?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

3-я Русская Армия

Первые попытки организации антибольшевистских структур на территории Польши были предприняты в конце весны 1920 г. 16 июня Савинков сообщал Врангелю и Струве о возможности русско-польского «военного соглашения» («но отнюдь не политического»). «Военное соглашение» было обусловлено «необходимостью, как для поляков, так и для нас, иметь русский национальный флаг и русские части на польском антибольшевистском фронте. Основой его должно быть решение формировать отдельные русские отряды под русским командованием на польской территории».

Тогда же, в июне 1920 г. в Варшаве, с санкции Пилсудского, Савинковым был образован Русский Политический Комитет. До августа 1920 г. Русский Политический Комитет действовал параллельно с Русским Эвакуационным Комитетом, содействовавшим отправке бывших военнослужащих белых армий из Польши в Крым и в другие государства.


Русские части из перевезенных из Польши офицеров пытался в Митаве формировать полковник Вырголич (к маю до 1200 чел.). Летом 1920 г. генерал-майор Л.А. Бобошко вывез в Польшу несколько эшелонов военнослужащих Северо-Западной армии.

В 1920 г. С.Н. Булак-Булахович сформировал в Брест-Литовске Русскую Народную Армию (около 10 тыс. чел.), вскоре выросшую до 20 тыс. чел. и действовавшую в составе польских войск до перемирия. Донским полком в ней командовал полковник Л.Я. Духопельников, артвзводом — полковник И.И. Бабкин. Кроме того, летом 1920 г. в Польше образовалась группа из казачьих частей, перешедших из Красной армии (в основном плененные в Новороссийске), находившаяся на польской службе: Донской полк войскового старшины Д.А. Попова и батарея есаула И.И. Говорухина, составившие бригаду есаула Сальникова, которая после перемирия вошла в состав Сводной Казачьей дивизии 3-й Русской армии (ген. В.А. Трусов); в сентябре при ней была сформирована батарея есаула И.Г. Конькова. Отдельно существовали Донской полк (с батареей) есаула М.Ф. Фролова (из дивизиона 42-го Донского казачьего полка, не пожелавшего интернироваться с частями Бредова и вошедшего в Украинскую армию) и бригада (с батареей) есаула М.И. Яковлева.

Генерал П.Н. Врангель писал в своих «Записках»:
"Из задержавшихся в Польше остатков отряда генерала Бредова, отрядов Булак-Балаховича и полковника Пермыкина и русского населения вновь занятых поляками областей, я предлагал сформировать в пределах Польши 3-ю Русскую армию. Я предлагал объединить командование польскими и русскими войсками в лице французского генерала с тем, чтобы при нем состояли представители наших и польских армий.

Наконец, 20 сентября 1920 г. был издан уже официальный приказ (N 3667) оформировании в Польше 3-й Русской армии (1-я и 2-я армии действовали в Северной Таврии). В нем декларировался статус новой армии, определялся ее состав и четко ставилась цель: «С моего согласия, на территории Польши моим представителем при польском правительстве генералом Махровым формируется 3-я Русская армия». Приказ предписывал: «Всем русским офицерам, солдатам и казакам, как бывшим на территории Польши раньше, так и перешедшим в последнее время к полякам из красной армии – вступить в ряды 3-й Русской армии и честно, бок о бок с польскими и украинскими войсками, бороться против общего нашего врага, идя на соединение с войсками Крыма».

Армия подчинялась ген. Врангелю и состояла из 1-й (ген. Л.А. Бобошко) и 2-й (ген. гр. А.П. Пален) стрелковых дивизий (из кадров Северо-Западной армии) и сводной казачьей дивизии (ген. В.А. Трусов) из двух бригад (полковники Немцов и де Маньян); в казачью дивизию входили Донской («Красновский», под командованием полковника Л.Я. Духопельникова), Оренбургский и Уральский полки, Кубанский дивизион и Донская батарея).

Разногласия в среде белой эмиграции, возникшие на почве отношений к РПК Савинкова, привели к тому, что 3-й армии не суждено было выступить совместно с поляками. Лишь окончание военных действий на советско-польском фронте (12 октября 1920 г.) и предполагавшееся – согласно договоренностей – разоружение всех воинских частей, не входивших в состав Войска Польского, способствовало выдвижению 3-й Русской армии на линию новой восточной границы Польши. С этого места предстояло начинать наступление, с перспективой соединения с Врангелем. В противном случае русские и украинские войска должны были либо разоружиться, либо покинуть пределы Польши. Многими солдатами и офицерами Русской армии польская позиция оценивалась как «предательская».

В октябре 1920 года 3-я армия под предводительством Перемыкина отправилась вместе с петлюровцами в поход, взяв направление на Черкассы. В свою очередь, Булак-Балахович двинулся по маршруту Мозырь-Речица-Гомель. По замыслу участников акции, она должна была привести к созданию независимого Белорусского государства и союзной с ним Российской демократической республики. Но боевые операции 3-й армии оказались безуспешными. Вскоре после перехода в наступление (войска Омельяновича-Павленко продвигались в общем направлении на Житомир, с возможной перспективой движения к Киеву, а армия Пермикина на Черкассы) русские и украинские войска были остановлены, а затем отброшены назад в Польшу, где – по условиям перемирия – были незамедлительно разоружены польским командованием. Многократное численное превосходство РККА, усиливавшихся переброской войск из Крыма, где были завершены операции против Врангеля, отсутствие фактического объединения всех антибольшевистских сил в Польше и на Украине, привели к поражению так и не начавшейся, фактически, боевой операции.

По разработанной польским военным министерством инструкции, подразделения украинской армии и «русских добровольческих отрядов», интернированные в соответствии со статьей 2 прелиминарного мирного соглашения между Польшей, РСФСР и УССР, подлежали разоружению и размещению в «концентрационных лагерях» в качестве «военно-интернированных». При этом «офицеры и рядовые украинских и русских добровольческих отрядов должны размещаться в отдельных лагерях и не могут быть смешиваемы с военнопленными». В инструкции также отмечалось: «Принимая во внимание, что отряды армии У.Н.Р. и русские добровольческие и казачьи отряды до последнего времени сражались совместно с польской армией как войска союзные», с «военно-интернированными» следует «обращаться дружественно и доброжелательно, как в частных, так и в служебных отношениях, не нарушая, однако, обязательной строгости внутреннего лагерного уклада». Дислокация должна была ориентироваться на «принадлежность офицеров и рядовых (казаков) к национальным или казачьим частям», в лагерях разрешалось «хранить внутреннюю автономную тактическую организацию отрядов, с разделением на взводы, роты, эскадроны, сотни, батальоны, полки и т.д.», сохранялась «дисциплинарная власть соответствующих украинских и русских начальников частей в отношении своих подчиненных». Но при этом приказы «начальника лагеря были обязательны для интернированных воинских чинов». В лагерях нужно было установить часовни с совершением богослужений по обряду греческому».

Продолжали выходить приказы по армии, подписанные Пермыкиным. В одном из них (14 января 1921 г.) приводился текст послания генерала Врангеля из Константинополя, в котором Главком благодарил «доблестную 3-ю Русскую армию» и выражал надежду, что «Бог сохранит наши Армии для будущей славы России». Бойцы 3-й Русской и Народной Добровольческой армий продолжали участвовать в антисоветской борьбе в составе партизанских отрядов в Белоруссии и на Украине («Братство Русской правды», «Братство Зеленого дуба» и др.), совершать диверсии в приграничной территории.

Это был последний этап организованной вооруженной борьбы Белого движения на Европейской территории России. В дальнейшем военные действия происходили здесь лишь в форме антибольшевистского повстанческого движения.

А. Кудрявцев

Использованные источники:
- «Белое движение и "польский вопрос". Российско-польские отношения во внешнеполитическом курсе
Белого движения в 1918 - 1920 гг». В. Цветков
- «Записки» (ноябрь1916 г.- ноябрь 1920 г.), П.Н. Врангель
- «Трагедия русского офицерства», С.В. Волков
- «Белая борьба в России». С.В. Волков.
- «Белые армии в Гражданской войне в России»,
Александр Дерябин. «Лейбъ- Компания», Москва, 1994

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
antikominfo
11 окт, 2010 08:59 (UTC)
При том однако...
"последний этап организованной вооруженной борьбы Белого движения на Европейской территории России. В дальнейшем военные действия происходили здесь лишь в форме антибольшевистского повстанческого движения".
С точки зрения историка - достаточно точно.
Но главного не говорит, а потому может ввести в заблуждение.
А главное в том, что ценно любое (!) сопротивление и любая борьба; ценны не только фронты и армии, а и каждый отдельный борющийся.
Почему, спросите Вы?
Если смотреть с точки зрения реальной жизни, в том числе и международного военного права (Kriegsvolkerrecht), то Ваше определение не полно отражает реальное положение дел.
Вот выдержка из международного права:
"Война не считается оконченной до тех пор пока полностью не прекратилось народное сопротивление и не прошло не менее 20 лет в которые не будет даже и ОДИНОЧНОГО сопротивления в любой форме".
А такого длинного перерыва в борьбе за свое освобождение русский народ не делал - и не сделает.
Таким образом - следуя правовым и военным нормам по которым искони живет все неподсоветское человечество - всякие разговоры о подведении итогов Гражданской Войны (как, кстати, и деление её на 1-ю и 2-ю) абсолютно бессмысленны.
Борьба, светоч которой зажжен русскими патриотами 90 лет назад, не затихла и не затихнет. Она продолжается по сей день, будет продолжаться и далее, до самой окончательной победы над чуждым Руси игом:
http://metanthonymemorial.org/VernostNo153.html
(тут - еще ряд интересных мнений - включая и мои).
Дмитрий Барма
( 1 комментарий — Оставить комментарий )
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com