"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Манифест Екатерины II: Крым в России

8 (19) апреля 1783 года императрица Екатерина II издала манифест о присоединении Крымского полуострова, Тамани и Кубани к Российской империи.

Без усилий, которые приложил в деле присоединений Крыма к Российской империи Григорий Потемкин, возможно, никакого присоединения и не случилось бы, поскольку в российских верхах того времени, в том числе и в дипломатических кругах, слабо представляли себе общую картину происходящего как в Крыму, так и на новых землях, которые были именованы Новороссией. Крымское ханство, которое долгое время находилось под протекторатом Османской империи, доставляло немало хлопот южно-российским землям. Это был очаг постоянной нестабильности на рубежах империи: набеги, тысячи пленников, разорение земель.

После военных успехов в ходе практически незатухающих русско-турецких войн, в 1774 году между Россией и Османской империей был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который положил начало присоединению Крыма к Российской империи. Григорий Потемкин в том же году был назначен губернатором Новороссии. Активно началось развитие главной морской базы – Херсона.

Потемкин понимал, что без Крыма России невозможно закрепиться на Черном море, а уж о выходе к Средиземному морю можно только мечтать. В 1782 году Потемкин подал на имя Екатерины записку: "Положите ж теперь, что Крым Ваш и что нет уже сей бородавки на носу — вот вдруг положение границ прекрасно… Доверенность жителей в Новороссийской губернии будет тогда несумнительна. Мореплавание по Черному морю свободное. А то, извольте рассудить, что кораблям Вашим и выходить трудно, а входить еще труднее".

Восстания и волнения

Против тогдашнего крымского хана Шагин Гирея, который объявив себя реформатором, начал вводить новшества на западный манер, то и дело вспыхивали восстания. Потемкин несколько раз встречался с ханом и посещал Крым, где лично убедился в том, что татарская знать охотно предпочла бы перейти под полный протекторат России, нежели быть независимым государством с таким правителем.

Шагин Гирей в апреле 1783 года отрекся от ханства. Но вел сложную политическую игру, затягивая свой отъезд из Крыма под разными предлогами и надеясь, что в обострившейся политической обстановке русскому правительству придется восстановить его на престоле и отказаться от присоединения Крыма. Потемкин, оценив положение, подтягивал войска и через своих агентов вел агитацию среди правящей верхушки ханства о переходе в российское подданство.

В Крыму русскими войсками командовал генерал-поручик граф Бальмен, которому Потемкин приказал особо обратить внимание на соблюдение "строгой на всех постах, при обнародовании манифеста, воинской предосторожности и примечании за поступками татар, не дозволяя делать собраний народу, сие я разумею о военных сборищах". Войска заняли стратегические пункты, не встречая недовольства жителей. С моря русские войска прикрывали корабли Азовской эскадры.

Тем временем по распоряжению Екатерины II были предприняты срочные меры по выбору гавани для будущего Черноморского флота на юго-западном побережье полуострова. Капитан II ранга Берсенев на фрегате "Осторожный" рекомендовал использовать бухту у поселка Ахтиар, недалеко от развалин Херсонеса-Таврического.

Весной 1783 года было решено, что Потемкин будет лично руководить присоединением Крымского ханства к России. 8 апреля императрица подписала манифест "О принятии полуострова Крымского, острова Тамань и всей Кубанской стороны под Российскую державу", над которым она работала совместно с Потемкиным. Этот документ должен был храниться в тайне, пока присоединение ханства не станет свершившимся фактом.

Екатерина колебалась на тот момент и опасалась, что присоединение Крыма вызовет не только новую войну с Турцией, но и вмешательство европейских государств. Поэтому манифест о присоединении Крыма, который был заготовлен, но не был обнародован, запечатали в деревянный ящик, обитый железом. Манифест был втайне переведен на татарский (возможно, и арабский язык, достоверных данных об этом нет и мнения исследователей расходятся), а сам перевод осуществляла даже не Иностранная коллегия, а еще один секретарь Потемкина – Якуб Рудзевич. Манифест был направлен с фельдъегерской службой в Крым.

В Крыму Потемкин в ту пору распространял по Крыму так называемые "присяжные листы", в которых было обозначено, что население такого-то населенного пункта согласно присягнуть на верность России. Они скреплялись печатями и подписями. Эти листы сохранились до сих пор и находятся в Российском государственном архиве в Москве. Только после того, как у Потемкина были собраны отклики от основной части населения Крыма о том, что они хотят перейти в состав Российской империи, то есть была собрана юридическая база, манифест Екатерины был обнародован.

"Все прибегли под державу Вашу с радостию"

28 июня 1783 года манифест Екатерины II обнародовали в ходе торжественной присяги крымской знати, которую принимал лично князь Потемкин на вершине скалы Ак-Кая под Карасубазаром (нынешний город Белогорск — ред). Торжества сопровождались угощениями, играми, скачками и пушечным салютом.

Ниже мы публикуем текст Манифеста

Божiею Милостiю
Мы
Екатерина Вторая
Императрица и Самодержица Всероссiйская,
и прочая, и прочая, и прочая.

В прошедшую с Портою Оттоманскою войну, когда силы и победы оружия Нашего давали Нам полное право оставить в пользу Нашу Крым, в руках Наших бывший, Мы сим и другими пространными завоеваниями жертвовали тогда возобновлению доброго согласия и дружбы с Портою Оттоманскою, преобразив на тот конец народы Татарские в область вольную и независимую, чтоб удалить навсегда случаи и способы к распрям и остуде, происходившим часто между Россией и Портою в прежнем Татар состоянии.

Не достигли Мы однако ж в пределах той части Империи Нашей тишины и безопасности, кои долженствовали быть плодами сего постановления. Татары, преклоняясь на чужие внушения, тотчас стали действовать вопреки собственному благу, от Нас им дарованному.

Избранный ими в таковой перемене бытия их самовластный Хан был вытеснен из места и отчизны пришлецом, который готовился возвратить их под иго прежнего господства. Часть из них слепо к нему прилепилась, другая не была в силах противоборствовать. В таковых обстоятельствах принуждены Мы были для сохранения целости здания, Нами воздвигнутого, одного из лучших Наших от войны приобретения, принять благонамеренных Татар в Наше покровительство, доставив им свободу избрать себе на место Сагиб-Гирея другого законного Хана и установить его правление: для сего нужно было привести военные силы Наши в движение, отрядить из них в самое суровое время знатный корпус в Крым, содержать его там долго, и, наконец, действовать против мятежников силой оружия; от чего едва не возгорелась с Портою Оттоманскою новая война, как то у всех в свежей памяти.

Благодарение Всевышнему! Миновала тогда сия гроза признанием со стороны Порты законного и самовластного Хана в лице Шагин-Гирея. Произведение сего перелома обошлось Империи Нашей не дешево; но Мы, по крайней мере, чаяли, что оное наградится будущею от соседства безопасностью. Время да и короткое воспрекословило, однако ж, на деле сему предположению.

Поднявшийся в прошлом году новый мятеж, коего истинные начала от Нас не скрыты, принудил Нас опять к полному вооружению и к новому отряду войск Наших в Крым и на Кубанскую сторону, кои там доныне остаются: ибо без них не могли бы существовать мир, тишина и устройство посреди Татар, когда деятельное многих лет испытание всячески уже доказывает, что как прежнее их подчинение Порте было поводом к остуде и распрям между обеими Державами, так и преобразование их в вольную область, при неспособности их ко вкушению плодов таковой свободы, служит ко всегдашним для Нас беспокойствам, убыткам и утруждению войск Наших.

Свету известно, что имев со стороны Нашей столь справедливые причины не один раз вводить войска Наши в Татарскую область, доколе интересы Государства Нашего могли согласовать с надеждою лучшего, не присвоили Мы там себе начальства, ниже отомстили или наказали Татар, действовавших неприятельски против воинства Нашего, поборствовавшего по благонамеренным в утушение вредных волнований.

Но ныне, когда с одной стороны приемлем в уважение употребленные до сего времени на Татар и для Татар знатные издержки, простирающиеся по верному исчислению за двенадцать миллионов рублей, не включая тут потерю людей, которая выше всякой денежной оценки; с другой же, когда известно Нам учинилось, что Порта Оттоманская начинает исправлять верховную власть на землях Татарских, и именно: на острове Тамане, где чиновник ее, с войском прибывший, присланному к нему от Шагин-Гирея Хана с вопрошением о причине его прибытия, публично голову отрубить велел и жителей тамошних объявил Турецкими подданными; то поступок сей уничтожает прежние Наши взаимные обязательства о вольности и независимости Татарских народов; удостоверяет Нас вящше, что предположение Наше при заключении мира, сделав Татар независимыми, не довлеет к тому, чтоб чрез сие исторгнуть все поводы к распрям, за Татар произойти могущие, и поставляет Нас во все те права, кои победами Нашими в последнюю войну приобретены были и существовали в полной мере до заключения мира; и для того, по долгу предлежащего Нам попечения о благе и величии отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить, как равно полагая средством навсегда отдаляющим неприятные причины, возмущающие вечный мир между Империями Всероссийскою и Оттоманскою заключенный, который Мы навсегда сохранить искренно желаем, не меньше же и в замену и удовлетворение убытков Наших решились Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону.

Возвещая жителям тех мест силою сего Нашего Императорского манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за Себя и Преемников Престола Нашего содержать их наравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно; и дозволить напоследок каждому из них состоянию все те правости и преимущества, каковыми таковое в России пользуется; напротив чего от благодарности новых Наших подданных требуем и ожидаем Мы, что они в счастливом своем превращении из мятежа и неустройства в мир, тишину и порядок законный потщатся верностью, усердием и благонравием уподобиться древним Нашим подданным и заслуживать наравне с ними Монаршую Нашу милость и щедроту.

Дан в престольномъ Нашем граде Святого Петра, апреля 8 дня отъ Рождества Христова 1783, а государствованiя Нашего въ двадцать первое лето.

28 декабря 1783 года Россия и Турция подписали "Акт о присоединении к Российской империи Крыма, Тамани и Кубани", которым отменялась статья Кючук-Кайнарджийского мирного договора о независимости Крымского ханства.

Таврическая область

Указом Екатерины II от 2 (13) февраля 1784 года была учреждена Таврическая область под управлением князя Потемкина, состоящая из Крымского полуострова, прилегающих районов Северного Причерноморья и Тамани. Согласно указу, область была разделена на 7 уездов: Симферопольский, Левкопольский (город Левкополь хотели основать у устья реки Салгир или переименовать Старый Крым, но этого не получилось, и в 1787 году уездным городом стала Феодосия, а Левкопольский уезд стал Феодосийским — ред), Евпаторийский, Перекопский, Днепровский, Мелитопольский и Фанагорийский.

Создание единой системы местного управления с привлечением представителей различных социальных слоев и национальностей, получивших определенные льготы, способствовало проведению общегосударственной политики по управлению края, а также заселению и хозяйственному освоению Северного Причерноморья, что значительно упрочило положение Российской империи на новых землях в условиях сохраняющейся военной угрозы.

Сады Тавриды и крымский шелк

Раздача земель, поступивших в казну, послужила толчком для составления подробных атласов. В январе 1784 года Потемкин приказал описать все крымские земли, поступившие в казенное ведомство, с указанием количества и качества земли, а также наличия садов. Князь Потемкин приглашал в Крым иностранцев — специалистов по садоводству, шелководству, лесному хозяйству, виноградарству. Особый интерес князь испытывал к методам английского земледелия, предполагая в полной мере использовать их на обширных и плодородных землях, вверенных его попечению. Для устройства парков и садов не только в Новороссии и Крыму, но и почти во всех крупных имениях князя был приглашен специалист из Англии Уильям Гульд. В 1784 году из Франции был выписан ученый садовод Иосиф Банк, назначенный директором Таврических садов. Ему было поручено разведение лучших сортов винограда, а также шелковичных, масличных и других деревьев в Судаке и по всему Крыму. Надворный советник граф Яков де Парма был вызван из Италии в 1786 году для заведения шелковых заводов. Он насадил в Крыму на выделенных ему казенных землях несколько тысяч тутовых деревьев, что дало возможность начать производство шелка.

Отмена пошлин и монетный двор

В конце 1783 года были отменены внутренние торговые пошлины, что должно было способствовать развитию крымского сельского хозяйства, промышленности и торговли, увеличению внутреннего торгового оборота и росту имевшихся в Крыму городов — Карасубазара, Бахчисарая Феодосии, Гезлева (Евпатория) и Ак-Мечети (Симферополь). По указу Екатерины II от 13 августа 1785 года все крымские порты были освобождены от уплаты таможенных пошлин сроком на 5 лет, а таможенная стража была переведена на Перекоп. Еще одним шагом, облегчившим торговые связи, было восстановление Потемкиным монетного двора в Феодосии, где стала выпускаться таврическая монета.

Новые города и переименования

Особое значение для развития Крыма (как и соседней Новороссии) имела деятельность Потемкина по строительству новых и реконструкции старых городов. Проектирование и строительство южных городов определялось социально-политическими и историческими условиями, характером экономического развития края. Важное политическое значение в градообразовании на юге Российской империи имели идеи "Греческого проекта", в связи с чем большинство городов называлось в память о древнегреческой колонизации Северного Причерноморья: Одесса, Севастополь, Симферополь, Херсон. По тем же причинам некоторым существовавшим поселениям возвращались древние имена, например Феодосии, Евпатории, Фанагории.

Политическими мотивами обуславливалась и значительная поддержка, оказываемая государством молодым городам. Здесь за счет казны возводились многочисленные здания общественного назначения, жители освобождались от податей и, более того, получали ссуды на возведение жилых домов.

Экономическое и хозяйственное освоение Крымского полуострова к концу XVIII века привело к росту населения Крыма, в основном за счет русских и украинских переселенцев. При этом в Бахчисарае проживало шесть тысяч человек, в Евпатории — три с половиной тысячи, в Карасубазаре — три тысячи, в Ак-Мечети — полторы.

Таким образом, присоединение Крыма к Российской Империи было не актом агрессии (как сейчас модно говорить в таких случаях), а явилось шагом политики Екатерины II по освоению и закреплению за Россией обширных территорий, ранее принадлежавших Крымскому ханству и пребывавших до середины XVIII в. в запустении.

Редакция Переклички
По материалам РИА-Крым
Tags: Государство Российское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments