"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Что делать с украинством? (часть 2)

Лобовое столкновение представляется почти неизбежным, слишком могущественные силы работают на организацию именно такого сценария развития событий. И в этом случае особую важность для нас приобретает проблема тех, кто оказался «по ту сторону баррикад» не в силу сознательного выбора, а став жертвой обмана и лживой украинской пропаганды. Таковых же среди так называемых «украинцев» - подавляющее большинство. Не по своей воле оказавшись гражданами «самостийной Украины», они за прошедшие годы подверглись тотальной «промывке мозгов», и это не могло не наложить известный отпечаток на их духовный облик, мировосприятие и мировоззрение…

В том, что труды «украинствующих» не пропадают втуне, я сам мог не один раз убедиться, встречая в Малороссии людей, совершенно далеких от политики, обычных трудяг, обремененных повседневными житейскими заботами, и, казалось бы, ни о чем другом не помышляющих, и, тем не менее, с уже очевидными следами уродливой идеологической обработки, сознанием и памятью отравленными самостийнической пропагандой… С Валерием С., бывшим моим однокурсником, проживающем ныне в Днепропетровске, судьба свела меня в начале 2006 года. Типичный «технарь», он и в университете, и после него не проявлял никакого интереса к истории или текущей политике. Как и многие из наших коллег-инженеров в постсоветской России какое-то время влачил жалкое существование в одном из оборонных НИИ, пока, наконец, не ушел в коммерцию, где звезд с неба не хватал, но себя и семью на плаву мог поддерживать. О будущем особо не задумывался, считая, что все как-нибудь «само собою наладится». Собственно, и беседа наша не выходила за рамки обсуждения суровой «прозы жизни» да светлых воспоминаний беззаботной студенческой молодости, пока совершенно случайно не коснулась украинской темы, да и не ее даже, а революции 1917 года. И здесь мой совершенно аполитичный знакомый неожиданно огорошил меня заявлением, что эту самую революцию «на Украину» экспортировали вы – русские, навязав ее нам, «украинцам», беспощадным террором и голодом. Разумеется, вспомнил он и расхожий укрсюжет о «голодоморе 1933-го»… Я оторопел от неожиданности. В университете Валерий никогда не отделял себя от Русских, был своим в нашей среде. И на «иностранца», даже в нелепом его украинском варианте, никак не тянул. Прошло всего девять лет и вдруг такая перемена…

Впрочем, я тут же возразил ему: понятие «Украина», в употребленном им смысле, как раз и является порождением той самой революции, которую он столь страстно клянет, а до 17-го года никакой «Украины» ни территориально, ни тем более «этнически» не существовало. Поэтому, если уж придерживаться реалий того времени, речь следует вести о нескольких южных Русских губерниях с Русским же населением, применительно к которым формулировка «экспорт из России» лишена не только оснований, но и бессмысленна. Что же касается пресловутого «голодомора», то охватил он, собственно, и не Малороссию даже, а Новороссию («Новую Россию»), Слобожанщину, Дон, Кубань, Поволжье, земли уральских казаков. А еще раньше был голод 21-го года, от которого пострадали исключительно «великорусские» губернии, и ответственность за это ложится, прежде всего, на антирусскую власть, ту самую, что превратила виртуальную «Украину» в реальный субъект новосозданного «СССР», правящие структуры которого формировались почти исключительно из инородцев. Причем же здесь Русские?

Тут-то его и прорвало и, чем жарче становился наш спор, тем более бессвязный и алогичный вид приобретали излагаемые им версии событий давно минувших дней и дня нынешнего. Иногда казалось даже, что это и не он говорит, а некое механическое устройство внутри него, с умыслом запрограммированное чьей-то злой волей на заведомую галиматью, теперь просто озвучиваемую голосом моего собеседника. Сам же он, взрослый, семейный, здравомыслящий мужчина, помимо воли выступает в роли пассивного передатчика этой несусветной чуши.

То, что он излагал с таким воодушевлением и неподдельным пафосом свежепосвященного неофита, тайны для меня не составляло. Речь опять же шла о невероятных похождениях «украинцев» в Америке и Палестине, столь красочно описанных Черемисом и Дубиною… гениальных прозрениях Плачинды насчет шведского флага и венерианской «мовы»… и совсем уже свежих баек Шевчука о Гетманстве, - словом типичный набор украинской лжи, непроницаемым мраком покрывающей как прошлое, так и настоящее Малороссии… Я стал было возражать, но тем лишь раззадорил его на еще большие экскурсы в историю и политику. Спорить было бесполезно, да он и не умел спорить. Историю знал очень поверхностно, почти что и совсем не знал, поэтому часто заходил в тупик, путался, противоречил самому себе и, тем не менее, изрекал все безапелляционным тоном человека, наконец-то, познавшего «истинную правду», которую от него столь долго утаивали «коммунисты», «шовинисты», «сионисты» и, Бог знает, кто еще… В своем украинском восторге он доходил до полного самоотрицания. Совсем не владея украинским волапюком, ничего даже не читая на нем, он, тем не менее, со странной горячностью ратовал за тотальную украинизацию в качестве радикального средства восстановления непонятно кем и когда попранной «исторической справедливости», и клялся, что уж сын-то его точно будет говорить «только по-украински»… Я пробыл у него в гостях несколько часов, общался с женой и двенадцатилетним сыном, но так и не услышал от них ни одного украинского слова. На папины планы они смотрели как на временный «бзик» и всерьез не принимали. Да и сам он все как-то не решался приступить к их активной реализации, ведь и в «украинском Днепропетровске» (а точнее, Русском губернском городе Екатеринославе), где он жил, все и поныне говорят исключительно по-русски.

Наша дискуссия получилась скоротечной и быстро себя исчерпала. Спорить, в общем-то, было не о чем. Опровергать небылицы, которыми его напичкали, я считал делом бессмысленным. Он все равно никаких доводов не воспринимал и тщательно избегал обсуждения конкретных исторических, этнических или политических проблем. А точные даты и цифры вызывали в нем озлобленное раздражение. На любые мои возражения он долбил один и тот же ответ: «русские веками угнетали украинцев»… «все несчастья Украины от России»… «Россия и сегодня эксплуатирует нас и угнетает»… ну и все в таком же духе… Мне, наконец, стало скучно – и грустно одновременно. Жаль его было.

Та убогая и пошлая политическая доктрина, которую он теперь исповедовал, построенная на ненависти и лжи, совсем не шла к нему, - доброму, отзывчивому, простодушному, в иные моменты по-детски наивному человеку. И это резкое несоответствие ясно говорило, что новые «убеждения» моего товарища – всего лишь результат подлой и коварной пропаганды. Воспринимать Валерия в качестве «врага», сознательно находящегося «по ту сторону баррикад», было бы ошибкой, он просто временно дезориентирован. Какие уж тут споры… Интерес представлял разве что сам факт «обращения», а точнее его источники. Об этом стоило поговорить.

«Да, начитался же ты всякой мерзости за девять лет своей жизни здесь» – решил я подвести черту под нашей бесплодной перепалкой. Однако, к моему удивлению, оказалось, что по большому счету ничего-то он и не читал: о Грушевском, Крипьякевиче, Дорошенко, Полонской-Василенко, Костомарове и прочих только слыхал, а из современных глашатаев украинства даже и фамилии ни одной не мог назвать… Тогда все почерпнул из «телеящика»? – предположил я. Но, как выяснилось, телевизора он почти не смотрел, разве что футбол, да изредка какой-нибудь фильм. И политики по-прежнему сторонился: на митинги не ходил, во время выборов за укрнацюков не агитировал (хотя исправно за них голосовал, в отличие от жены, поддерживавшей коммунистов), в общем, старался как будто подальше держаться от всей этой грязи… и в тоже время по уши в ней утопал. «Кто же тогда тебя так нагрузил?» – «Да брось ты! – сразу рассвирепел Валерий. – Никто никого не грузил, все это давным-давно известно, а истории, сочиненной в угоду великодержавным шовинистам, уже никто не верит». И он тут же, весьма кстати, поведал мне несколько басен из «Истории Русов», в их числе уже знакомые нам о Батурине, «сожженном вместе с жителями», и «тысячах казненных в Лебедине». «Даже фашисты так не поступали» – с полным сознанием своей правоты подытожил мой визави.

«Истории Русов» он, впрочем, тоже не читал. Но где-то же должен был все это слышать!.. И здесь меня осенила догадка: радио! Ну, конечно. Я же был у него в мастерской и единственным развлечением от монотонного труда служил в ней радиоприемник. Я и обратил на него внимание лишь потому, что из его утробы раздавалась не обычная попсо-бессмысленная «композиция», а нечто похожее на «интеллектуальную передачу»… Помнится, речь шла о Киево-Могилянской академии. Это меня и удивило: обычно наши трудящиеся внимают местечковым «эфирам», расплодившимся на всем пространстве исторической России и щедро потчующих своих несчастных слушателей мерзопакостным репертуаром «звезд» типа Верки Сердючки или «Мумми троля», перемежая эту «духовную пищу» убогим набором погоды, сплетен, уголовной хроники и т.п. дребедени. А тут неожиданно передача с явной претензией на «серьезность». «От попсы уже тошнит, – коротко объяснил Валерий, - а эти бубнят себе потихоньку, фон создают, ну и ладно».

«Фон», однако, оказался еще тот. Ведь на укрорадио, как и в прочих средствах массовой информации, тон задают все те же Гнаткевичи, Чепурко, Кратко-Кутынские и им подобные субъекты, отравляющие теле- и радиоэфир Малороссии своей злопыхательской ложью и мрачными квазиисторическими пасквилями, ядовитое содержание которых медленно и неуклонно проникает в массовое сознание, исподволь разрушая его способность здраво оценивать не только прошлое, но и настоящее. Подобный «фон» – далеко не безобидное дело, особенно если индивид подвергается его воздействию длительное время, на протяжении не одного года. Здесь уже начинают действовать законы манипуляции сознанием, давно доказавшие свою эффективность. Жертвой такого внешне неприметного и как будто малозначащего воздействия и оказались память и подсознание моего товарища.

Исследователям проблем манипуляции сознанием данное явление хорошо известно: «то, что в результате частого повторения прочно запоминается, действует на сознание независимо от того, вызывает ли это утверждение возражения или одобрение… Направленность реакции не существенна! Тот, кто вперился в экран телевизора, и десять раз в день слышит одно и то же сообщение, подвергается манипуляции даже если каждый раз чертыхается от возмущения». Точно так же и человек, совсем даже и не вникающий в смысл того, что бубнит включенный для «фона» радиоприемник, пусть пассивно, но слушает его. Память-то не отключена, продолжает работать в «дежурном режиме» и на уровне подсознания автоматически снимает, казалось бы, совсем постороннюю информацию. Там же, в подсознании она накапливается, а в известный момент внезапно всплывает в виде непреклонных убеждений: «Человеку всегда кажется убедительным то, что он запомнил, даже если запоминание произошло в ходе чисто механического повторения, как назойливой песенки. Внедренное в сознание сообщение действует уже независимо от его истинности или ложности».

Вдумайтесь только: действует независимо от истинности или ложности! Иными словами, человек, как самостоятельная сущность, исчезает. Его место занимает сконструированный современными политтехнологами биоробот, зомби, в сознание которого искусно внедряются разрушительные, самоубийственные доктрины, выхолащивающие историческую память и адекватное восприятие наблюдаемой действительности. Так создается идеальный объект для манипуляции. Почему на ампутацию исторической памяти народа и были обращены после 1991 г. основные усилия нынешних хозяев России. Вспомним только, какому тотальному очернительству за последние двадцать лет подверглась Русская история, даже в своем урезанном советском варианте. В ней не осталось ни одного исторического деятеля, события, эпохи, которых бы не оболгали, не смешали с грязью, и все это с одной целью: убедить Русских в том, что в их прошлом нет ничего, достойного гордости, даже никаких светлых просветов, а лишь сплошной мрак, пьянство и кровавая взаимная резня. Так цинично и нагло «освобождалась» народная память от ненужного патриотического «хлама», а затем в образовавшийся вакуум целенаправленно стали внедряться доктрины, призванные побудить Русских к полному самоотрицанию и самоуничижению, чтобы окончательно и бесповоротно утвердить господство над Русским Народом нынешнего компрадорского режима.

В Малороссии этот процесс аннигиляции исторической памяти Русских приобрел еще более грандиозный размах. Здесь их вообще подменили иным виртуальным народом, придумав последнему название, историю и даже смысл существования, заключающийся единственно в смертельной борьбе… с Русскими! Ничего более гениального подобному самоедству нельзя было и выдумать. Валерий С., успевший за девять лет «поменять» не только национальность, но и мировоззрение далеко не единственная жертва этого русофобского трюка. И это притом, что сама технология оболванивания исключительно примитивна. Вся украинская пропаганда как раз и строится на принципе тупого «механического запоминания», буквально, нескольких убогих тезисов, остальное - их неисчислимые вариации. К реальной истории они не имеет никакого отношения. Копните любого «украинца» и вы убедитесь: он совершенно не знает истории Малороссии. Более того, он ею и не интересуется. Из тысячелетней истории края, он апеллирует, буквально, к нескольким событиям (в историческом измерении совершенно ничтожным и второстепенным), но, идя по лекалам, состряпанным для него украинскими идеологами, именно на них и строит «теорию» о «вековом противостоянии» Русских и «украинцев». Это же «противостояние» переносится им на любые события современности, которые и оцениваются им исключительно с «конфликтной» точки зрения. Но что примечательно: доводить ее до логического конца, он под всякими предлогами избегает. Таковой оказалась и позиция моего товарища: он тоже не хотел договаривать до конца, как говорится, «доходить до края», т.е. делать те самые выводы, которые сами собой напрашивались в качестве итога его обличительных филиппик. Я решил ему помочь, и задал прямой вопрос (я неизменно задаю его каждому из таких вот «обманутых» простачков): «Так, значит, будем воевать?.. Ты готов воевать с Русскими?.. Чтобы сын твой, например, пошел на “войну с Россией”?»

Вопрос Валерию откровенно не понравился и даже видимо смутил. На некоторое время он смешался. Наконец, после тягостной паузы проронил: «Да нет, никто не собирается воевать… Да и с какой стати нам воевать?»… Я наугад, по памяти, процитировал ему высказывания тех самых «украинских патриотов», за которых он регулярно отдает свой голос на выборах, и которые уже сегодня рассуждают о неизбежности «войны с Россией». В самом ближайшем будущем они окажутся у власти, в том числе и благодаря его личной поддержке. Уж тогда-то проблема военной конфронтации, наверняка, из теоретической сферы переместится в практическую. Да и нынешняя украинская власть уже немало делает для развития ситуации именно в таком конфликтном направлении, взять хотя бы Южную Осетию или непрекращающиеся провокации против Черноморского флота. И подобных примеров можно приводить сотни… «А вы не лезьте в наши дела, и конфликтовать тогда будет не зачем». – «Мы лезем в ваши дела? Разве не вы воруете нашу историю, наш газ, запрещаете Русским пользоваться Русским языком и воспитываете своих детей в жгучей ненависти к России? И при этом еще сидите на нашей шее и наших дотациях, заявляя: не лезьте в наши дела!». Он снова начал было спорить, но без прежней горячности, скорее по инерции. Видимо мой вопрос о войне затронул в нем какие-то глубинные струны и требовал более четкого ответа, чем очередное пережевывание темы, кто кого «эксплуатировал» и «угнетал»… «Не переживай, я всегда буду против этого!» - в его голосе прозвучало убеждение, но меня он не убедил. «Возможно, ты и будешь против. Да только кто же тебя будет спрашивать: начинать или не начинать?... Разве ты не знаешь, что все принципиальные решения, хоть внутренней, хоть внешней политики Украины, принимаются даже не в Киеве, а в Вашингтоне или Брюсселе. А там ты и миллионы таких же, как ты, воспринимаются лишь в качестве безгласного “пушечного мяса”. Да и местным самостийникам вы нужны лишь на начальной стадии, для обеспечения их полноценной властью над вами. После достижения этой цели ваше мнение уже никого не будет интересовать, и ни на что не сможет влиять. Твое “против” будет что-то означать лишь для тебя, и вот тогда-то придется окончательно определяться: на чьей ты стороне. Здесь уж: или – или. Или там, с ними, сепаратистами, или на стороне Русского Народа, к которому ты принадлежишь и по крови, и по происхождению, и по вере. Третьего не дано»…

Он уже ничего не стал мне возражать. Да и у меня не было желания продолжать диспут. До главного вопроса мы добрались, а дальше каждый должен определяться самостоятельно. Ибо время выбора уже на исходе, впереди – эпоха ответственности, за сделанный выбор.

Ни одному «украинцу», хочет он того или нет, не удастся избежать этого однозначного выбора, в том числе и тем, кто, как мой знакомый Валерий С., числится пока в рядах все еще не определившегося большинства. Но время, отпущенное им, неумолимо тает. Примечательно, что даже С.Н.Сидоренко, призывающий нас предоставить украинскому сепаратизму возможность «беспрепятственного развития», да еще и при «терпимом отношении» к нему, тем не менее, осознает неизбежность для «украинцев» окончательного выбора между «русским» и «украинским»: «Тем на Украине, кому прежняя коммунистическая власть написала в паспортах “украинец”, предстоит, наконец, определиться и решить для себя, кто они: украинцы или все-таки русские, малороссы, и что является их родиной: вся Россия – от Польши до Тихого океана или обособленная (и переименованная) ее юго-западная часть; какой исторический опыт считать своим и в русле какой культурной традиции им развиваться дальше. Быть ли наследниками великой русской культуры, одной из величайших мировых культур, в создании которой немалая заслуга принадлежит и выходцам из Малой Руси?.. Или подключиться к мероприятиям по изготовлению, распространению и утверждению в качестве безальтернативной, новой – украинской – культуры, отличной от русской и стремящейся к максимальному от нее отдалению, мероприятиям, которые всегда осуществлялись в интересах и при поддержке внешних враждебных России сил с целью обосновать отторжение Малой Руси от Великой?»

Так что высказать свое «за» или «против» придется каждому из нынешних «украинцев». И никуда от этой дилеммы не деться. Мы же, имея на практике дело с этим украинским большинством, должны исходить из следующих соображений. Первое. Никогда не забывать, что перед нами наши единоплеменники, в головы которым преступная сепаратистская пропаганда вбила, что они не только не-русские, но и извечные враги Русских. Наша задача объяснить им лживость этого мифа, убедить их, что главная его цель стравить Русских между собой, и, воспользовавшись этой усобицей, завладеть их территорией и ресурсами, а самих превратить в рабов, рабочее быдло. Второе. Мы никогда не согласимся с отторжением от России исконных Русских земель, из которых и составлена ныне так называемая «Украина». Понятно, что в условиях нынешнего кризиса Русской государственности говорить о скором возвращении отнятых у нас территорий не приходится. Но все в мире, и «украинцы» в том числе, должны знать: украинскую юрисдикцию над территорией Юго-Запада России мы признаем лишь в качестве временной. Поверженная Германия после 1945 года тоже оказалась разделенной. Два немецких государства даже заключали между собой «международные договора», оба являлись членами ООН, и, тем не менее, в обеих частях разделенной Германии осознавали правомочность и неизбежность воссоединения немецкой нации в едином государстве, слияние всех немецких территорий в одно целое. Что и произошло полвека спустя. Нам, наверное, с учетом позиции «международного сообщества», достигнуть этого будет намного сложнее. Возможно, что свои территории мы будем возвращать частями, а не все сразу. Вариантов множество. Одно следует помнить: достигаются те цели, ради которых государство и народ готовы преодолеть любые препятствия и понести любые жертвы. Возвращение Малороссии в состав России именно такая судьбоносная для Русской Нации цель… И, наконец, третье. Открыто провозгласив конечную цель, мы так же откровенно должны заявить и о конечной судьбе всего украинского движения и исповедуемой им политической программы. Не нужно при этом лукавить с «украинцами», в том числе и с их колеблющимся элементом, прямо объявив, что ни при каких условиях Русский Народ и Русское государство не согласятся с существованием украинского сепаратизма в любой его форме: литературной, языковой, политической или какой-либо еще. Снова обмануть нас сказками о «культурной автономии», «языковой самобытности», «этнической специфике» и им подобных сепаратистских уверток, не удастся. Вся территория нынешней «Украины» будет по своим обязанностям, правам и административному делению соответствовать любой другой Русской территории.

Понятно, что живая практика вносит существенные коррективы в любую теоретическую модель, но если эта практика не будет иметь четких руководящих ориентиров, тех самых принципов, которыми нельзя поступаться, она будет совершенно безрезультатной. Поэтому, прежде чем приступать к делу, мы должны ясно представлять, чего именно хотим достигнуть и какими именно средствами. И тут следует обозначить еще и четвертый фактор, заставляющий нас ставить «украинский вопрос» в качестве первоочередного. Вся полуторавековая история малороссийского сепаратизма, бесспорно свидетельствует: подлинный, реальный «украинец» - всегда ненавистник и злобный отрицатель всего Русского. Собственно, быть «украинцем» и означает быть непримиримым врагом Русского народа, Русского государства, Русской культуры. И ничего больше. Само явление на свет Божий «украинца» в качестве определенного человеческого типа как раз и было вызвано этой враждебностью, ибо «украинец» ненавидит Россию и Русских по определению: "родившись Русским, он не чувствует себя Русским, отрицает в самом себе "русскостъ" и злобно ненавидит все Русское".

Причины, эту ненависть питающие, совершенно надуманы и абсурдны и, тем не менее, она - каждодневная, бытовая реальность современной «Украины». Ею пронизана вся атмосфера жизни украинского общества, его культура, образование, политика, профессиональные и социальные отношения. Она заложена в подсознании «украинца», пронизывает каждую его мысль, каждый его поступок, все его мировосприятие, не нуждаясь в каком-либо рациональном обосновании. «Я ненавижу русских потому, что я – украинец» - для всякого самостийника такое объяснение самодостаточно. Таково сознание всякого «украинца». Таково сознание всей той идеолого-политической общности, которая ныне с апломбом именует себя «украинской нацией». Та же русофобская доктрина возведена в ранг государственной политики «Украины» и не только внутренней, но и внешней. И об этом мы не должны забывать. Именно «украинская угроза» в ближайшие годы будет представлять для нас наибольшую опасность, причем не только по линии дипломатии, экономики, политики, но и в военной области. Грядущим военным противостоянием с Россией грезят не только многие самостийники, но и их кукловоды в Вашингтоне и Брюсселе. А это значит – данная опасность вполне реальна.

Конечно, сама по себе украинская ненависть никак не гарантирует готовности к войне. Состояние украинской экономики и науки таково, что о создании современных вооруженных сил говорить не приходится. «Украинская армия» - такой же мыльный пузырь, как и «древнейший в мире украинский язык», или пресловутое открытие Америки «украинцами». Сам ее феномен родился, буквально, два десятилетия назад, да и то лишь благодаря материально-технической базе советской армии, которая практически вся разворована и приведена в негодность. Говорить о наличии каких-либо исторических традиций так же не приходится: они ограничены преклонением перед партизанщиной вояк вроде Петлюры, Бандеры или Шухевича. В организации военного дела «украинцам» никогда не дотянуться даже до уровня батьки Махно. Да они и сами это прекрасно понимают. Недаром же наиболее воинственные из них загодя готовятся именно к партизанской войне и диверсионной деятельности. Это - потолок украинской военной доктрины. Но в грядущей войне с Россией «украинцы» и не рассчитывают на собственные вооруженные силы. «Заграница нам поможет!» - вот суть их военной доктрины. Их наглая агрессивность - следствие твердой убежденности в том, что по первому же призыву вся военная мощь Запада обрушится на ненавистную им Россию. Украине достаточно выступить в роли застрельщика-провокатора, а для этого хватит одной пехотной дивизии, даже вооруженной трехлинейками. И следует прямо признать: эти украинские ожидания совершенно обоснованы. Уже сегодня творцы «нового мирового порядка» откровенно подчеркивают, что в их планах по уничтожению России, как великой мировой державы, «Украине» отводится центральная роль, она - тот ударный таран, посредством которого Запад намерен окончательно развалить Россию и похоронить любые надежды на ее возрождение.

«Украина является ключевым государством постольку, поскольку затрагивается собственная будущая эволюция России», «Появление независимого государства Украины не только вынудило всех россиян переосмыслить характер их собственной политической и этнической принадлежности, но и обозначило большую геополитическую неудачу Российского государства. Отречение от более чем 300-летней российской имперской истории означало потерю по-тенциально богатой индустриальной и сельскохозяйственной экономики и 52 млн. человек, этнически и религиозно наиболее связанных с русскими, которые способны были превратить Россию в действительно крупную и уверенную в себе имперскую державу».

Проводимая самостийной «Украиной» внутренняя и внешняя политика однозначно свидетельствует: она услужливо готова выполнять отведенную ей роль «троянского коня» Русского мира, став передовым форпостом блока НАТО в его продвижении к границам России. Уже сегодня достигнута договоренность о подготовке украинских офицеров в учреждениях альянса, приведении вооружения и оснащения украинской армии в соответствие с натовскими стандартами и ряд других. Само вступление Украины в НАТО - вопрос ближайшего времени. А это означает, что на границах Ростовской, Курской, Воронежской областей будут стоять натовские танки, ракеты и самолеты и любая натовская дивизия сможет достичь Москвы в течение какой-нибудь пары часов… Впрочем, не исключено, что «Украина» так и не получит членства в Североатлантическом альянсе, если мировая закулиса сочтет, что прямая конфронтация «НАТО-Россия» менее выгодна, чем прямое противостояние «Украина-Россия». Натовская военная мощь и в данном случае будет направлена против России, но в этом случае натовские стратеги получат поля для маневра и время, необходимое для максимального разжигания «украино-российского конфликте» и поддержании его в стадии «нескончаемой войны», гарантирующей максимальное истребление Русских по обе стороны противостояния…

На фоне подобной перспективы продолжать себя тешить прежними иллюзиями в отношении «украинцев» есть непроходимая глупость, а распространять миф о том, что их русофобия - не более чем словесная мишура, преступление. Каждый Русский человек должен четко усвоить: мы имеем дело с беспощадным и непримиримым врагом, и относиться к нему следует подобающим образом…

Сергей Родин,
2009 г.
Tags: Гражданская война на Украине
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments