"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Дети посла Войкова

Неосоветисты кажется не поняли как их жестоко подставили с «Войковской» и как тактическая победа – запугали московские власти, превратилась в катастрофическое стратегическое поражение.

Одним махом рухнул весь дискурс «отделения мух от котлет» применительно к большевизму и советской власти.

Десятилетиями выстраивался миф о плохих коммунистах и хороших большевиках. О том, что большевики царя не свергали, его свергли подлые либералы, а большевики напротив - собрали после них страну по кусочкам. О том, что да, были конечно коммунисты-космополиты типа Лейбы Троцкого и Иудушки Свердлова, но настоящие большевики были за русский народ и его развитие и 1937-й год был против таких вот космополитов, когда простые русские мужики и старая спецура объединились, чтобы перестрелять всех чекистов-инородцев и восстановить золотые погоны и Великую Империю.


Над созданием этого дискурса в тех или иных вариантах потрудились Вадим Кожинов, Сергей Кара-Мурза, Игорь Фроянов и многие другие. В какой-то момент идея, что царя ударом в спину свергли подлые буржуи-либералы, страна рухнула в пропасть, а истинно народные большевики страну собрали, барам за царя отомстили, промышленность построили, германца побили, японцу отомстили, к звездам полетели, эта идея стала практически общепризнанной и, казалось, могла послужить основанием некоего нового русско-советского консенсуса.

Но у этого мифа было одно слабое место - Царя и его семью зверски убили именно большевики. И чтобы как-то обойти этот факт изобреталось, в свою очередь, множество легенд. Про товарища Сталина клявшегося матери, что не повинен в царской крови. Про товарища Ленина, который сообщил членам Совнаркома о расстреле бывшего царя "с изменившимся лицом".

В конечном счете всё было свалено на Свердлова за которым маячили Троцкий и мрачный банкир-сионист Шифф с Уолл-Стрита. Мол сам, без разрешения Ленина и вопреки святому Сталину распорядился тайно каббалистически убить царя.

Так цареубийство было списано со счетов большевистского режима и перенесено в графу эксцессов масонско-иудейского заговора, сопровождавшего большевистскую революцию и исключавшего из своих рядов даже дедушку Ленина, не говоря уж о «святом Сталине».

Войковиада вприсядку перечеркнула все десятилетия строительства этого мифа. Выяснилось, что в сердцевине неосоветского мифа не солнечный Гагарин, одну руку протянувший к звездам, а воторой восстанавливающий Триумфальную Арку и Храм Христа Спасителя, не кровавый Сталин, стоя по пояс в русской крови пьющий за здоровье Великого Русского Народа и протягивающий ему нововыделанную ядерную дубинку. В центре неосоветского культа кровавый шестирукий Войков пляшущий на трупах царских детей со склянкой кислоты зажатой в каждой ладони. И не иначе возможно причаститься советскому духу, дабы войти в «СССР 2.0», кроме как отпив кислоты из его склянок и плюнув ею на царственные трупы.

Если ты советский человек – ты причастен Войкову. Если ты не причастен Войкову – ты не советский человек. Если хочешь обойтись Гагариным и космонавтом Волковым, то нет, «активные граждане» собянинского разлива запихают тебе Войкова в гланды.

Оказалось, что все эти годы необольшевики, говоря о «единстве нашей истории», о «необходимости преемственность царского, советского периода и современности» имели в виду именно неприкосновенность Войкова и необходимость принятия нами именно цареубийства как центра неосоветской картины мира, а Войкова как эталонного революционера.

Я давно удивлялся, что позорное и одиозное имя цареубийцы десятилетиями остается на карте Москвы и точно какая-то невидимая рука защищает от всех попыток его стереть. Было даже время тяжелого когнитивного диссонанса, когда ты приезжаешь на «Войковскую», заходишь в храм, где стоит икона убитых им царственных мучеников, а потом опять вынужден ехать с «Войковской». Лишь бы избежать этой необходимости я заставлял себя дойти до «Сокола».

Казалось нелепым, что такой мелкий винтик в большевистском механизме как Войков, который скорее всего ушел бы в тюрьму или под расстрел, если бы его не сразила пуля Коверды, может оказаться настолько несмываемым с Москвы пятном. Но это оказалось не пятно, а клеймо. Клеймо рабства на русских.

Имя Войкова на карте нашей Москвы напоминает нам о том, что с точки зрения верховодящих современным миром сил у русских нет и быть не может никакой собственной государственности, никакой своей власти, никакого своего царя. А весь мир еще сто лет назад отлично понимал, что власть русского царя есть власть-как-таковая, власть по преимуществу, метафора самой идеи власти.

Но, оказалось, что можно взять и убить русского царя и долго катать по его палатам как на карусели местечковых ашкеназов, доремучих горцев, латышских, прости Господи, стрелков, украинцев с кукурузой, полчища авантюристов и самозванцев, каждый из которых на свой лад утверждал несуверенность Росии, лишившейся даже имени, отмененность царского звания.

Особенно смешно здесь выглядят путинисты, которые защищают Войкова во имя некоей «стабильности». Станция «Войковская» как бы намекает на то, что кого угодно из тех, кто может быть сочтен русскими царем и великим властителем со сколь угодно заоблачным рейтингом, можно просто скинуть и шлепнуть в подвале, найдя для этого очередных Войкова и Юровского.

Не нужно этих длинных пугающих трелей о «Судьбе Милошевича», «Судьбе Хуссейна», «Судьбе Каддафи». Всё это лишние апелляции к странам Третьего Мира. Причем тут племенной ливийский шейх, если государя величайшей империи залил кислотой в яме сын Лазаря. Достаточно сказать любому из наших зиц-председателей слово «Войков» и они растворятся в воздухе со звуком тише хлопка одной ладонью. Не спасут ни суверенная демократия, ни рейтинг, ни удвоение ВВП, ни партнер Пётр, ни друг Обама. «Войков!». Пссст! Ни шуб, ни домов, ни дач, ни счетов.

Оказалось, что никакие договоренности с детьми посла Войкова себя не оправдывают. Ни Гагарин, ни Жуков, ни на худой конец «солнечный Сталин» евразийского бреда никогда не будет в центре их самосознания. Из-за этих декораций всё равно вылезет Войков с кислотной склянкой.

Разумеется они не могут выковырять Войкова с карты Москвы, как нельзя смыть рабское клеймо. Но мы – не они. Единственным законным наследником последнего царя является русская нация. Весь тот ресурс государственности, которой собран был за столетия под рукой русских государей, русское самодержавие, целиком и нераздельно перешли в достояние русской нации и только она вправе им воспользоваться.

Егор Холмогоров

Tags: Большевики и их наследники, Информация к размышлению и обсуждению, События и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments