"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Начало объединения Кореи?

Корейский полуостров находится в состоянии опасной нестабильности. Граница между Северной и Южной Кореями — одно из самых милитаризованных мест в мире. Северокорейский режим описывают как «внутренне расколотый, неустойчивый и опасно хрупкий». Верховный лидер Северной Кореи, 31-летний Ким Чен Ын, почти не появляется на публике. Правительство настаивает, что он жив и здоров, и публикует фотографии, на которых Ким инспектирует правительственные учреждения и новые жилые кварталы, попутно излечивая растянутое сухожилие. Правда это или нет, но новое появление Кима не ответило ни на один из вопросов, вызванных его исчезновением.

На 38-й параллели дремлет последнее поле боя XX века. 17 августа 1945 года Общим Приказом № 1 Оккупационные силы США потребовали от всех японских солдат в Корее севернее 38 градусов широты сдаться войскам Советского Союза. Японские войска южнее этой линии сдались американцам. Шестьдесят лет и одну большую войну спустя (1950–1953) сегодняшняя демилитаризованная зона, отделяющая Северную Корею от Южной, всё ещё пролегает примерно там же.

Южной Корее удалось превратиться из репрессивной военной диктатуры в свободную страну с настоящей демократией. Северная Корея остаётся военной диктатурой, но не совсем обычной. Абсолютная власть в Северной Корее три поколения передавалась в семье Кимов от отца к сыну. Ким Ир Сена сделала диктатором Красная Армия. Его сын, Ким Чен Ир, разорил страну в погоне за баллистическими ракетами и ядерным оружием.

Ким Третий, Ким Чен Ын, пришёл к власти после смерти своего отца в 2011 году. Хотя эксперты в целом согласны, что он прочно удерживает власть, для тридцатилетнего его здоровье оставляет желать лучшего, а его правление нельзя назвать иначе как беспорядочным. Последние недели ходят слухи, что Ким свергнут в результате дворцового переворота. В последний раз он появлялся на публике 2 сентября 2014 г. Южнокорейская разведка и западные эксперты настаивают, что он всё ещё у власти, но вопросы неизбежны.

В конце концов, для диктатора-харизматика, управляющего страной при помощи всепроникающего культа личности, довольно странно целый месяц скрываться от публики. Твёрдых доказательств нет, но логика подсказывает, что если бы он мог появиться во плоти, на телевидении или хотя бы на радио, он бы это сделал. Трудно поверить в болезнь настолько сильную, что он не способен записать радиообращение — а ведь он якобы ездит с точечными проверками.

Куда более вероятным кажется, что Ким изолирован или, по крайней мере, его власть находится под угрозой. 4 октября Washington Post сообщила, что «люди, которых принято считать первым и вторым заместителем» совершили «неожиданную и неофициальную» поездку на Юг. Одного этого было бы достаточно, чтобы вывести любого скрытного диктатора из затворничества, но войска Севера и Юга к тому же в очередной раз устроили перестрелку на суше и на воде. Верховный Лидер никак не прокомментировал эти события.

Положим, Ким будет низложен своим ближним кругом — каковы последствия для Кореи? Семья Кимов, возможно, и хотела бы и дальше оставаться хозяевами нищей наследственной вотчины и 25 миллионов человек, но у прочих северокорейских функционеров нет никаких причин поддерживать этот курс. Сравнительный анализ показывает, что они получат гораздо больше, если превратятся в девелоперов, королей недвижимости и «профессиональных решальщиков», необходимых Югу для инвестиций в Север. Как и другим бывшие аппаратчикам и генералам посткоммунистических стран, конец искусственной изоляции сулит им огромные прибыли.

Политические аналитики сходятся на том, что южнокорейское правительство хотело бы, в конце концов, объединиться с Севером, но только постепенно. Желания не всегда совпадают с возможностями. Южные корейцы в основном поддерживают объединение, и, если новые северокорейские лидеры его попросят, правительству Южной Кореи будет чрезвычайно тяжело им отказать. Вспоминая волну всенародной эйфории, охватившую Германию в 1989 году, можно предположить, что у южнокорейского правительства в принципе не будет такой возможности.

Объединится ли Корея? Каждое звено логической цепи в отдельности небесспорно, но эта цепь есть, и в ней есть ясная логика. Чем дольше Ким Чен Ын молчит, тем вероятнее становится этот сценарий. Правительство Южной Кореи может быть в ужасе от мысли, что 50 млн южан придётся как-то ассимилировать 25 млн северян с промытыми мозгами, но Южная Корея — демократическая страна. Пока южные корейцы помнят о родственниках, предках и давно потерянных деревнях к северу от 38 параллели, их правительству не остаётся другого выхода, кроме как подчиниться.

Китай, Япония и Россия могут не одобрять объединения Кореи, но они не в состоянии его предотвратить, во всяком случае не более чем Франция, Великобритания или Россия были способны помешать объединению Германии. Разумеется, они всё равно будут пытаться. Богатая и единая Корея с 75 миллионами населения станет крупной региональной державой, даже если (что вероятно) откажется от ядерных амбиций Севера. Исход этой битвы решит глас народа. Будем откровенны: никакому иностранному правительству, даже Китаю, население Севера не нужно даже даром. У Южной Кореи может просто не оказаться другого выбора. Объединение Кореи может оказаться только вопросом времени, и не особенно далёкого. Не удивимся, если оно случится в 2015 году.

Оригинал статьи
Tags: События и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment