"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Первая осада Перемышля

100 лет назад, в конце сентября 1914 г., потерпевшие поражение в Галицийской битве австро-германские армии отходили за реки Днестр и Сан… Австрийское командование сообщило коменданту Перемышля, что крепость «предоставляется собственным силам и должна держаться до крайности». Между тем отходившие в беспорядке через крепость 3-я австрийская армия и масса обозов внесли разлагающие начала и в гарнизон крепости. Комендант с огромными усилиями восстанавливал порядок и очищал крепость от проникавших в нее нескольких тысяч отбившихся от своих частей дезертиров и мародеров. Промежуток времени с 26 по 29 сентября был чрезвычайно опасным для жизни крепости, которая могла бы стать легкой добычей русской кавалерии, если бы ей была поставлена задача захватить Перемышль. Но такой задачи она не получила, и критический момент для крепости миновал. Главком генерал Иванов вследствие необходимости пополнить огромные потери, понесенные Русской Армией в Галицийской битве, вынужден был отказаться от энергичного наступления в глубь Галиции и ближайшей задачей поставил своим армиям выйти на рубеж р. Сан, изолировать крепость Перемышль и занять выходы из Карпат у городов Самбор и Хыров и местечка Санок.

Генерал Алексеев, оценивая большое значение крепости Перемышль как выгодного плацдарма, откуда неприятель мог угрожать путям сообщений и тылу Русской Армии, и определяя силу гарнизона крепости в 60 000–100 000 человек, высказывался за блокаду или осаду крепости. Для осады не имелось достаточных средств. Для создания осадной артиллерии могли быть использованы только те орудия и снаряды, какие состояли на вооружении своих крепостей, но генерал Иванов не считал возможным ослабить единственную подчиненную ему крепость Брест-Литовск ввиду неустойчивости соседнего Северо-Западного фронта.

Мысль об атаке Перемышля открытой силой была чужда генералу Иванову и его начальнику штаба генералу Алексееву. Отсутствие осадной артиллерии привело их к решению блокировать Перемышль. Это решение было одобрено главковерхом, который 21 сентября телеграфировал генералу Иванову: «Осада Перемышля не входила в мои планы. Я считаю, что следует ограничиться соответственным заслоном. Отсутствие у нас осадных парков и недостаток тяжелой артиллерии не дают права рассчитывать на благоприятный исход осады. Надо искать живую силу и ее разбить»...

Брусилов решил воспользоваться несколькими днями, пока противник подойдет к Перемышлю, чтобы штурмом овладеть крепостью. Он телеграфирует 2 октября Иванову: «Совокупность всех сведений о Перемышле привела меня к заключению, что штурм крепости имеет много шансов на успех. Генерал Щербачев, непосредственно ведавший блокадой крепости на правом берегу Сана, ознакомленный с обороноспособностью крепости, совершенно того же мнения. Так как овладение Перемышлем будет иметь громадное моральное и военное значение, освободит скованные крепостью пять дивизий, передаст в наши руки важный узел дорог, что даст возможность 3-й и 8-й армиям действовать в тесной связи и даст уверенность в обеспечении тыла, мне представляется соответственным теперь же попытаться овладеть Перемышлем и в этом направлении мною даны указания генералу Щербачеву начать подготовку, на которую предполагаю употребить 4-5 дней. Направляю на поддержку тяжелый дивизион, саперный батальон, 19-ю пехотную дивизию, стрелковую бригаду».

Для атаки Перемышля были собраны довольно внушительные силы Русской Армии: 117 батальонов, 24 эскадрона, 483 орудия, 10 саперных и телеграфных рот, 24-й авиационный отряд (для разведки). В числе 483 орудий главную массу составляли полевые легкие 76-мм пушки - 420 пушек, легких 122-мм гаубиц было 36, или около 7%, полевые тяжелые орудия составляли ничтожный процент - 6,5%, а именно 23 тяжелых 152-мм гаубиц и лишь 4 тяжелых 107-мм пушки; орудий осадного типа калибром свыше 152 мм вовсе не было.

Легкие 76-мм пушки, имея в своем боевом комплекте 5/6 шрапнелей и только 1/6 гранат, предназначались для поражения живых открытых целей, а для стрельбы по укреплениям или по укрывшимся за ними войскам могли иметь самое ограниченное применение. Между тем за недостатком крупнокалиберной артиллерии легкая полевая артиллерия являлась для большинства частей пехоты, участвующих в штурме крепости, единственным средством подготовки атаки.

План атаки Перемышля сводился к одновременному штурму крепости с севера, востока и юга с направлением главного удара на юго-восточный сектор крепости, с целью овладеть Седлиской группой укреплений с фортами Гурко и Седлиска. Тяжелая артиллерия и 8-й мортирный артиллерийский дивизион были выделены в особую группу, подчиненную Дельвигу, исполнявшему обязанности инспектора всей артиллерии блокадного корпуса.

По поводу первой неудачной атаки Перемышля Брусилов сам вспоминает следующее:

«Артиллерийская подготовка не могла быть продолжительной и достаточно интенсивной по недостатку снарядов, но тем не менее стрельба велась удачно, и неприятельский артиллерийский огонь подавлялся нашей артиллерией, так как, уступая австрийской артиллерии в количественном отношении и калибром орудий, наша артиллерия качеством стрельбы была неизмеримо выше.

Генерал Щербачев, ведший эту операцию против Перемышля, был вполне убежден в благоприятных результатах нашего предприятия против этой крепости, и действительно, два форта Седлиской группы были взяты штурмом 19-й пехотной дивизии, причем особенно отличился Крымский полк. Все внимание осажденных, как мы и желали, и большая часть его резервов были притянуты к Седлиской группе, и становилось более удобным начать атаку северо - и юго-западных фортов. Но в эти время случились то, чего мы опасались. Австрийская армия перешла в наступление для спасения Перемышля. Австрийцы могли к нам свободно подойти в четыре перехода и вступить с нами в бой. Явилась необходимость быстро прекратить штурм Перемышля, ибо силы врага, по нашим сведениям, превышавшие наши, направлялись частью против 3-й, а частью против 8-й армии.
Имея в этот момент всего два корпуса, которые ни в каком случае не могли бы сдержать наступающего врага, и обсудив с генералом Щербачевым положение дела, пришел к заключению, что штурм Перемышля требовал, по всей вероятности, еще дней 5–6, которых у нас в распоряжении не оказывалось, а потому пришлось отказаться or этой выгодной операции, отозвать 12-й корпус из Перемышля и приказать 11-й армии снять осаду этой крепости»...

Очевидно, генерал Щербачев ввел в заблуждение генерала Брусилова не только в отношении необоснованной своей уверенности в благоприятных результатах «предприятия» против Перемышля, но и в отношении подавления огня неприятельской артиллерии и взятия двух Седлиских фортов штурмом 19-й пехотной дивизии.

Штурм крепости, успех которого был построен только на высоких качествах русских солдат, не удался. Из-за недостатка технических средств самоотверженные усилия Русской Армии разбились в борьбе за передовые укрепления и искусственные препятствия, окружающие форты Перемышля. 8 октября к крепости подошли силы австрийской армии, и осаду города пришлось снять.

Е.З. Барсуков
Tags: Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments