"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Наступление в прямом эфире и чем оно заканчивается

Современная война все больше напоминает ток-шоу. В прямом эфире транслируют не только боевые действия, но и планы командования - те, что еще лет десять-пятнадцать назад выглядели абсолютной военной тайной. Теперь журналисты буднично рассказывают и о планах, и о времени, месте наступления. Это примерно как если бы журналисты Ди Дойче Вохеншау начиная с апреля 41 вели бы репортажи о подготовке вермахта к блицкригу на Москву, и в каждом немецком кинотеатре перед сеансом бюргеры проникались патриотическими настроениями.

Современный мир с его массовой и общедоступной информацией выглядит, конечно, совсем иначе. Правда, и доверие к печатному слову стало совсем иным. Доступность и массовость информации неизбежно опустили ее средний уровень и качество, а также серьезно уронили средний уровень критического восприятия у аудитории.

Рейтер сообщает о подготовке России, Ирана и Сирии к наступательной операции в Алеппо. Она рассматривается чуть ли не как переломный момент в войне. На фоне идущего ни шатко ни валко наступления в Хаме (которое тоже было анонсировано практически на уровне советской операции "Багратион"), начавшейся сегодня операции в Дамске, которую освещают все центральные СМИ России, возможная операция в Алеппо начинает вызывать некоторые вопросы.

"Вести" передают: "...Сообщается, что готовится масштабная наземная операция. Помимо российских ВКС, армии президента Сирии Башара Асада и тысячи иранцев, задействована шиитская организация "Хезболла"..."

На самом деле, масштаб даже при поверхностном рассмотрении не слишком впечатляет. По одним данным, иранцы перебрасывают до тысячи военнослужащих (причем часть из них с советническими функциями), по другим - вообще несколько сот. С "Хезболлой" тоже не сказать, что ситуация выглядит как-то получше - у ливанцев уже нет резервов, а взятая ими функция контроля за приграничным районом между Ливаном и Сирией и без того потребовала от группировки массовой мобилизации своих сторонников.

Вообще говоря, объективных предпосылок для любых серьезных наступательных действий на сегодня у сирийцев и их союзников нет. Если без клекота в голосе рассмотреть общую обстановку, то на сегодня Асад контролирует относительно уверенно примерно треть-четверть довоенной территории страны с населением порядка 10-12 миллионов человек. Из 22 миллионов до войны. 4 миллиона - беженцы, около миллиона - убиты, ранены и искалечены в ходе 4-летней войны, порядка 5 миллионов проживают на территориях, захваченных ИГИЛ и Исламским фронтом, а также на линии и территориях боевых действий. Мобилизационный потенциал правительственных сил почти исчерпан: армия, народное ополчение и военизированная полиция, которая принимает участие в боевых действиях, зачищая взятые территории, суммарно составляют около 220 тысяч человек - почти предел возможностей.

При этом экономика страны разрушена - ее показатели рухнули относительно довоенных вчетверо-впятеро. Даже такую армию содержать она не в состоянии - поднять численность армии Асад не может. Кстати, по той же причине у ИГИЛ нет возможности наращивать свою численность - инфраструктура захваченных территорий "проедена" насквозь и не может поддерживать численность боевиков ИГ в Сирии на уровне более 30-35 тысяч. Примерно такое же количество "вытягивают" иракские вилайеты Исламского государства. Численность боевиков ИГИЛ - порядка 70-80 тысяч человек - предел. "Южная армия" и "Исламский фронт" (он же "Армия ислама") суммарно тянут на 50-60 тысяч. По той же причине. Главное отличие боевиков всех группировок от правительства Сирии - возможность быстро пополнять потери за счет прибывающих извне джихадистов.

Таким образом театр военных действий в Сирии сегодня разбит на две основные пары противостояния: ИГИЛ против курдов, прозападные Исламский и Южный фронты - против Асада и его союзников.

Формально Асад на фронте держит около 50-60 тысяч (остальные силы отвлечены на внутреннюю службу) против такого же количества боевиков на юге и севере, а также сдерживает продвижение ИГИЛ вдоль дорог от Тадмора и вблизи Алеппо.

Понятно, что такое соотношение (даже если правительство оголит внутренние территории и бросит на фронт все что может) не позволяет вести наступление - разве что на очень локальных участках, где можно создать численный перевес. Однако и успех будет тоже локальным.

Сирия очевидно находится в стратегическом тупике. Внутренних резервов для перелома обстановки у Асада нет, ситуацию может исправить лишь внешний источник - однако помощь извне должна быть сопоставимой с имеющимися у правительства силами. 30-50 самолетов ВВС России, тысяча бойцов КСИР или тысяча бойцов "Хезболлы" такой помощью не выглядят и не являются.

Внешняя помощь должна выглядеть однозначно в виде полноценного экспедиционного корпуса численностью минимум в 20-25 тысяч человек с соответствующим такой численности обеспечением техникой, вооружением и боеприпасами. И своей собственной линией снабжения, так как у Асада нет (как сказано выше) возможности обеспечивать дополнительную войсковую группировку. Что такое - тыловое снабжение группировки 20-25 тысяч человек? Это еще одна группировка сопоставимой численности и огромное количество задействованной для снабжения техники. А учитывая растянутые коммуникации - что со стороны Ирана, что со стороны России - еще одна приличная группировка, которая будет эти коммуникации защищать и обеспечивать их безопасность. Говоря иначе, чтобы бросить в наступление дополнительный ресурс, способный действительно переломить обстановку, союзники Сирии должны будут в том или ином виде задействовать от четверти до трети всего своего военного потенциала.

Собственно, поэтому Россия и задействовала полсотни летательных аппаратов - увеличивать численность авиакрыла мы уже не можем. Точнее, можем, конечно, но тогда нам придется разворачивать совсем иную по качественнным и количественным характеристикам линию обеспечения и снабжения. Это уже иной уровень вовлечения России в войну - и пока, судя по всему, Кремль не готов к авантюре такого масштаба. Одно дело - пиар-акция, которая у нас сейчас перед глазами, другое - полноценная локальная война с нашим участием.

У России по той же причине есть серьезные проблемы с посылкой добровольческого корпуса - 3-5 тысяч, сведенные в 2-3 батальонные группы, мы еще потянем на текущей инфраструктуре снабжения, хотя и на пределе, но большее количество вновь упрется в объективные обстоятельства. Для "утилизации" пассионарных и нежелательных элементов вроде донбасских добровольцев этого хватит, но для реальной помощи Асаду - нет.

Таким образом, можно сделать вывод: у серьезного наступления сирийской армии ни на одном из направлении сейчас предпосылок нет. Любое наступление в текущем формате будет выглядет, как то, что сейчас идет на севере провинции Хама: медленное продвижение вперед, вязкая борьба за мелкие населенные пункты или кварталы крупных городов. Темп наступления через несколько недель такой борьбы спадет до нуля, на чем все и завершится. Боевики уже через месяц-два восстановят потери людские, вооружений, боеприпасов и техники и все вернется к сегодняшней ситуации.

"Наступление на Алеппо" в свете известных нам сегодня обстоятельств не выглядит чем-то, что способно переломить ход текущей войны. Нет развертывания тыловых структур - нет экспедиционного корпуса - нет подкрепления - значит, наступление будет вестись наличными силами. Ну, с небольшим довеском из Ирана и Ливана. В лучшем случае этот довесок восполнит потери предыдущего периода и только.

СМИ, безусловно, будут информировать о наступлении, если оно и вправду начнется. Однако нужно сразу отдавать себе отчет во всех объективных обстоятельствах и трудностях, которые ему сопутствуют. И не питать особой надежды, несмотря на все удары в бубны и литавры.

Я пишу и говорю о том, что Путин и Кремль фактически сдали Асада еще три года назад - тогда еще был шанс без разворачивания масштабной помощи, которая мало чем отличима от полноценного втягивания в чужую войну, задавить боевиков и перекрыть границы Сирии на самых опасных направлениях (что и было критической проблемой первого этапа войны). Однако всё было затянуто до полной катастрофы - и теперь мы либо будем участвовать в постановочном ток-шоу (что сейчас и происходит), либо придется впрягаться в войну по-серьезному. Это стиль нынешнего российского руководства: затягивать решение всех проблем до полного изумления, а затем заметать под ковер свои просчеты, прикрывая их какими-нибудь громкими пиар-акциями. Здесь и кровется основная претензия к нему: любой нормальный человек прекрасно понимает, чем в итоге все это закончится. Не может не закончиться.

Анатолий "Эль-Мюрид" Несмиян
Tags: События и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments