"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Украинский кризис глазами грека (часть 1)

На написание данной статьи меня натолкнул вопрос моего 9-летнего сына. После просмотра новостей об Украине по греческому телевидению он притащил свой учебник по истории (сейчас они проходят период крещения Руси) и задал мне вопрос: папа, а кого мы крестили?

Я, хоть и историк по образованию, не сразу сообразил что ответить. «Мы видим мир не таким каков он есть, но таким, каковы мы есть» Идол — это обожествление человеческих иллюзий и мы умудряемся сотворить идолов даже из своих детей и любимых людей. Тем более, мы творим идола из прошлого, приписывая ему то, чего не было. Украинская историография — это не столько наука, сколько политика. Для нее важно НЕ «то что было» (история), а то «что будет» (политика).

Тезис «Украина не Россия» основан на трех исторических идолах: это Киевская Русь, Малороссия и Галичина. Их общая черта в том, что их самобытность формировалась вне границ Московского государства, а значит там заложены истоки украинской идентичности.

Изложу позицию греческой исторической школы «кого крестили?», исходя от обратного, то есть почему все это не Украина. Потом скажу о самом интересном — о рождении «украинской идентичности» в рамках социальной политики КОРЕНИЗАЦИИ эпохи СССР и ее результатах от Майдана до Донбасса.

Но для начала «кого крестили?» Крещение (этногенез) народа. Какого? Народ — это общая память. Греки единственный народ вне границ стран бывшей «киевской Руси», где история ее крещения преподается в школах как часть нашей (то есть не только Вашей) истории.

Во первых Русь сама избрала систему цивилизационных координат, но Русь тогда не была "Киевской". В наших школьных книжках не используется термин «Киевская" в применении к Руси, потому как и сами жители этой страны, так и народы-современники (например греки) ее так не называли. История — это взгляд современника событий (то есть для нас, которые не являемся современниками событий, это взгляд из прошлого). Так вот, если Киевской её не назвал ни Рюрик, ни Владимир, ни греческие епископы (они все современники событий), значит, она была просто Русь.

Термин «Киевская Русь» впервые появился в научных трудах поздней Царской России 19 века и только в эпоху СССР был официально принят в употребление. В новой украинской историографии он понимается как подобие прото-Украины. Но история, это не наше мнение о прошлом а мнение людей прошлого о себе. Итак, эта просто Русь (не Киевская) была крещена в младенческом возрасте, по этому крещение сыграло важную роль в этногенезе. Как происходит рождение народа (этногенез по-гречески) трудно объяснить, но легко увидеть. Зайдите в любой православный храм и посмотрите на людей, которые стоят в очереди перед причастием. До причастия в очереди могут стоять люди с самым разным, как сейчас принято говорить, этническим происхождением, но после причастия у всех людей одна плоть и одна кровь. Вот так и произошел этногенез Руси, до крещения это было ГОСУДАРСТВО с самыми разными славянскими (и не только) племенами + варяги. После крещения, это один народ - русские (народ - это общая память). Причем, я не случайно использую определение «русские», так как в современных греческих школах в момент начала преподавания данного периода истории Византии, детям не говорят о «крещении Киевской Руси» (так как это термин СОВЕТСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ), также не используется современный российский термин «древнерусское государство» (у нас древность — это то, что было до рождения Христа).

У нас, в греческих школьных книгах, все это обозначается как крещение «русского народа» именно так это описывается в Византийских текстах. Я понимаю, что с этим не согласятся «приверженцы украинской самобытности», но, быть может, мы греки лучше знаем, какой народ крестился, все-таки со стороны виднее. Малая-Россия (не Украина)

Тут еще одна, чисто греческая ремарка, титул предстоятеля Церкви, который по-русски значится как «Всея Руси», на греческом языке звучит — митрополит (теперь уже патриарх) «Всех Россий», потому что Россий всегда было много. Я понимаю, что с этим уже не согласятся русские ура-патриоты, которые привыкли рассматривать историю русского народа только в рамках истории государства Российского, но это неправильно. Единственный случай, когда вся территория бывшей "Киевской Руси" вошла в состав одного государства был период после Сталина (присоединение западной Украины) и до распада СССР. Термин Μικρὰ Ῥωσσία "Малая Россия" (Малороссия) был введен в употребление греческими епископами, в церковной юрисдикции которых (Константинопольский патриархат) до 1686 года находилась та часть русского народа, которая жила в составе Великого княжества Литовского и, в последствии, Речи Посполитой. Поляки эту землю называли своей окраиной (Украиной). То есть то, что для поляков было Украина, для греческих епископов и для русского народа, который там жил, называлось Малая Россия. Так что, история русского народа и история государства Российского — не одно и тоже.

Ну а когда великие украинизаторы говорят, что были огромные бытовые, языковые и обрядово-социальные отличия между Малоросами и Московитами, аргументируя их «нерусскость», так все эти отличия в русском народе были всегда и до и после крещения (постоянно эволюционируя), но они никогда не воспринимались современниками (людьми прошлого) как отличия этнические, так как народ был православный, живший в Малой России. Только после 1917 года греческий церковный термин Малая Россия (Малороссия) и производные от него слова были практически выведены из историографического употребления и заменены на термин польского происхождения — Украина.

Тем не менее, украинцами себя в прошлом малороссы не называли, и говорить о украинском прошлом малороссов нельзя, так как термин украинец в эпоху малороссов не был этническим. К сожалению у современных украинцев сумбур с терминами, можно бесконечно спорить где и когда в первые появился термин О(у)краина (в Ипатьевской или в какой то другой летописи), но надо понимать что средневековый термин kraina как и okolie, okolica, это географический (не этнический термин) этот термин применялся далеко не только к территории южной Руси. "О(у)краин было много, причем не только у русских, в Византии например были так называемые "акриты", субкультура крестьян-воинов, которые охраняли границы империи от Арабов. Если перевести греческое слово "акритис" на русский язык, получится - украинец (житель окраины). К сожалению, сегодня многие проецируют современное этническое самосознание украинцев на прошлое их русских предков, но история — это НЕ взгляд современника на прошлое, а взгляд людей прошлого на самих себя (возврат в реальность).

Этнических Украинцев тогда еще не было, ввиду православия. Фундаментальная проблема советского и пост-советского образования, заключается в исключении преподавания истории религии из истории народа. Но надо понимать, что несколько веков назад мироощущение людей определялось в большей степени Церковью чем танцами, вишиванками и разными говорами. Сегодня принадлежность к какой либо конфессии не соответствует понятию нация, но тогда понятия нация вообще не было. Что касается той части русского народа, которая жила вне границ Московского государства, (в составе Польши) исповедание православия было фактором их этнической самоидентификации. Православие в их восприятии — это вера отцов, русская вера. Современным людям с этим можно не соглашаться (можно вообще в Бога не верить, или быть иной веры), но понимать и принимать — это не одно и тоже. Понимать роль православия в общерусской народной памяти - это вопрос элементарного образования, принимать или нет - это свобода совести.

Что касается греческих епископов, то человек принадлежит к тому народу, которому он служит (хоть и половина митрополитов "всея Руси" были греки) и греческие епископы ровно 700 лет, если включать год крещения и год выхода территории нынешней Украины, из юрисдикции Константинополя (с 988 по 1686 годы), служили вначале всему русскому народу, а затем «малой его части». Отдельно повторяю для современной украинской молодежи: термин Малая Россия (малороссы), не украинский и даже не русский, он административно-церковный, греческого происхождения, соответственно, малороссы не «малость русские» они просто русские (читайте ссылки). Опять таки, с этим не согласятся «свидетели текстов Грушевского», но со стороны виднее.

Западная Русь (не Украина)

Уния?


Есть мнение, что географический термин украинец (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа с принятием Унии с католическим миром западно-русских земель в 1596 году (Брестская уния). Но все, как говорится, не так однозначно.

Во-первых, есть примеры упорного сопротивления народа унии, которые приводили к возврату в православие. Мы, греки, дважды подписывали Унию (точнее наши элиты), впервые в 1261 году (Лионская уния) и потом в 1349 (Ферраро-Флорентийская уния). Но эти унии так и остались на декларативном уровне, так как народ остался православным. Большинство современных греков даже не знает, что это было в нашей истории, и греко-католиков в Греции, почти, нет. То есть уния — это вполне обратимый процесс. К тому же в западной Руси, уния не была доведена до полного перехода в католицизм (как было с Хорватами). Догматически униаты католики, но по обряду православные. То есть воспоминание о православном (русском) прошлом сохранилось.

Польша?

Есть мнение, что географический термин украинец (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа за несколько веков в составе Польши, но это тоже неправильно — русские продолжили быть русскими. Во-первых, мы, греки, приложили руку (в прямом смысле): в 1620 году Иерусалимский патриарх Феофан III восстановил православную Киевскую Mитрополию, рукополижив новых епископов для Малой России (Малороссии), то есть той части русского народа, которая была в составе Польши и поляками называлась Украиной. Что касается непосредственно Галичины, в 1586 году антиохийский патриарх Иоаким ІV утвердил устав Львовского православного братства, которое в последствии получило статус ставропигии — то есть имело прямое подчинение патриарху антиохийскому, а не местным православным епископам, которые то и дело переходили в унию. Таких братств потом стало много. И даже, когда и их заставили принять унию (1708 год), эти братства, выражаясь языком современных украинских националистов, оставались «рассадниками российского влияния», выступая за более тесные культурные связи с усилившимся Российским государством.

Русофилов-униатов было много. В результате, территория нынешней западной Украины (в составе Польшы) называлась поляками — Русское воеводство со столицей в городе Львове… Наверное, полякам было тоже виднее то, что речь идет о русском народе.

Австро-Венгрия?

Есть мнение, что географический термин украинец (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа тогда, когда современная западная Украина вошла в состав Австро-Венгрии. Именно в Австро-Венгрии русофилов-униатов просто убили.

Когда разразилась Первая мировая война начался массовый антирусский террор в Галичине. Австрийцы понимали, что русофилы-униаты — это потенциальные «сепаратисты симпатизирующие России». И австрийцы очень по-немецки решили эту проблему. Была создана целая сеть концлагерей для русофилов-галичан. (Самый известный из них —Талергоф, близ города Грац в Австрии). В первое время было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, еще около 80 тыс. было убито после первого отступления русской армии, в том числе около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к Православию и России. Талергоф — это первый концлагерь в Европе, где произошел геноцид русских галичан. Немцам идея понравилась и потом это переросло в Холокост еврейского народа. Холокост — слово греческое и оно в переводе означает «все-сожжение» (у слов есть свой смысл), это уничтожение всех носителей определенной этнической идентичности.

Австро-Венгрия в буквальном смысле выжигала все русское в галичанах, это и был «русский холокост», естественно с помощью «украинофилов Галичины». Но, грош цена тому русскому, который называет всех «западенцев» «бандеровцами», это все равно, что называть всех русских «власовцами». Вот фотография настоящих русских, повешенных в Талергофе — ОНИ ГАЛИЧАНЕ. И они во 100 раз больше русские чем жители Брянска или Твери, потому что в этих городах быть русским было легко. В греческом языке есть такое слово “Алифия”, оно переводится как истина. Но, само слово А-Лифиа означает «то, что не поддается забвению» (А — это отрицание, слово Лифи — это забвение), в этом смысл слова истина на греческом языке. Народ — это общая память (истина), и народ Западной Руси нес в себе память о своем русском прошлом, несмотря ни на что. И доказательством его русскости является Талергоф, иначе его бы не было. Получается доказательство от обратного. Австрийская историография для бывших русских. Австрийцы понимали, что на смену одному поколению русофилов-галичан может прийти другое, поэтому они спонсировали создание украинской историографии, то есть нерусской истории украинцев (товарищ Грушевский и его книга «Истории Украины-Руси»). Все это наложилось на сепаратизм поздней царской интеллигенции (Драгоманов, Донцов и тп).

Кстати, русские удивительный народ, у всех народов предателей называют предателями, у русских предателей называют — совесть нации. У всех народов есть определенная прослойка высокообразованных людей, которые зачастую находятся в оппозиции к власти (причем к любой). Так как политика это "искусство возможного" а для творческих людей нет ничего невозможного. В принципе эти люди и являются стимулами прорывов и в науке и в искусстве, оказывая при этом фундаментальное влияние и на саму политику. Но русский термин «интеллигенция» отличается от западного термина «интеллектуализм», нравственным наполнением понятия интеллигент. В отношении к западу у русских интеллигентов наблюдается удивительная поляризация от слепого отторжения до откровенного раболепия. Определенной части русской интеллигенции «стыдно быть русской», но стыдно им не перед Богом, а перед Европой. В этой парадигме мышления Россия, несмотря на то, что является крупнейшей страной в Европе, понимается ими не как центр (или один из центров) европейской цивилизации, а как периферия. В их "эстетике мысли" огромный масштаб России, да и самого русского народа понимался как проблема, а не как преимущество.

Только русские интеллигенты могли подхватить с радостью австрийский посыл о нерусской, а значит европейской "идентичности малороссов-украинцев". Почему? Потому что это первая «евроинтеграция» хотя бы части русского народа. Это и по сей день так, посмотрите с каким пиететом, так называемая «российская либеральная интеллигенция», относится к Майдану. В принципе, это деревенский менталитет высокообразованных людей. Корни этого менталитета уходят в 19 век, с большой натяжкой это можно назвать "побочным эффектом Петровских реформ". Что касается 19 века, бедным греческим епископам которые и придумали термин Малая Россия (малороссы), чтобы подчеркнуть русский характер Польских а затем австрийских «окраин», им и в жутком сне не могло присниться что эти термины в последствии будут использованы как аргумент их «нерусскости». Парадокс. Если в прошлом веке на западе Украины люди гибли, чтобы остаться русскими, то сегодня их потомки гибнут и убивают, чтобы ничего общего с русскими не иметь. Но в этом не виновата ни Австро-Венгрия ни "эстетика мысли" интеллигенции. Почему? Потому что никакого рождения «украинской идентичности» не произошло и в Австро-Венгрии, так как простому пахарю на земле глубоко «индифферентно» что там написал в своей диссертации тот или иной, прости Господи - "интеллигент". Этнос — это общая память не академиков, а народа.

Австро-Венгрия рухнула как государство и просто не успела вырастить поколение на Грушевских.

Продолжение следует

Алексей Элпиадис
Tags: Государство Российское, Гражданская война на Украине, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments