"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Солдатские записки. Дневник Венедикта Осиповича Фролова. Часть 3

Лист 12
А затем тронулись дальше, утопая в грязи по колено, но все же было нами это перенесено, и в 9 часов утра 26 сентября мы прибыли в местечко Островец, в 28 верстах от деревни Козаки. Здесь была страшная сутолока. Солдаты приходили, уходили и т.д. Одним словом, был страшный хаос. А мы как приехали, поразбрелись по халупам спать. И так славно заснули, что прошла вся тяжесть походной жизни. Проснувшись, начали готовить чай и варить картофель с мясом, выданным по 1 фунту на человека. Так прекрасно отдохнули и закусили, что лучше желать было некуда. Здесь же я узнал, что мой

Лист 12 об.
товарищ Ударов, должно быть, попал в плен германцам, когда мы ходили за автомобилем. Мне было страшно жаль его, да тем более, у меня не имелось его адреса к родным. Но скоро мои опасения рассеялись, так как мой Ударов прикатил вместе с другим товарищем верхом на лошади, пойманной ими. Мы попили с ним чайку и вскоре опять тронулись в поход. Это было часов в 8 вечера. Прошли мимо горевшей станции. Название не помню (дописано Гудогай. – Ред.). Но только хорошо было смотреть на горевший состав вагонов, в которых ежеминутно рвались оставленные

Лист 13
патроны, а вправо от нас верстах в 2, видимо, кипел горячий бой, так как была сильная оружейная и пулеметная стрельба. Но мы продолжали свой путь, взбираясь на горы, холмы, бугры и спускаясь в долины, проходили лесами и вязли в грязи, но все же тут было гораздо лучше идти, чем прежде, потому что было светло, как днем, от горевших вокруг деревень. Часов в 12 ночи мы остановились ночевать прямо на дороге, хотя спать забрались в сарай, в котором было очень много соломы, на чем мы превосходно заснули. Но наутро

Лист 13 об.
вставши, было так холодно, что нам пришлось закутываться глубже в свои шинели. Наскоро пообедав, часов в 7 утра 4 сентября тронулись дальше. Перешли железнодорожное полотно Полесской железной дороги и в 4 часа вечера приехали на станцию Соло и остановились на винокуренном заводе, где ребята достали спирту и скоро оказались пьяными. Но все шло очень хорошо. Здесь бой был всего в 2 верстах, и мы прекрасно наблюдали, как вдали на горке рвалась германская шрапнель. Тут же невдалеке поднялись наши два аэроплана и помчались в германскую сторону, бросая по пути бомбы.

Лист 14
Здесь мы простояли и 5 сентября без особых приключений. Затем 6 сентября в 6 час. утра мы тронулись дальше. Проходили по местам боев, встречая на пути крестики павшим воинам. В 5 час. вечера приехали в деревню Драчуны. Здесь до нас были германские кавалеристы, пробыли всего 2 дня, а затем казаки выгнали их. Здесь мы пробыли до 9 сентября.

А утром 9 сего месяца выехали дальше, бродя опять по горам и лесам. Наконец, прибыли в деревню Коровай. Здесь пообедали и стали занимать пост летучей почты. Вместе с нами на посту провели ночь под открытом небом наш ротный командир и взводный офицер Чумаков, а днем

Лист 14 об.
10 сего месяца тронулись дальше и таким образом шли день и ночь, а часов в 5 вечера 11 числа приехали на полустанок Залесье (исправлено м. Заскевичи. – Ред.). Здесь пообедали и тронулись дальше. По пути встречали очень много лошадиных трупов германской кавалерии, а не вдалеке в лесу и трупы германцев, которые лежали в разных позах и с разными ранами. В общем, картина очень нехорошая. Часов в 8 вечера приехали на станцию Пруды и тут расположились. В это время шел бой в местечке Сморгонь, и мимо нас шла туча евреев, покинувших местечко. В таком виде они шли почти беспрерывно

Лист 15
трое суток. Дети, потерявшие своих родителей, кричали до упаду, ища их, но голос их оставался как вопиющих в пустыне. Нам приходилось делиться последним куском хлеба, хотя сами его имели ограниченное количество, а что главное, не хватало у нас сахару и соли, так как сахар у нашего взвода украли весь из мешков (третий взвод, когда нес наши мешки из деревни Козаки), но все же мы кое-как перебивались и делились друг с дружкой. В таком виде мы спокойно продолжали жить. Каждое утро наблюдали за германскими аэропланами, которые кружились

Лист 15 об.
над нами, а по ним беспрерывно палили с разных концов из орудий. Завидя такой прием с нашей стороны, германские аэропланы спешили убраться восвояси. Особенного тут ничего не случилось. А 22-го сентября мы приехали в деревню Морозки при местечке Лебедево. Переход этот был очень маленький, всего 7 верст. В это время у меня сильно болели ноги, первые признаки ревматизма. Ввиду этой болезни мне пришлось идти после всех и делать передвижение черепашьим шагом.

Лист 16
За время стоянки в Морозках мои ноги довольно-таки поправились, и я уже мог свободно делать переходы вместе с ротой. Из Морозок мы выехали 28 сентября в 6 ч. утра и прошли станцию Молодечно, держа путь в город Вилейку. Дорога была более чем ужасная, так как почти под самой Вилейкой мы встретили такую песчаную дорогу, что ноги вязли почти по колено, а что труднее всего было, так это тянуть свой автомобиль, который буквально не мог двигаться без нашей помощи, что ужасно задерживало нас. Не дойдя верст 5 до Вилейки,

Лист 16 об.
по приказу фельдфебеля решено было ночевать в лесу, так как было совершенно невозможно вытянуть автомобили. Только мы расположились отдыхать, как вдруг подпоручик Никитин нас пришел сменить с двумя взводами. Мы быстро собрались и отправились ночевать в город, куда и пришли в 1 час ночи, а утром 29 сентября мы снова пошли в составе двух взводов тащить автомобиль, но уже днем мы скоро вытащили его и пришли обратно в Вилейку. И тут уже начали осматривать город, который был полуразрушен и сожжен, в особенности

Лист 17
пострадал костел от артиллерийских снарядов, но порядочно и выгорел город, так как он два раза переходил из рук в руки. Здесь мы пробыли очень мало, так что вечером, в 7 часов, тронулись дальше, и шли все больше лесами, а в первом часу ночи, остановились ночевать в деревне Балаши под открытым небом, за неимением халуп. Здесь мы развели громадные костры и вот около их провели всю ночь, а к утру ударил морозец, и мы завертелись, как миноги, обогревая бока от холода. В таком же виде простояли и весь день 30 октября (должно быть, сентября. – Ред.). Здесь наш взвод

Лист 17 об.
снял военный фотограф для кинематографа Е.И.В. <Ее Императорского Величества> Государыни-Императрицы Александры Федоровны, а вечером в 6 часов мы опять тронулись. Но люди были страшно утомлены, и, пройдя верст 10, мы остановились ночевать в деревне Городище и разместились кто где мог, проведя ночь довольно недурно. В 6 утра был роздан обед, и мы тронулись дальше. В это время был порядочный утренник, а днем опять стало тепло, но мы тут уже передвигались очень быстро, так как дороги были хорошие, и мы ехали на самокатах, обгоняя пехотные полки и их обозы.

(продолжение следует)

Р. Корнев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments