"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Русские добровольцы в Гражданской войне в Испании



....Гражданская война в Испании 1936 – 1939 гг. стала политическим водоразделом для всей Русской Эмиграции. Различные ее организации, группы и лидеры осмысливали кровавые события на Пиренеях со своей стороны, сквозь призму Гражданской войны в России, вновь перелистывали те драматические страницы недавней истории, мысленно проходили по ступеням Великого Раскола и вооруженного противостояния 1917-1922 годов. Русская Эмиграция воспринимала Испанскую трагедию не только как внутреннее дело государства Юго-Западной Европы, но и как предтечу большой войны, ибо чем дальше, тем яснее становилось, что эта война раскалывает всю Европу, а ее исход будет определять дальнейшее стратегическое соотношение политических сил на континенте и перспективы грядущего выступления против СССР.

В данной работе речь пойдет о русских эмигрантах первой волны, вставших под знамена генерала Франко.

Что заставило этих уже немолодых людей пойти добровольно на новую войну? Какие цели они преследовали? Как сложилась их дальнейшая судьба? На эти и на ряд других вопросов мы попытаемся ответить.

Отношение белой эмиграции к начавшейся гражданской войне в Испании

Начавшаяся гражданская война «заворожила» весь мир: каждый видел в ней своих. Монархисты – (карлисты) – легитимистов, коммунисты – вооруженный пролетариат, демократы – защитников республики от фашизма и т. п. Помощь сражающимся шла отовсюду: франкистам в основном от Германии и Италии, республиканцам от СССР.

Фашистские страны, кроме поставок вооружения и боеприпасов отправили в Испанию, по просьбе генерала Франко крупные воинские контингенты: Германия авиационный корпус «Кондор», Италия разнородный экспедиционный корпус. Всего за годы войны эти страны пропустили через «испанский полигон» соответственно 50 и 150 – 200 тысяч солдат и офицеров.

Мятеж генерала Франко и последовавшие за ним события вызвали в стане Эмиграции настоящую бурю эмоций. Главные полосы всех эмигрантских газет и журналов были заполонены сообщениями о ходе боев за Пиренеями. Как и следовало ожидать, отношение к этим событиям в очередной раз показало раздробленность Эмиграции – как отмечал автор многих книг по истории Русской Эмиграции Л.К. Шкаренков, война в Испании вызвала определенный раскол в ее среде. Действительно, основные политические группы зарубежья по-разному определяли свое отношение к начавшейся войне, расходились в оценке ее причин, значения, целей сторон, и это углубляло и обостряло существовавшие между ними противоречия.

Сразу же довольно четко обозначились три главные точки зрения на происходящие события: безусловная поддержка мятежников, безусловная поддержка правительства Народного фронта, и средняя между этими двумя – либеральная – "ни тех, ни других".

В вышедшим 1 августа 1936 года номере эмигрантской газеты «Новая Россия», редактируемой А.Ф. Керенским, была опубликована большая статья под названием «Испанские Корниловы», в которой, описывая жуткие события, разворачивающиеся в Испании, автор проводит аналогию с Россией 19-летней давности и сравнивает июльский мятеж 1936 года генерала Франко с мятежом под руководством генерала Корнилова в 1917 году, который подорвал основы молодой российской демократии.

В противовес этому августовский номер журнала «Часовой» публикует передовую статью от имени редакции под красноречивым названием «Привет испанским корниловцам». Этот журнал и в дальнейшем периодически помещал статьи и материалы в пользу Белой Испании, а его главный редактор В. В. Орехов посетил штаб–квартиру Франко, где лично приветствовал борьбу испанских мятежников. Аналогичную позицию занимает в отношении испанских событий и руководство Русского Обще-Воинского Союза (РОВС). Уже 15 августа 1936 года Председатель РОВС генерал Миллер характеризовал Гражданскую войну в Испании, как интернациональную борьбу с коммунизмом во имя спасения мировой культуры и всех нравственных основ и, в конечном счете, как борьбу за усиление или ослабление коммунизма. Он считал участие в Гражданской войне в Испании «продолжением нашей Белой войны», указывая на желательность направления туда добровольцев из числа членов Союза.

Первая из них господствовала на правом фланге Эмиграции. Самые ранние вести о выступлении испанских генералов, пришедшие 19 июля 1936 года, вызвали здесь подлинное ликование. Руководители РОВС и Российского Центрального Объединения – главных политических организаций правого крыла Русской Эмиграции – приветствовали мятежников. Белоэмигрантские периодические издания генерала Франко "испанским Корниловым" и восхищались героизмом его армии, подвигом защитников Алькасара, повсюду проходили собрания офицеров Белой Армии, выражавшие поддержку "испанским патриотам" и от души желавшие им победы. Журнал "Часовой" писал в те дни: "За все 16 лет, истекших со дня нашего поражения, еще никогда, ни в одной точке земного шара не пришлось Белому и красному снова сплестись в столь трагическом поединке. Может, на этот раз одолеет Белое..."

В целом, правоконсервативный лагерь Русской Эмиграции c большим сочувствием отнесся к восстанию Франко, показав единодушие в его поддержке.

Руководство РОВС рассматривало события в Испании как пролог к началу масштабных антибольшевистских действий в Европе, а в перспективе, – и как первый шаг к интервенции в СССР с целью свержения советской власти и установлению в постсоветской России переходного режима в форме военной диктатуры.

Контрразведка РОВС в 1936 – 1939 гг. первостепенное внимание уделяла событиям в Испании, в частности, проводила слежку за организацией советской помощи республиканскому правительству. Так, например, 1-й отдел РОВС получил в октябре 1936 году копию донесения военно-морского атташе в Испании военно-морскому министру Франции «О перевозке испанскими и советскими судами оружия для республиканской Испании и их проходе через Дарданеллы». Белоэмигрантская контрразведка отмечала, что на военном аэродроме Гелаффе 25 сентября 1936 г. было 40 советских офицеров, распоряжавшихся сборкой присланных из СССР аэропланов. РОВС, Братство Русской Правды (БРП), Русский Национальный Союз Участников Войны (РНСУВ) и др. – консультировали западные спецслужбы в отношении СССР, принимая активное участие в сборе и обработке информации о деятельности Коминтерна в Испании, осуществляли переводы разведывательных материалов с русского языка на французский, немецкий, английский и др. Белоэмигранты активно выступали за установление морской блокады Испании, чтобы лишить республиканцев поддержки со стороны СССР, сделать полностью недоступным для советских судов испанское побережье.

Для переговоров с Франко об условиях переброски эмигрантов-военных и участии их в боях против республиканцев выезжал в Испанию генерал П.Н.Шатилов. Братство русской правды вело вербовку и отправку добровольцев в Испанию.

Однако средств у Русской Эмиграции для организации переброски добровольцев почти не было, а франко-испанская граница была закрыта в связи с военными действиями. Поэтому Белым офицерам приходилось действовать на свой страх и риск, пробираясь в Испанию по горным тропам, не только подвергаясь опасности быть арестованными французскими пограничниками, но и быть расстрелянными без суда и следствия республиканской милицией уже на испанской земле.

Совсем по-другому все эти события были восприняты в либеральном, демократическом лагере Русского Зарубежья. В сущности, мятеж генералов рассматривался как рядовое, скоротечное явление политической жизни где-то на "задворках Европы", не имеющее большого значения, и первые сообщения о нем, носившие чисто информационный характер, фактически не содержали выводов и оценок.

Каких-либо решительных суждений избегали сперва и "Последние новости", издававшиеся в Париже бывшим вожаком российских кадетов и министром иностранных дел временного правительства П.Н. Милюковым. Подробно повествуя о положении дел в Испании, газета воздерживалась от определения своей собственной точки зрения. Даже первые аналитические статьи, опубликованные в "Последних новостях", когда война уже бушевала в полную силу, – речь в них шла о невиданной ожесточенности боев, о возможности перерастания "генеральского бунта" в мировую войну, об ужасах гражданской войны как "чудовищной национальной катастрофы" и т.д. – оставались удивительно нейтральными – настолько, что удивлялись даже некоторые белогвардейцы, ожидавшие от главного печатного органа либеральной общественности более решительной поддержки законного правительства.

С одной стороны, это объяснялось тем, что П.Н. Милюков и авторский коллектив газеты считали гражданскую войну внутренним делом испанского народа. Ставшие вскоре известными факты военных поставок мятежникам из Италии и Германии были встречены ими с осуждением. Газета, солидаризируясь с официальной точкой зрения французского правительства, выступала за невмешательство, критиковала заявления Гитлера и Муссолини об уважении к выбору испанского народа, медлительность Англии и других стран Европы в подготовке переговоров о невмешательстве, требовала установления международного контроля над испанскими границами.

С другой стороны, на первый план выходило осознание того удручающего обстоятельства, что демократии в Испании в любом случае пришел конец. Победа Франко означала бы установление военной диктатуры, но и победа сторонников левого правительства уже не гарантировала возвращения к парламентской демократии: П.Н. Милюков с тревогой отмечал нарастание радикальности народных масс и правительства, фактический переход контроля над республиканской армией в руки ультралевых сил, усиление коммунистов и анархистов, которые дискредитировали правительство "революционным произволом". Становилось очевидным, что в Испании идет борьба левого тоталитаризма и правого консерватизма. Более того, по мнению П.Н. Милюкова, "гражданская война только довела до крайней степени ту анархию и произвол крайне левых элементов, которые были одной из причин восстания и того сочувствия, которое оно встретило в некоторых кругах населения" Иными словами, даже крупнейший либеральный деятель русского зарубежья фактически оправдывал мятеж.

Участие русских эмигрантов в гражданской войне

В августе 1936 года, через Африку в Испанию смогли пробраться первые добровольцы: генерал – майор А.В. Фок и Н.Е. Кривошея, затем еще три человека. Все они – Белые офицеры, перебивавшиеся случайными заработками за рубежом и жаждущие активной профессиональной деятельности.

А.В.Фок – личность удивительная: участник Первой Мировой и Гражданской войн, Георгиевский кавалер (1916 г.), генерал-майор Белой армии (1919 г.). В ноябре 1920 года эмигрировал из России с остатками Русской Армии, жил в Болгарии, откуда был выслан, как активный противник идей движения возвращения в СССР и за противодействие сменовеховской пропаганде. В 1936 году ему уже было 57 лет, возраст «приближающийся к почтенному». Но Фок нашел в себе силы, оставаясь верным своим принципам, пройти все преграды и добровольно вступить рядовым солдатом под знамена армии Франко. Свое участие в Гражданской войне в Испании А.В. Фок рассматривал как продолжение борьбы за Белую Идею.

В начале марта 1937 г. генерал Миллер издал приказ по РОВС, способствующий появлению русских добровольцев у Франко. Первоначально русских встречали настороженно, но мнение о них быстро переменилось. В армии генерала Франко не хватало военных специалистов, а подавляющее большинство русских были кадровыми офицерами, с опытом Первой Мировой и Гражданской войн, наконец-то почувствовавшими себя на своем месте. Русские добровольцы даже отказались от полагающегося им денежного содержания. Один из них писал: "В Белой испанской армии я почувствовал себя, как и мои товарищи, наконец, исполняющим свой долг. Все мы здесь, в Белом лагере, от генерала и до последнего солдата, испанцы и немногие иностранцы - выполняем свой долг - защиты веры, культуры и всей Европы от нового натиска красного зверя..." Испанцы оказывали русским ласковый и радушный прием. Большая часть русских добровольцев - примерно 40 человек - составили русский национальный отряд при дружинах (исп. - терсио) карлистов-монархистов "Донна Мария де Молина" и "Марко де Бельо".

Дружины карлистов были на хорошем счету в испанской белой армии, из иностранцев принимались туда только русские и французские монархисты. Созвучен был боевой лозунг карлистов - "За Бога, Короля и Родину!" - девизу русской императорской армии - "За Веру, Царя и Отечество!". Русским белым офицерам карлисты-дружинники напоминали добровольцев и казаков - участников Кубанского похода, и сразу же между русскими и испанскими белыми воинами установилась полная общность взглядов и идеалов. Русские были рады, что попали в монархическую воинскую часть, тем более, что карлисты всегда пользовались поддержкой российских императоров. Когда король Карлос потерпел поражение в внутридинастической борьбе, то прибыл в Россию; император Николай I устроил парад, полки императорской гвардии проходили и приветствовали: "Здравия желаем, Ваше Королевское Величество!". Следующий претендент карлистов на престол принц дон Хаиме был командиром лейб-гвардии Гродненского полка. Когда в Петербург приехал президент Франции Пуанкаре, то русский Царь освободил принца Хаиме от необходимости представлять Гродненский полк на параде, так как считал неудобным принцу королевской крови проходить со своим полком перед президентом французской республики. Осенью 1937 г. официальный представитель русских добровольцев был принят главой карлистов графом Флоридой. В последствии не раз русским воинам пришлось убедиться в уважении карлистов к императорской России и единстве идеалов Белой России и национальной Испании.

Воевали русские также в Испанском легионе, боевых частях фалангистов и в других подразделениях Белой армии генерала Франко. Русские офицеры остро чувствовали необходимость своего участия в войне в Испании еще из-за того, что на стороне красных республиканцев был СССР. Испанцы приходили в восторг, когда узнавали, что все-таки есть русские, которые из-за своих национальных идей деятельно сражаются в рядах армии генерала Франко. И над русской позицией карлистов был развернут бело-сине-красный русский национальный флаг. Где еще он мог свободно развеваться в то время? Русским хотелось верить, что следующим этапом будет возобновление Белой борьбы на родной земле...

В начале 1937 г. первым иностранным журналистам удалось с помощью португальских властей попасть на территорию Белой Испании. В губернаторском доме Саламанки на приеме у генерала Франко присутствовало 11 журналистов: 5 немцев, 5 итальянцев и один русский - В. В. Орехов. При их представлении выяснилось, что генерал знаком с русским Белым движением, высоко ценит его и рад посещению освобожденных территорий "руссо бланко" - Белым русским. Франко отметил, что с уважением относится к Белой борьбе, но и учитывает ее ошибки, например - полный развал тылового обеспечения в Добровольческой армии. Возможно, что правдивые и ценные сведения по этому вопросу Франко получил от своего сподвижника генерала Ускиано, последнего военного атташе Испании в императорской России, проведшего с ее армией всю Первую Мировую войну, видевшего ее Славу и гибель.

На март 1939 г. время падения республики, русские добровольцы были распределены следующим образом: Русский отряд в терсио Донья Мария де Молина – 26 человек под началом тениенте Н.Е. Кривошея и сержанта П.В.Белина; терсио рекетэ Навара – 2, терсио – Ареаменди – 1, терсио Монтехура – 2, легионе – 3, эскадроне рекетэ Бургонья – 1 и трое оставили военную службу, из которых один – ротмистр Г.М. Зелим-Бек – по состоянию здоровья.

Всего же из 72 русских добровольцев во франкистской армии было убито 34, девять ранено, причем из них легионер П.Н. Зотов – пять раз, лейтенант К.А. Константино – три раза (с потерей зрения на один глаз), К.К. Гурский – три раза, В.А. Двойченко – два раза.

После окончания боевых действий русские эмигранты – добровольцы – франкисты участвовали в параде Победы, который состоялся в Валенсии 3 мая 1939 г.

Заключение

Россия и Испания пережили в 20-м веке страшные братоубийственные гражданские войны. В России война закончилась на 15 лет раньше. Но ее отголоски были слышны и через эти 15 лет в далекой Испании. В этих войнах было много общего и в идеологическом, и в политическом, и в военном смыслах. Объединяли эти две войны и несколько десятков постаревших русских эмигрантов, воевавших на стороне Франко и воспринимавших участие в испанской войне как продолжение войны с красными, которую они вели и проиграли в России.

Сегодня и Россия, и Испания стремятся залечить раны, нанесенные Гражданскими войнами, стремятся установить прочный внутренний мир. Однако прошедшие годы еще раз подтвердили непреложную истину этих Гражданских войн: примирения и согласия между Белыми и красным нет и быть не может. Невозможно почитать одновременно и Врангеля и Буденного, нельзя ставить памятники одновременно и Франко и Ларго Кабальеро. А потому достижение внутреннего мира возможно только через полную победу Белой стороны.

sinn_fein
Tags: Белое движение и борьба с большевиками
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments