"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Дарданелльская операция. Часть 3: капкан

Союзное командование было очень раздражено неудачей в Дарданеллах. Было решено расширить операцию и подключить сухопутные силы. Флот был усилен новыми кораблями. Число линейных кораблей было доведено до 17. Корабли были сведены в три дивизии. На Лемносе было решено сосредоточить до 60 тысяч пехоты, и вскоре туда были переброшены французская пехотная дивизия, австралийско-новозеландский пехотный корпус, британская 29-я пехотная дивизия и бригада морской пехоты. Однако Черчилль не дал согласия на использование пехотных частей во второй попытке прорыва через Дарданеллы, что в итоге и стоило ему поста морского министра. Новая атака была назначена на 18 марта 1915 г.

Германо-турецкое командование также усилило свои силы, укрепив оборону проливов. 6 главных фортов теперь имели на вооружении 42 орудия калибром от 203 мм и выше. Промежуточные батареи получили новые орудия. Возросло также число мортир и полевых пушек. Турки выставили еще одну (10-ю) линию минного заграждения.

Британия попыталась вовлечь в операцию Грецию. С началом Первой мировой войны, Греция провозгласила нейтралитет. Греческая элита распалась на два лагеря — сторонников Антанты и противников участия в войне. Этот период в истории Греции получил название Национальный раскол. Лидером сторонников участия Греции в войне был премьер-министр Элефтериос Венизелос. Еще в сентябре 1914 г. Венизелос сообщил Лондону и Парижу, что если Стамбул объявит войну державам Антанты, то Греция мобилизует армию и флот в целях гарантии от болгарской опасности. Кроме того, Венизелос заверил британцев, что, соблюдая даже вооруженный нейтралитет, Греция будет всецело на стороне Антанты. Венизелос был сторонником идеи «Великой Греции» («Великой идеи»): воссоединения исторически греческих земель, включая проливы и Константинополь. По сути, греческие патриоты мечтали воссоздать Византийскую империю со столицей в Константинополе.

Король Константин I был против участия Греции в войне. Его поддерживали многие старшие офицеры, которые в основном получили образование в Германии. Сам Константин получил образование в Германии и восхищался немецкой культурой, а королева София была родной сестрой немецкого кайзера Вильгельма II. При этом участие в войне на стороне Центральных держав не рассматривалось, так как Греция находилась в уязвимом положении перед британским флотом и была старинным врагом Османской империи, которая выступила на стороне Берлина и Вены.

Ещё в 1913 году между Сербией и Грецией был заключен договор о взаимной помощи, обязывающий прийти на помощь Сербии в случае нападения на неё. На этот договор ссылался Венизелос. Однако когда началась война, король и противники Венизелоса заявили, что сербско-греческий договор недействителен.

Когда началась операция, в Афины был направлен адмирал Керр для разработки операции против Турции. Однако греческий король холодно принял британского адмирала, сказав ему, что он лично не имеет желания вести войну с Турцией, о чем можно известить Лондон. Венизелос был против такой позиции указывая на то, что «невозможно, чтобы Греция не была вовлечена в войну с Турцией, тем более, что нет уверенности в нейтралитете Болгарии». Два главных, по мнению Венизелоса, врага эллинизма — Турция и Болгария — были в союзе с Германией, что угрожало Греции, в случае победы Центральных держав, катастрофой. Поэтому глава правительства предлагал королю стать открыто на стороне Антанты и связать с ней свои интересы.

Лондон продолжал оказывать давление на Грецию. Британцы намекали о возможностях для Греции широких перспектив в Малой Азии. Венизелос в конце февраля предложил предоставить в распоряжение союзников десантный корпус для Дарданелльской операции. Однако Константин, который находился под сильным влиянием германских агентов, продолжал стоять на своём. А греческая пресса, подкупленная германскими деньгами, начала активную кампанию, указывая на опасность нарушения нейтралитета для Греции, что в таком случае Германия, Болгария и Турция станут в положение открытых врагов Греции. В результате верная королю оппозиция, генералитет и их сторонники заставили Венизелоса уйти в отставку.

Одновременно союзное командование предложило России послать к Константинополю флот с десантом. Русское командование официально сообщило, что десантный корпус будет направлен, как только союзный флот прорвёт Дарданеллы. Кроме того, русское правительство высказалось против того, чтобы в захвате Константинополя участвовали греки, чтобы в после войны они не претендовал на город.


Британский броненосец «Оушен» (Ocean)


Французский броненосец «Галуа» (фр. Gaulois)

Атака 18 марта

18 марта 1915 г. англо-французский флот под началом адмирала Джона де Робека в составе трех дивизий направился к Дарданеллам. 1-я дивизия (1-я и 2-я бригады) под непосредственным управлением адмирала Робека, включающая дредноут «Куин Элизабет», должна была занять позицию у фортов Чанак на дальней дистанции в 14 400 м и вести огонь вне досягаемости ответного огня, разрушая укрепления противника. 3-я дивизия (6-я и 7-я бригады) под командой Гепратта получила задачу сначала занять позицию в 12 600 м, выждав, когда форты Чанака будут разрушены 1-й дивизией. Затем выдвинуться вперед до расстояния 7 200 м от фортов, почти к минному заграждению № 10, которое должно быть к этому времени протралено. Обе дивизии должны были завершить разрушение вражеских укреплений, пока тральщики завершат очистку пролива от мин. 2-я дивизия (3-я, 4-я и 5-я бригады) под командой Айе-Сандлера получила задачу сменить 3-ю дивизию. После разрушения береговых укреплений и очистки пролива от мин флот должен был выйти в Мраморное море.

Надо отметить, что к 18 марта соотношение сил в области артиллерии изменилось не в пользу англо-французского флота. Союзники уже не имели полного превосходства, как раньше. Превосходя турок в крупных калибрах более чем в 4 раза, в средних калибрах, особенно нужных для окончательного разрушения фортов, союзный флот уступал туркам более чем в 2 раза. Нужно при этом учитывать, что турки могли ввести в дело с близких дистанций и орудия более мелких калибров, в которых также имели преимущество. Таким образом, теперь союзный флот имел преимущество лишь при обстреле берега с дальних дистанций, находясь вне обстрела турецкой артиллерии средних калибров. Войдя же в проливы, флот уступал в огневой силе противнику. Турки получили внутри проливов в артиллерии заметное превосходство, что и стало главной причиной очередного поражения союзного флота.

Погода 18 марта была благоприятна. В 10 час. 30 мин. флот под командованием вице-адмирала де Робека вошел в пролив. Впереди следовали миноносцы с тралами. Через 30 минут 1-я дивизия с 14 000 м открыла огонь по фортам Чанакской узкости. Форты не отвечали, но корабли дивизии попали под сильный огонь промежуточных батарей и получили повреждения. Несмотря на все старания союзников, подавить вражеские батареи не удалось. Во время этого боя линейный крейсер «Inflexible», поражаемый снарядами разных калибров, наткнулся на дрейфующую мину и понесся по воле течения.

В 12 час. 20 мин. 3-я дивизия Гепратта получила приказ выдвинуться вперед, чтобы начать разрушение фортов с более близкой дистанции. Дивизия вошла в пролив в двух линиях, прошла сквозь строй 1-й дивизии и, следуя вдоль восточного берега под прикрытием миноносцев, открыла огонь прямой наводкой по Чанакской группе фортов и Килид-Бару. Тральщики приступили к тралению фарватера. Огонь 3-й дивизии продолжался около двух часов.

Корабли попали под огонь многочисленных промежуточных турецких батарей разных калибров, из которых многие обнаружили себя впервые. Среди этих батарей были как тяжелые крепостные, так и полевые. С близкой дистанции попадания турецких снарядов были многочисленны. Почти все корабли получили повреждения. На смену 3-й дивизии поспешила 2-я. Но её огонь по гаубичным и полевым батареям, которые вели интенсивную стрельбу, был малоэффективен. Во время боя турки ввели в дело артиллерию всех калибров, расстреливая корабли с дистанции 2-3 км. В 14 час. 30 мин. французские корабли (3-я дивизия) сделали полуоборот и стали уходить. 1-я и 2-я дивизии продолжали бой до вечера. В 18 часов адмирал Робек дал отбой.

Итоги сражения

Союзники понесли тяжелые потери. Все корабли, участвовавшие в сражении, получили крупные повреждения от артиллерийских снарядов, некоторые подорвались на минах. Французский эскадренный броненосец «Сюффрен» (фр. Suffren) подвергся яростному ответному огню и был поражен 14 раз в течение 15 минут. Один 254-мм снаряд с береговой батареи влетел в орудийный порт 164-мм казематированной установки и полностью её разрушил, убив весь расчёт и вызвав возгорание в погребах. Другой снаряд пробил дыру в носовой части, что привело к затоплению погребов носовой башни. Корабль большим креном едва мог двигаться. Британский броненосец ««Агамемнон» (Аgamemnon) сильно пострадал от артиллерийского огня.

Линейный корабль (броненосец-додредноут) 2-й дивизии Irresistible («Иррезистибл», в переводе «Неотразимый») подорвался на турецкой мине, что привело к потере хода. Течение отнесло броненосец в сторону турецких береговых орудий, которые открыли по нему сильный огонь. Попытка буксировки эскадренным броненосцем «Оушен» (Ocean) не привела к успеху из-за сильного неприятельского огня, крена судна и небольшой глубины в районе операции. Большая часть команды была эвакуирована на эсминце, часть — перешла на броненосец Оушен. При отходе от «Иррезистибл» в 18:05 «Oушен» в свою очередь подорвался на мине, и был покинут командой. Оба корабля были добиты турецкой артиллерией.


Тонущий «Иррезистибл»

Подорвались на минах корабли «Голуа» и «Буве». Французский броненосец «Буве» затонул в течение двух минут. При этом погибли 639 членов экипажа, включая командира, капитана 1-го ранга Де ла Туша. Пришедшие на помощь эсминцы спасли только 48 человек. По другой версии в «Буве» попал 356-мм снаряд, что привело к взрыву пороховых погребов и гибели корабля.




Гибнущий французский броненосец "Буве"

Таким образом, атака Дарданелл не привела к успеху. Союзный флот потерпел серьезное поражение. Из 16 крупных кораблей, участвовавших в прорыве, 3 погибли и 3 вышли надолго из строя.

Корабельная артиллерия не смогла подавить береговые батареи. Только батареи, прикрывавшие вход в проливы (Оркание, Кум-Кале, Седд-эль-Бар, Хеллес), были окончательно подавлены, хотя ещё могли служить укрытием для пехоты. Но остальные форты и батареи, особенно новые, пострадали мало. Они были удобно и скрыто расположены и имели бетон. Так, в укрытые батареи Эренкиоя попали тысячи снарядов, но их крупповские орудия не переставали стрелять. Форт Дарданос, несмотря на то, что в него попало 4000 снарядов, сохранил все орудия, в Чанаке, главный форт Гамидие и Килид-Бар сохранили боеспособность. Турки потеряли всего 8 орудий. Для восстановления боеспособности фортов туркам потребовалось всего несколько недель. Потери в личном составе также были минимальны: 40 убитых и 74 раненых, в том числе 18 немцев.

Правда, если бы союзники решились на второй решительный штурм, не пугаясь потери кораблей, они могли добиться успеха. Особенно, если бы подкрепили удар флота с помощью десантной операции. Британцы и французы не знали, что фортовые и береговые батареи турок практически исчерпали боезапас, который из-за бездорожья крайне медленно подвозили из Стамбула. И если бы на следующий день союзный флот продолжил прорыв, туркам было бы ответить уже почти нечем. Турецкий главнокомандующий Энвер-паша отдал приказ о подрыве береговых орудий на случай высадки вражеского десанта.

Однако союзники не продолжили атаку. Робек отказался от продолжения операции только силами флота. Он известил Военный совет о результатах операции и попросил указаний на счёт дальнейших действий. Совет телеграфировал адмиралу продолжать операцию. Но Робек не решился атаковать, и 23 марта послал второе донесение, в котором указал на неожиданно возникшие трудности со стороны минных заграждений. Союзники недооценили и минную опасность в проливе. Тральщиков было мало, и они не справлялись со своей задачей. Основные потери союзники понесли от подрыва кораблей на минах.

Черчилль снова потребовал продолжения операции. Робек 26 марта телеграфировал в третий раз, сообщив, что для успеха требуется «совместные действия флота и армии». В Лондоне прошло очередное заседание Военного совета. Черчилль выступал за продолжение плана Кардена, где флот должен был выполнить главную роль, а сухопутные войска использовать только для решения частных задач. Однако совет поддержал точку зрения командующего Средиземноморскими экспедиционными силами Гамильтона. «Я держусь, — сообщал Гамильтон, — того мнения, что Дарданеллы не могут быть форсированы только флотом. Этим вопросом раньше я не занимался, но теперь вижу, что армия должна в этой операции играть существеннейшую роль и не в высадке малых отрядов для местных операций, а для наступательной операции в значительных силах, долженствующей обеспечить флоту проход через проливы». Таким образом, операция снова была приостановлена, по крайней мере до 15 апреля, к какому сроку надеялись подготовить десантную армию.

Провал попыток союзного флота форсировать Дарданеллы и взять Константинополь имел крупные военно-стратегические последствия. В Греции произошла смена правительства, к власти пришли противники союза с Антантой. Болгария отклонила домогательства держав Антанты о вступлении в войну на их стороне и пошла на дальнейшее сближение с Центральными державами. В Италии временно усилились позиции сторонников нейтралитета.

А. Самсонов
Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments