"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Фуражка. Часть 2

Из взятых с собой трофеев было: винтовки М4, по шесть магазинов на нос и 4 гранаты. Плюс, Физик тащил тяжеленный «Стингер», найденный в «Хаммере».

В КАМАЗах были какие-то одеяла, кровати, палатки. Видимо, у пиндосов на перевозку подобных грузов боевых машин не хватало, и они использовали реквизированную гражданскую технику.

И вот теперь, сидя в глубине леса у заросшей камышом заводи ручья, лейтенант вновь спросил:

–Так как вам удалось разбить три машины и завалить толпу пиндосов?

– Ну, во-первых, не три машины, а одну, т.к. КАМАЗы проблемой не были. На них пары очередей хватило. И где ты толпу увидел? Там от силы отделение было! – усмехнулся Водолаз.

– Ага. Я сразу водилу первого КАМАЗа завалил. А Физик кинул скрутку из Ф-1…

– Что за скрутки такие? – не понял Иван. – Лёша, ты чего намудрил снова?

– Научный метод. Взял четыре своих «яичка» и изолентой их в клубок замотал. Еще днем. А как вы грузовик свой там валить начали, пошел и положил «подарочек» посреди дороги. И вон веревку, а она всегда при мне, сразу ко всем кольцам подсоединил… Ну и когда пиндосы появились, я очередь дал, они заволновались, а когда на скрутку наехали – тут я веревку и дерганул, - ответил Физик.

– А когда на «яички» наехали, не больно было? – засмеялся Казак. – Отдавили небось?

Все дружно засмеялись, сбрасывая напряжение недавнего боя.

– Ну а пиндосов Водолаз сначала РГД покрошил, а потом с автомата. Они из кузова первого КАМАЗа выскочили. Видать, ехали зайцами, - пояснил дальнейшее Тень.

Лейтенант улыбнулся и сказал:

– Всем объявляю благодарность. Молодцы, бойцы. А насчет пожрать, пиндосов не проверяли?
– Как же! Проверили! Но только либо они не далеко ехали, либо у них так положено – вот пара банок ананасов и шоколад.

– Не. Главного не было – походной поп-корницы! – усмехнулся Физик.
– Значит, с едой вышел облом, - задумчиво проговорил лейтенант. Слушай задачу!
–… – Тень только открыл рот, чтобы что-то сказать, но, вспомнив, недавнюю прокачку, передумал.
– Задача такая: Сейчас ночуем здесь. Утром выдвигаемся на хутор в поисках продуктов. Далее будем пробиваться к своим на север.
– Снова без костра? Вань, комки хоть бы просушить… – сказал Физик.
– На вас высохнут. Сейчас пиндосы чистить округу начнут, в поисках тех, кто их корешей на трассе перебил. И на любое тепло, дым костра и т.д. будут реагировать ракетным ударом. Оно вам надо?
– Выполнять задачу! – повысил голос, сидевший на большом почерневшем от времени пне Водолаз. – Сказано, без костра, значит, без костра! Или кто хочет в наряд заступить?

* * * *

К утру зуб на зуб не попадал, и лейтенант уже пожалел, что не разрешил разводить костра. Мышцы затекли, спина болела. В голове стояла тупая одурь. Спали сидя, чтобы не простудиться.

Иван проснулся, разглядывая дежуривших Водолаза и снайпера. Парни совсем выбились из сил. Под глазами залегли темные тени, лица осунулись, получили сероватый оттенок.
Игнатьев тяжело поднялся на ноги, потянувшись, и сказал:

–Сержант, буди взвод. Пробежка – километр. Потом позавтракаем пиндосовскими фруктами и сладостями…

Пробежка действительно благотворно отразилась на бойцах. Солдаты полностью стряхнули с себя оцепенение и холод сна. Их молодые организмы уже дышали энергией, во взглядах появился злой огонек, который можно увидеть только у людей, готовых идти вперед до конца.

Вскоре группа вышла в направлении хутора.

* * * *

Хутор раскинул полтора десятка домов по двум пологим холмам. Сады желтели большими осенними яблоками. К центру вела, петляя дорога с древним, еще советских времен асфальтом. Игнатьева насторожила полная тишина.

Бойцы взошли на холм и осмотрелись. Селение оказалось пустым. Ни одного жителя! Даже бродячих собак не было. Но у крайнего дома, скособочившись стоящего на склоне холма, на фонарном столбе покачивались два трупа.

Иван приказал снять их. Повешенными оказались старик и женщина. Было видно, что перед казнью их долго избивали. Кровоподтеки закрывали лица почти полностью, руки были сломаны.

– Что ж творят-то сволочи! – выругался Казак. – Мирное население уничтожают! Как фашисты!

– А они и есть – фашисты, - сухо сказал Физик…

Потом бойцы пытались найти в покинутых домах пищу. В итоге группа обзавелась гречневой крупой и двумя пачками чая, обнаруженными в кухонном столе одного из домов. Вообще хутор был основательно «зачищен» пиндосами. В хатах всё было перевернуто вверх дном. Стекла выбиты. В стенах виднелись пулевые отверстия.

Через час бойцы собрались в центре хутора, построившись. Лейтенант, поправив АК на плече, встал напротив и сказал:

– Делать тут больше нечего, нужно идти дальше на север. Надеюсь, что фронт далеко не отодвинулся, и, вскоре, мы выйдем к нашим. Кстати, вы вкурсе, как называется этот хутор?

Солдаты молча переглянулись.

– А хутор называется, - продолжал Иван. – Твёрдый. И вы должны стать твёрдыми в своем стремлении бить врага и в вере в Победу! Пиндосы убивают наших людей, бомбят наши города, сжигают хлеб на полях – вы это всё видели своими глазами. Эта война тотальная. Или мы их, или же они нас. Перебьют всех, оставив выжженную пустыню, на которой развернут добычу «Бритиш-Петролиум» и «Шелл»! Но пока мы живы, ни одна сволочь вражеская не должна оставлена быть вживых! Пленных не брать! Вы усвоили это?

Вопросы?

– Господин лейтенант, разрешите обратиться! – спросил Казак.
– Обращайтесь.
– А как же те двое, из грузовика, которых мы связанными оставили?
– Они были без сознания. А несопротивляющегося противника, тем более находящегося в бессознательном состоянии мне воспитание не позволяет убить! – огрызнулся Иван. Слова бойца задели за живое. Действительно, пожалел неудачливых почтальонов, но как объяснить это солдатам, когда он только что призвал их к жестокости и тотальному уничтожению противника? Но, слава Богу, тему никто развивать дальше не стал…

Неожиданно с трассы донесся шум двигателей. Из-за холма показалась «Брэдли», направляющаяся к хутору. До противника было около километра или чуть больше, но дистанция быстро сокращалась

–Тревога! Пиндосы! Отходить некуда! В поле они нас быстро на гусеницы намотают! – крикнул лейтенант. – Живо на окраину! Засядем в доме на склоне. Там, где были повешенные. Физик, Казак – в соседнюю хату справа от того дома! Живо! Тень, лупишь по триплексам и тем, кто вздумает высунуться из БМП. Водолаз! Твое дело – гранаты. Тварь надо остановить! Они нас заметили, видите, как скорость возросла? Так, бегом на позиции!...

Пока бойцы бежали к окраинам хутора, из-за холма, скрывающего поворот трассы, выкатились пяток «Хаммеров» и «Бигфут». Грузовик затормозил в километре от селения. Из кузова посыпались солдаты. «Бредли» полоснула короткой очередью вдоль улицы, подняв фонтаны из опавшей листвы и кусков старого асфальта.

Иван только успел впрыгнуть в вынесенное окно дома, как по стене забарабанили тяжелые пули крупнокалиберных «Кольтов», установленных на крышах «Хаммеров».

«Как же они нас обнаружили?» – думал Игнатьев, поднимаясь с замусоренного кусками битого стекла и какими-то бумагами пола и выцеливая из глубины комнаты бегущих к хутору пиндосов.

Через минуту рядом очутился младший сержант Водолаз. Боец сразу выпустил остававшиеся в АК патроны по цепям наступающих и откинул пустой автомат в угол, срывая с плеча трофейную М4…

* * * *

Вражеская пехота залегла. «Бредли», отъехав чуть назад, теперь поливала дома потоком стали. «Хаммеры», развернувшись в линию, тоже остановились. Но из люков уже никто не показывался. «Кольты» молчали. После того, как Тень снял двоих пулеметчиков, пиндосы решили не рисковать.

Лейтенант, опершись спиной о стену, включил рацию:

–Физик, сейчас янки будут вызывать авиацию. Так что смотри в оба! Если что пролетит – сшибай заразу из «Стингера». Пользоваться умеешь?

–Не бойсь, командир! Разберемся! – весело отозвался Лёха…

И действительно, через пять минут на хутор обрушился ад. Но это была не авиация. С неба посыпались артиллерийские снаряды, превращая крохотное селение в кучи бревен и битого кирпича.

Солдаты упали на пол, пытаясь вжаться в него, скрыться от огня противника. Рядом ударил взрыв. Дом, казалось, подбросило на метр. Стены пошли трещинами. Сверху посыпались доски и какие-то ящики. Лейтенант поднял взгляд – крыши не было. Голубое небо в просветах туч проглядывало сквозь развороченные стропилы.

–Командир! Смотри, что я нашел!

Иван повернул голову. Водолаз, довольно улыбаясь сквозь маску пыли на лице, показывал ему старую измятую фуражку. Черный околыш и белая тулья…

«Где-то я такие видел», - промелькнула мысль. – «Ах, да! Так это же фуражка добровольцев Марковского полка!.. И откуда она здесь?»

– Это белогвардейская! – прокричал в ответ лейтенант, пытаясь перекрыть грохот взрывов.

– Где нашел?

– Сверху свалилась. С чердака! – отозвался Водолаз. – Командир, смотри-ка, пиндосы в атаку поднялись!

Иван приподнялся на локтях и сквозь пролом в стене, ощутимо расширявший оконный проем, увидел, как янки перебегая, стали продвигаться вперед.

– Не давай им слишком резво наступать! – приказал лейтенант. И крикнул в рацию. – Физик, Казак, Тень – приказываю отходить! Мы их с сержантом задержим тут!
– Командир! – это ответил снайпер. – Без тебя мы не уйдем! И не переживай, ща я их командира щелкну…

И правда, фигурка американского офицера, командовавшего на поле, через миг, вдруг, споткнулась, напоровшись на пулю, и рухнула в жухлую траву.

Пиндосы снова залегли. Огонь артиллерии усилился.

– Тень, сними радиста! Он наводит пушки! – приказал Иван, снова вызвав снайпера.

– Нет у них радиста на поле! У них рация в каждой машине! Не тупи, лейтенант!

Игнатьев снова прильнул к прицелу и стал бить короткими очередями по залегшим янки.

А снаряды всё сыпались вокруг, перемешивая селение с землей. При каждом взрыве стены всё более покрывались трещинами, пол подпрыгивал под ногами, пыль и дым застилали глаза, щипали в горле, приводя к приступам тяжелого кашля.

Правый дом, где держали оборону Физик и Казак, вдруг, превратился в огненный смерч. Встороны полетели куски кирпича, балки и шифер. Ударная волна лопнула в ушах нестерпимым грохотом.

Лейтенант, вскакивая в полный рост, не слыша себя, надрывно заорал. М4 захлебнулась длинной очередью, опустошая предпоследний магазин.

Водолаз, прыгнув, повалил командира на пол и рявкнул в самое ухо:
– НЕ СКАЧИ, ЛЕЙТЕНАНТ! Им уже не помочь!
– Там наши были… - в горле стоял ком. – Наши!!! ¬– прохрипел Игнатьев, уткнувшись лицом в обломки мебели, но больше не порываясь мочить врага в полный рост.
– Прорвемся! – вдруг, как-то странно улыбнулся младший сержант. И, выдернув из подсумков две гранаты, кинулся в пролом в стене.
– Стооой! – только и успел крикнуть лейтенант…
Но боец уже мчался к «Бредли», выехавшей в 50 метрах левее и разворачивающейся лбом к дому.

Водолаз упал, перекатился, уходя от огня пехоты и затаился. «А, может, убит?» - Иван прогнал от себя эту мысль, сменив магазин, и продолжая отстреливаться.

Вражеская БМП крутанулась на одной гусенице и поползла вперед. Игнатьев выстрелил по оптике перископов, но через пять патронов боек сухо щелкнул – магазин был пуст. Лейтенант откинул винтовку и машинально поднял с пола старую фуражку.

Водолаз показался сзади «Бредли», ловко вскочил на броню и направился к башне. Пиндосы не прекращали огонь, не боясь попортить навешанную снаружи БМП всевозможную электронику. Боец добрался до распахнутого настежь верхнего люка и швырнул внутрь гранату, спрыгивая на землю. Но несколько пуль попали в спину. Младший сержант упал на землю и больше не шевелился.

Внутри боевой машины рвануло. Повалил жирный густой дым. «Бредли» завертелась на месте. А потом сдетонировал боезапас, разметав броню на десяток метров вокруг. Игнатьева снова сбило с ног.
Бессильная ярость застыла в груди. Пальцы побелели, сжимая до хруста в костях фуражку. Лейтенант снова встал в полный рост и выбрался из начавшего гореть дома. Шаг за шагом он пошел вперед. На врага.

Небо застилал черный дым, под ногами хрустело кирпичное крошево. Спину обжигал огонь занявшегося позади пожара. А впереди были они – те, кто пришел на его землю, чтобы сделать его народ рабом, чтобы отнять у него жизнь, чтобы захватить его Родину…

* * * *

Всё тверже каждый шаг. Все смелее взгляд. Всё увереннее шел лейтенант. Он разгладил измятую тулью и надел фуражку, выдернув из ножен штык от АК. И каждый шаг отдавался в сердце ударом колокола…

И враг, вдруг, начал пятиться назад. «Хаммеры», взревев двигателями, отползали за холм. Яркое солнце, появившись в разрыве облаков, одиноким золотым лучом осветило идущего по полю русского офицера в старой Марковской фуражке. Его силуэт на фоне горящего, исходящего клубами дыма, селения выглядел зловеще…


Эпилог.

Ефрейтор Тень лежал на боку. Пуля разворотила плечо. Каждое движение отдавалось дикой болью. Впереди и чуть левее горела американская БМП. Где-то там погиб младший сержант. Физика и Казака тоже больше не было… СВД без патронов покоилась рядом. И с каждой секундой, с каждым фонтанчиком крови из развороченного плеча, сил становилось всё меньше…

Ожила рация:
– Я – «Коробка пять». Приём. Наблюдаю бой в Твёрдом. Противник штурмует хутор.
– «Коробка пять», я – «Кречет». Понял. Иду с востока. Высота 20. Приём.
– «Кречет», я – «Коробка пять». Отработайте по целям. Занимаю позицию…
Тень прислонил рацию к губам и прошептал:
– Ре6ята, мы здесь. И мы еще живы!...

Л-т Русский
Tags: Книжная полка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments