"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Талергоф: чужих Русских не бывает

Движение русофилов на территории Галичины возникло как здравое возмущение на возникший с подачи австрийского правительства процесс тотальной украинизации. Искусственно созданный польскими учеными украинский язык и его насильное внедрение в сельских школах, в театрах, и книгопечатании – породили в средине XIX века москвофильство, которое, разумеется, не имея материальной поддержки, а произошедшее только по народному желанию, было задавленно. Взамен него, или лучше сказать, поверх – явились на свет народовцы, выступавшие за полнейшую украинизацию. Но поскольку движение русофилов было естественным и вполне понятным, то будучи уже задавленным, оно не исчезло полностью. Русофилы продолжали жить на территории Галичины, принимая русский язык и русскую культуру, включая же и православные обычаи, за свои собственные – что исторически полностью обосновано. К десятым годам ХХ века положение русофилов сделалось критическим. Назревала война, в которую должна была вступить Российская Империя – территориально военные действия непременно стали бы развертываться (и развернулись) как в Польше, так и в Галичине, при этом и Николай Второй и командование Русской армии уже разрабатывало военные планы, не давая врагу форы.

Опасаясь того, что русофилы Галичины станут принимать Русскую армию как освободителей и не просто братский, но и натурально свой народ, австрийцами был заблаговременно создан концентрационный лагерь «Талергоф». Целью этого проекта было собрать всех (по возможности) галицийских русофилов и закрыть, а там и уничтожить, чтобы тем самым нанести урон не только им самим, но и Российской Империи.

Русская армия должна же была так или иначе подступить к Галичине, а в отсутствии в ней русофилов и, встретив полное неприятие окатоличенных и подвергшимся украинизации галичан, стоять на своих позициях с точки зрения проведения успешной военной операции стало бы в разы сложнее. И прежде в Галичине создавались списки «неблагонадежных», в которые заносились русофилы и сочувствующие им, но теперь же, чтобы форсировать дело и подать в Талергоф как можно большую партию арестантов, брали даже тех, кто и не мыслил себя русофилом. Так попадался любой, в ком могло возникнуть подозрение, доносы писали, как обыкновенно стало это и в дальнейшем в СССР, на соседа, который не нравился, или чем-то насолил в прошлом, на того – кто побогаче, поудачливее – из одной зависти, и т.д.

Украинизированные галичане питали к русофилам лютую ненависть, хоть и имели с ними общие корни и происхождение, но самое главное было в том, что порожденная злоба – была злобою в первую очередь к Российской Империи, но и она не имела под собой особенно никакой естественной основы. И вот – доносы. Первая партия узников, в количестве 2000 человек, прибыла в Талергоф ещё 4 сентября 1914 года. Аресты начали производиться ещё в июле, так была арестована руководительница женского пансиона в Перемышле Наталья Нестерович, писавшая очерки о русской литературе в местную газету, далее пошли юристы, доктора права, и всяческая интеллигенция имевшая связь с русской культурой. Арестовывались даже дети, не говоря уже о столетних стариках, стоящих одной ногой в могиле, в которых каким-то образом усматривались «страшные преступники». Не все арестованные, однако, отправлялись в лагерь, иных же попросту вешали прямо на улицах, на деревьях, о чем сохранились фотодокументы и воспоминания. Примечателен и тот факт, что австрийцы вывешивали даже некие расценки для доносчиков, по которым за каждого русофила обозначалась своя цена: одна за учителя, другая за священника и т.д. В этом можно найти нечто схожее с нынешним положением дел на территории Украины, когда был оглашен список, в котором значились расценки на «москалей», финансирование же на себя брал «пан» Коломойский.

Но с приходом во Львов Русской армии, положение русофилов несколько улучшилось, однако и тут украинизированные галичане составляли, тайно, свои списки, и обращали в русофилов даже тех, кто как-то не так (по их мнению) посмотрел на русского солдата: улыбнулся или задержал взгляд.

А тем временем в Талергофе, в дичайших условиях, томились галицийкие русофилы – сперва их положили прямо под открытым небом, окружив жандармами и солдатами. Арестантов непрерывно били и подвергали моральным унижениям, в частности не делая исключения между мужчинами и женщинами – сваливая всех в один котел. По нужде же водили под конвоем и так же не учитывая половую принадлежность, и тогда же могли заколоть, если же арестант не справил нужду в установленное ему время. Когда же арестантов завели в бараки, то и там положение их было ужаснейшим: в помещении вместо двухсот человек клали по пятьсот. Спали в полной антисанитарии, на соломе, в чаду, какой не вообразился бы и Достоевскому, когда он писал свои «Записки из мертвого дома» и был сам каторжником. Разумеется, в таких условиях галицкие русофилы (среди которых попадались, между прочим, люди и других национальностей: поляки, румыны, евреи и даже цыгане) часто просто умирали от болезней. Тотчас случилось нашествие вшей, а, как следствие, тифа, и дизентерии. Но, не смотря на это, арестанты, истинно русские люди, русские своей душой и сердцем стойко переносили все мучения, оставаясь верным своим убеждениям и православной вере. Даже там, в заточении, проводились богослужения, люди своими руками соорудили и иконостас и престол, все это было величайшим религиозным порывом и единственною духовной опорой против морального и физического унижения австрийских изуверов.

После того, как Русская армия вынуждена была покинуть Галичину – положение русофилов дошло до крайности. По доносам была вывезена значительная часть русофилов, расправы происходили по всему Львову и другим галицийским городам, людей убивали с торжествующей злобой, особенно же под кровавый топор украинизированных галичан попали православные священники, какие еще оставались после первой чистки. Те, кто не попадал под горячую руку, свозились в Талергоф – на радость австрийцам.

Трагедия Талергофа это в первую очередь трагедия Русской Цивилизации. Русофилы были не просто любителями и приверженцами русской культуры, но и славянами, истинно русскими людьми и своей стойкостью и нежеланием отказываться от своей веры и убеждений, доказали, что чужих русских не бывает. И только в сплочении русского народа может возродиться в своей великой мощи Русская Цивилизация. Особо стоит отметить, что так называемое украинское правительство, так живо разглагольствующее о геноциде украинского народа во время Голодомора, желает не упоминать о трагедии Талергофа, всячески открещиваясь от русофилов. Естественно не чувствуя русофилов украинцами, украинское правительство за все годы существования «незалежной» Украины и до сих пор, считает их своими врагами, а значит и убийства, и заключение в лагере – справедливым.

Наталья Миргород
Tags: События и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments