"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Миф советской демографии

В отношении СССР существует масса мифов, в соответствии с которыми он был якобы самой богатой, безопасной, высокоразвитой страной, следовательно, нам нужно вновь наступать на грабли однопартийности, всеобщего огосударствления и тоталитаризма. Со сменой поколений эта ситуация меняется, но забыть о проблеме и провести работу над ошибками — это две большие разницы.

Одним из таких мифов является утверждение о том, что советской власти мы обязаны выдающимся увеличением численности народонаселения, а вымирать русские стали лишь после краха советской системы.


Действительно, если посмотреть на демографическую статистику, мы должны быть благодарными советской власти, поскольку, несмотря на все трудности, с 1920 по 1991 год общее население СССР увеличилось за 71 год с 137,7 млн. до 293 млн. человек, более чем в два раза. Раз прирост есть и даже, на первый взгляд, столь существенный, значит вопрос, вроде бы, закрыт. Мол, тоталитарная система может быть и ужасна, но уж с функцией воспроизводства населения она справляется.

Но вот вам пример: с 1950 по 1990 годы население Нигера увеличилось с 2,4 до 7,7 миллионов человек, более чем в три раза. Неужели правительство Нигера в это время было настолько эффективней советской власти? Сравнение, конечно, некорректно (как некорректно судить о советской демографии самой по себе), так как мы живём в условиях «принципа Чёрной Королевы» Льюиса Кэрролла — «здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте».

Чтобы приблизиться к корректным оценкам, уместно обратиться в прошлое чуть глубже. Сейчас мало кто вспомнит, но в начале XX века Российская империя «дышала в затылок» США за реальные позиции мирового лидера. Так, за первые 13 лет XX века ВВП стран вырос в США — на 75,8% в Европе — 29% в России — 61%, в остальном мире — 30,4%. В ХIХ веке происходило довольно быстрое увеличение абсолютных масштабов и относительной значимости российской экономики. С примерно 5,0 до 9,3% мирового ВВП, если считать в границах Российской империи 1913 г., или с 2,6 до 4,9%, если ориентироваться на границы Российской Федерации после 1991 г. Доля в мировой экономике США в 1900 году — 10%.

Данные по США, кстати, наглядно опровергают «эффект низкого старта», по которому, якобы, уже развитая страна должна развиваться медленней развивающихся. В абсолютных показателях ВВП экономика Российской империи в границах современной России отставала от уже тогда первой в мире экономики планеты в 2,3 раза. Сейчас, по итогам «социалистического эксперимента», этот разрыв увеличился в 8 раз, доля в ВВП мира России по итогам XX века сократилась втрое, с 4,86 до 1,63%, тогда как доля США выросла с 10% мирового ВВП до 22-29%.

С другой стороны, в том, чтобы на самом деле «догнать и обогнать США» нет ничего невозможного. Например, за XX век экономика Тайваня выросла в 133 раза в абсолютных показателях, а в XIX веке экономика Австралии увеличилась в 494 раза. В XX веке в целом мы обладали своим «мировым рекордом» — Россия была страной с самыми медленными темпами роста экономики. Если в 1913 г. по душевому производству ВВП Россия занимала 23-е место в мире, то к 1999 г. она опустилась по этому показателю на 101-е место. Если в ХIХ веке среднегодовые темпы прироста ВВП в России были примерно в полтора раза более высокими, чем в среднем в мировой экономике, то в ХХ веке они оказались приблизительно вдвое более низкими. В 1913-1998 гг. рост ВВП в России оказался самым медленным среди 50 стран, по которым имеются соответствующие статистические данные. Корректировка на коллапс после краха плановой экономики и «рыночных реформ» 90-х годов не сильно спасает репутацию Советского Союза, учитывая, что падение ВВП в это время оценивают максимум в −55%. К 2007 году экономика России компенсировала этот провал, но упущенное развитие за все годы «советского эксперимента» нам ещё очень долго компенсировать.

В отношении экономической статистики существуют диаметрально различные подходы и подсчёты, но главное среди этих цифр — люди, сравнение демографических потенциалов и динамики наших стран не менее показательно.

Численность населения Российской империи в пределах границ РФ на 1897 год составляла 67 миллионов человек. Численность населения США в 1900 году была 76 миллионов человек. В общем и целом к 1914 году население Российской империи составляло 166 млн. человек, а США в 1910 году населяли 92 млн. человек.

В 1990 году в США проживало уже 248,7 миллионов человек, а в РСФСР — лишь 148 миллионов. В таком сравнении показатели «советской» системы уже уместно назвать «веком упущенных возможностей».

Такова структура этой демографической катастрофы:




Как видно из графика, большевикам удалась технически сложная задача по слому высокой динамики рождаемости населения ещё до втягивания страны в войны и масштабный голод, после чего они только закрепляли «успех» за редкими исключениями.

Кстати, огромные демографические потери в результате голода, вызванного коллективизацией и репрессиями, явно не оправдывают этого положения вещей, так как за них прямую и очевидную ответственность несут большевики. В Российской империи, конечно, тоже бывали периоды голода в условиях неурожая, но советских масштабов и искусственности они не достигали.

А если разобраться, то и колоссальные потери СССР во Второй мировой войне не являются оправданием, учитывая, что сам феномен нацизма возник в качестве реакции на коммунистическую угрозу (что постоянно повторяла советская историография, называя фашизм наиболее реакционной разновидностью империализма) и без большевиков Гитлера как политического феномена просто не было. К тому же при более адекватной внешней и внутренней политике можно было значительно снизить вероятность военного столкновения России с Германией, тем более с такими разрушительными последствиями. Гигантские демографические потери в результате подобных политических катаклизмов, очевидно, не являются оправданием компартии, а лишь утяжеляют её вину.

Но даже если предположить, что все эти катастрофы первой половины XX века были неминуемы, давайте проследим, как развивалась советская демография после этого, когда демографическая катастрофа разорительного участия в мировой войне, казалось, была преодолена.




Как видно из показателей, «золотой брежневский век» сопровождался не просто стагнацией, но и снижением средней продолжительности жизни.








С периода Брежнева, когда стало уже окончательно ясно, что строительство коммунизма не получилось, социальная система откровенно деградирует.

Что касается прекрасной криминогенной ситуации в СССР, чуть ли не лучшей в мире, просто оставлю данные ниже.

Стандартизованные коэффициенты смертности от насилия и убийств в России и ряде стран мира, 1959-2010 гг., на 100000 человек соответствующего пола. График Демоскопа:


Стандартизованные коэффициенты смертности от внешних причин в России и ряде стран мира, 1959-2010 гг., на 100000 человек соответствующего пола, по данным ВОЗ. График Демоскопа:


Пока на Западе разворачивались общественные кампании об опасности раковых и сердечных заболеваний, о важности экологии, здорового питания, активного образа жизни без запойного пьянства, в СССР запрещали даже публикацию неудобной демографической статистики. В условиях роста доступности низкокачественного алкоголя (о том, как его испортила командно-административная система читайте, например, здесь) и загрязнения экологии развивающейся промышленностью (без возможностей экологической экспертизы и публичного контроля), вместе с отсутствием внятных негосударственных форм выхода гражданской самореализации, вроде инфраструктуры развлечений и досуга, общественных инициатив, бизнеса и прочего, общество банально спивалось от скуки и отсутствия возможности саморазвития. Подробнее об этом, можно прочесть в данных исследованиях демографов.

Вопреки рассуждениям о том, что «русский крест» опустился на Россию с проклятыми «демократами» (которые, напомню, разогнали танками парламент, фальсифицировали выборы и назначили преемника), Россия была одной из первых крупных стран, в которой рождаемость опустилась ниже уровня простого замещения поколений. Это произошло в 1964 году — уже с этого периода начался процесс постепенной депопуляции страны, хотя инерция роста населения ещё сохранялась.

И, наконец, главный график:


Учитывая, что Россия в современных границах по численности населения шла вдогонку США до революции, у нас были все шансы их обогнать, а не отстать по демографическому потенциалу почти в два раза. Активная миграция здесь тоже не является оправданием, ведь это не случайно, что в исторической России происходил активный приток, например, немецких переселенцев, чья численность в Российской империи превышала в 1913 году 2,4 млн. человек. Тогда как «советская» власть была настолько комфортной для жизни, что даже в США сегодня проживают более 3-х миллионов русских мигрантов, которых бы хватило на пару субъектов Российской Федерации. И это не говоря уже об их качественном составе, в результате которого мы до сих пор получаем приток дворников из Средней Азии, зато лишились гениев Сикорского, Брина и тысяч других беглецов.

Другим важнейшим фактором в дискуссии о демографической политике СССР является проблема абортов. РСФСР стала первым государством, узаконившим прерывание беременности, это произошло ещё в 1920 году. В Великобритании аборты узаконены в 1967, в США — в 1973 году, во Франции — в 1975 и в Западной Германии — в 1976 году. Многие десятилетия Россия заметно опережает все развитые страны по числу абортов. По расчётам социологов, если бы число абортов в РСФСР было на уровне соответствующих показателей США, то население России составляло бы сейчас не 143, а примерно 322 миллиона человек. Общее число абортов в РСФСР более чем вдвое превышало число рождений с 1963 по 1980 годы. Всего только с 1960 по 1990 год в РСФСР произведено 143 миллиона абортов. Разумеется, проблема не решается механической их криминализацией, однако даже такая очевидная мера, как исключение абортов из числа «бесплатных» бюджетных медицинских услуг (негосударственный сектор даёт в среднем по России лишь 8% абортов), до сих пор в России не реализована. Налогоплательщики нашей страны продолжают субсидировать искусственное сокращение налогооблагаемой базы, не говоря уже о моральных аспектах такого положения вещей.

Характерный для практически всех развитых стран демографический спад, в котором многие склонны видеть неизбежную предопределённость «демографического сдвига», может быть в целом объяснён через ту же проблематику левого дискурса, которая в столь радикальных формах проявила себя в нашей стране. Не случайно, когда Бисмарк вводил первую систему государственных пенсий, социал-демократические партии были запрещены в Германии — кое-кто работал на опережение.

Человек — существо достаточно прагматичное и корыстное. Исторически он заводил и воспитывал много детей, справедливо полагая, что они являются его основной надеждой на благополучную старость и помощниками по хозяйству. Однако после появления прелестей принудительного централизованного образования (хотя негосударственная система школ давала не меньшую динамику роста грамотности, но она не справлялась с пропагандистской функцией), запрета детской занятости и введения обязательного государственного пенсионного перераспределения, экономические стимулы к рождаемости были постепенно искоренены. В результате сегодня дети скорее рассматриваются как экзотическая разновидность домашних питомцев и экономическая обуза, а не выгодная инвестиция даже в самой отдалённой перспективе, ведь государство берёт на себя все риски по нашей старости. Вместе с тем масштабные налоговые отчуждения с субсидированием бедных слоёв населения неизбежно приводят к подавлению рождаемости тех, кто зарабатывает для этого достаточно средств, и стимулированию рождаемости тех, кому сначала следовало бы встать на ноги в социальном плане, прежде чем браться за воспитание новых поколений. В результате наблюдается, казалось бы, парадоксальная ситуация, когда чем семья богаче, тем меньше у неё детей.

Этот подрыв демографической динамики происходит не так грубо, как в Китае, где по радостным отчётам правительственных чиновников страна недосчиталась благодаря политике «одна семья — один ребёнок» около 400 млн. человек, но всё же называть этот процесс естественным ходом вещей было бы не правильно. Мальтузианство было достаточно популярным учением задолго до китайских коммунистов, а некоторые, как например перуанский президент Альберто Фухимори, были пойманы за практикой стерилизации 300 тысяч бедняков уже в 90-е годы прошлого века. Сделать так, чтобы людей не было вовсе, конечно много проще, чем совершенствовать систему распределения власти и ресурсов в обществе, но это лечение проблем в жизни путём суицида.

За формирование системного демографического кризиса мы должны благодарить «социалистическую» философию и практику социального интервенционизма, поэтому проблема много шире, чем может показаться на первый взгляд. Она выходит далеко за границы СССР, однако отражает в себе тот же интеллектуальный дефект, с которым связаны «советские» проблемы.

Таким образом, кроме всех катастрофических для России гуманитарных и экономических последствий, «социалистическая» система обеспечила нас огромными демографическими проблемами. Без этих «экспериментов» Россия вполне могла уже за XX век обогнать США и по численности населения и по уровню развития экономики. В начале XX века для этого были все серьёзные предпосылки.

Мария Бутина
Tags: Большевики и их наследники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments