"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Архивы НКВД отказались рассекречивать

Межведомственная комиссия по защите государственной тайны отказалась рассекречивать архивы НКВД. Петицию с требованием рассекретить архивы подписали 60 тысяч человек, но комиссию это не убедило — комиссия печется о национальной безопасности.

Из официального ответа: «Эти сведения сохраняют актуальность в настоящее время, поскольку их распространение может нанести ущерб безопасности Российской Федерации, и требуют продления сроков засекречивания». Продления — это до 2044 года.

В ответе указано, что секретность не касается материалов о массовых репрессиях, но это административное лукавство — адвокат Иван Павлов, инициатор петиции и лидер движения за доступ к архивам, пишет у себя в фейсбуке, что в ответ на требования рассекретить, например, переписку Ежова о расстреле эмигрантов-харбинцев чекисты ссылаются как раз на закон о гостайне.

Лучшее тут, конечно, мотивация про национальную безопасность, которая пострадает от того, что русские, наконец, в подробностях выяснят, что и кто проделывал с их дедами и прадедами в рамках борьбы с великорусским шовинизмом за дружбу народов и третий интернационал. Например, русские могут подумать, что власть чекистов — это немного (совсем чуть-чуть) оккупационный режим, который обращался с Россией как с завоёванной страной. Национальная безопасность пострадает от этого довольно сильно.

Срок продления секретности тоже хорош. 2044 год наступит — а там, глядишь, уже и четвёртая промышленная революция, русских многонациональными роботами заменят, и за преступления можно будет не отвечать. Ну или таджиками — это как пойдёт.

Ну и кроме репрессий есть еще интересные соображения — например, крайней любопытно было бы увидеть архивы спецслужб времен позднего СССР, касающиеся финансовой деятельности товарищей коммунистов за рубежом. Офшоры Ходорковского, «Джамблик» и «Килда», например, зарегистрированы в 1984 и 1974 году (проклятые олигархи, даже в прошлое дотянулись!) — наверняка в архивах про это есть пара-другая любопытных деталей.

Удивительного, впрочем, ничего. «Неосоветский режим» — это не метафора, если что, это реальность — в Кремле сидит человек из КГБ, который, по слухам, считает своим духовным учителем и примером для подражания Юрия Андропова. В этом смысле «сведения сохраняют актуальность» — отличный барометр. Штирлица что-то выдавало — то ли волочащийся сзади парашют, то ли отказ рассекречивать НКВДшные архивы.

Ну и раз документы рассекречивать в очередной отказались, а наглядный пример нужен, то вот вам отрывок из классики:

«Трое стреляли как автоматы. И глаза у них были пустые, с мертвым стеклянистым блеском. Все, что они делали в подвале, делали почти непроизвольно. Ждали, пока приговоренные разденутся, встанут, механически поднимали револьверы, стреляли, отбегали назад, заменяли расстрелянные обоймы заряженными. Ждали, когда уберут трупы и приведут новых. Только когда осужденные кричали, сопротивлялись, у троих кровь пенилась жгучей злобой. Тогда они матерились, лезли с кулаками, с рукоятками револьверов. И тогда, поднимая револьверы к затылкам голых, чувствовали в руках, в груди холодную дрожь. Это от страха за промах, за ранение. Нужно было убить наповал. И если недобитый визжал, харкал, плевался кровью, то становилось душно в подвале, хотелось уйти и напиться до потери сознания. Но не было сил. Кто-то огромный, властный заставлял торопливо поднимать руку и приканчивать раненого».

Зазубрин, если что, близко общался с чекистами — написано с натуры.

Кто там сказал «русский Нюрнберг»? Тише, это экстремизм. Хорошего дня.

СиП
Tags: Большевики и их наследники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment