молодой морской офицер увидел впервые Анну Кристину, дочь коммерсанта Матиаса Пюльзе (русские документы того времени называют его обычно Пильсе), принадлежавшего к бюргерам Выборга. Как долго развивался роман, тоже неизвестно, но закончился он тем, что Анна и Витус, дослужившийся к тому времени до ранга капитан-лейтенанта, были 8 октября 1713 года записаны в церковную книгу шведского прихода Выборга как законные супруги. Пюльзе-отец был человеком небедным. Ему принадлежали лесозаготовки, лесопилка, а также морское судно «Stadt Wijburg», перевозившее солод, зерно и спиртные напитки в Ревель и Нарву. Матиас Пюльзе, как и его предки, происходил из города Ниена, на месте которого позже вырос Петербург. В 1703 году он перебрался в тогда еще шведский Выборг. Семья жила в большом каменном доме, построенном в 1650-е годы. Это было одно из самых красивых и представительных зданий города, располагавшееся на площади перед въездом в выборгскую крепость. Дом сохранился до наших дней (Современный адрес: Северный вал, д.3). Жена моряка должна учиться искусству расставаний. Беринга вскоре после свадьбы захватили в плен у финских прибрежных островов шведские каперы, бежать оттуда ему удалось только осенью 1714 года. Возможно, поэтому в дальнейшем Анна предпочитала сопровождать мужа в опасных путешествиях. Из записи от 27 июня 1716 года в метрической книге копенгагенской церкви Св.Николая мы узнаем, что супруги крестили сына, названного Витусом. Крестным отцом стал русский посол в Дании князь В.С. Долгорукий. К сожалению, мальчик не выжил, но сколько он прожил, мы не знаем.

После окончания Северной войны жизнь супругов вошла в более спокойное и размеренное русло: несмотря на морскую службу, Беринг часто бывал на берегу. Семья росла. В 1721 году родился сын Йонас, а в 1823-м – Томас. Но в 1725 году Витус Беринг по указанию Петра I отправлен в Первую камчатскую экспедицию, целью которой было выяснить, где Америка сошлась с Азией [Командорша Институт Восточной Европы Копенгагенского университета, Дания. Мёллер П.У., Охотина-Линд.Н. //Природа №3, 1999]. Анна не осталась в ожидании мужа в комфортном выборгском доме, она отправилась вслед за ним в труднейшую экспедицию, перипетии которой трудно представить современнику. Вот что писал о пути от Иркутска до Охотска один из священнослужителей того времени протоирей Прокопий Громов: «…мы страдали от десяти пыток, подобных египетским. Неистовые лошади, болота, где земля превращалась в воду, ночная тьма, настигавшая нас в пути посреди непроходимого леса; ветви, грозящие лишить нас зрения; голод; холод; москиты; оводы – эти действительно язвительные мухи; опасные броды через реки; и раны у лошадей – десять наказаний!»

Витус Беринг: начало пути к Америке

Долгие века российское правительство, ориентированное на центральные территории, воспринимало дальние российские земли лишь как источник пушнины и место ссылки. Однако обладание обширными территориями было показателем величия страны, поэтому государство не только не препятствовало стихийному народному движению «встречь солнцу», но и затем для закрепления за империей земель на них отправлялись крестьянские семьи. А в период великих географических открытий, когда каждая уважающая себя европейская держава стремилась к приобретению колоний, принадлежность к «клубу» колониальных держав выводила Российскую империю из категории «варварских» в категорию «цивилизованных» стран. Две тенденции – отсутствие интереса к окраинам и желание расширить границы империи столкнулись в первой четверти XVIII века. Первая выразилась в том, что в свое время царское правительство даже не смогло оценить подвиг Семена Дежнева, прошедшего проливом, получившим впоследствии имя Витуса Беринга. Напрасно Дежнев бил челом государю с просьбой выдать ему заслуженное за долгие годы жалованье и повысить в звании: «Служил тебе, Великому государю… без твоего государева денежного и хлебного жалованья… всякую нужду и бедность терпел и сосновую и лиственную кору ел и всякую скверну принимал – двадцать один год». В конце концов, ему выдали вместо положенных 128 рублей только 38, некоторое количество сукна и произвели его, как он просил, в казачьи атаманы («Русские географические открытия и исследования», В. А. Есаков, Д. М. Лебедев. – М.: Мысль, 1971. – 561 с. С.5). Из-за отсутствия четкой официальной оценки открытия при нанесении береговой линии на карты пользовались не только чертежом Дежнева и Стадухина, но и устными рассказами мореходов, что привело к появлению неточностей в передаче результатов плавания. Воспоминания о Дежневе стирались и вследствие того, что открытая С. Моторой и М. Стадухиным (через год после похода Дежнева) сухопутная дорога с Колымы на Анадырь стала единственным и притом более коротким путем на восток, чем морской. К концу XVII – началу XVIII века и имя первооткрывателя и обстоятельства плавания погребаются в недрах архивов. К тому же неудачные попытки повторить плавание Дежнева давали все новую пищу для сомнений, все более утверждалось мнение, что на крайнем северо-востоке Азии находятся «непроходимые» мысы. Попав на карты, эти мысы, в свою очередь, укрепляли представление о том, что между материками на севере нет морского прохода.

Вторая тенденция – стремление императора Петра I к разведыванию новых земель, рудных богатств, возможности плавания вдоль северных берегов Сибири. Именно это стало причиной организации I Камчатской экспедиции, убедительно подтвердившей вывод о забвении плавания Семена Дежнева. Многочисленные документы экспедиции свидетельствуют о том, что ни Петр I, ни члены Адмиралтейств-коллегии, ни Беринг и его спутники (а среди них были такие старожилы Сибири, как Треска и Соколов, открывшие в 1716 году морской путь через Охотское море на Камчатку, как Федор Лужин, который уже участвовал в экспедиции на Камчатку и Курильские острова), ни многие сибиряки – никто не знал о плавании 1648 года. Неопределенность границ России на Дальнем Востоке и в Сибири, недостаточное знание побережий и вод Северного Ледовитого и Тихого океанов, стремление закрепить границы России на юге и расширить торговые связи с европейскими странами, Китаем и Индией вынуждали заняться решением научных проблем: изучением закрепленных за Россией новых земель и народов, открытием кратчайших путей торговли и сообщения с другими странами («Великий русский мореплаватель А. И. Чириков», В. А. Дивин – М.: Географгиз, 1953. – 278 с. С.16). Важным стимулом для развития географической науки в XVIII веке являлось и то, что сам Петр I хорошо понимал значение географии для развития экономики России. Одной из главных географических проблем российского государства являлось изучение и освоение Северного морского пути, а в петровское время – достижение Китая, Японии и Индии по этому пути из Европейской части России. Петр I долго вынашивал планы окончательного выяснения пролива между Азией и Америкой. В 1719-1722 годах, геодезистам И.М. Евреинову и Ф.Ф. Лужину указом Петра I было поручено отправиться в Тихий океан и, помимо выполнения прочих географических задач, выяснить, «сошлася ли Америка с Азией». Эту задачу им решить не удалось, хотя в остальном их плавание к берегам Камчатки и Курильских островов, во время, которого они описали северные острова и составили по расспросам чертеж всей Курильской гряды, принесло много новых географических сведений («Великий русский мореплаватель А. И. Чириков», В. А. Дивин – М.: Географгиз, 1953. – 278 с.С.20).\

Подготовил К. Морозов
Tags: Государство Российское, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments