"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

РОВС. Краткий исторический очерк. (Продолжение)

Однако РОВСу в эти годы приходилось сражаться не только на испанских фронтах. Тайная война ОГПУ против РОВСа достигла в 30-х годах своего апогея. 22 сентября 1937 года генерала Миллера постигла участь его предшественника. Он был похищен советской агентурой, доставлен в Советский Союз и расстрелян по приговору закрытого суда.

Это дерзкое похищение помогли организовать изменники – генерал Н. Скоблин и его жена, известная певица Н. Плевицкая, которые на протяжении длительного времени являлись платными агентами советских спецслужб (Иностранного отдела ОГПУ и НКВД СССР). Генералу-предателю удалось бежать, а его жену задержали. Французский суд приговорил ее к двадцати годам каторжных работ. Некоторое время после исчезновения Миллера обязанности начальника РОВС выполнял генерал-лейтенант Ф.Ф. Абрамов – начальник Отдела РОВС в Болгарии. Но болгарское правительство не позволило генералу Абрамову занять пост председателя Союза.

23 марта 1938 года Абрамов передал эту должность находившемуся в Брюсселе генерал-лейтенанту Алексею Петровичу Архангельскому, на долю которого выпал, пожалуй, один из самых трудных периодов в истории РОВСа.




Едва успели стихнуть последние залпы гражданской войны в Испании, как в Европе уже готова была разразиться новая, куда более страшная война... С началом Второй Мировой войны, когда в борьбу вступили многомиллионные армии держав мира, РОВС уже не мог иметь большого самостоятельного значения. Да и возможности его целостного использования не было, так как чины РОВ Союза, разбросанные по всему свету, сразу же оказались по разные стороны фронта воюющих государств.

Отдельно, однако, нужно сказать о сформированном в Югославии Русском Корпусе — воинском соединении на 80 процентов состоявшем из чинов РОВСа. В 1941 году в Югославии, где находился 4-й Отдел РОВСа, проживало тридцать тысяч русских эмигрантов. В их среде родилась идея воссоздать при помощи немцев Белое воинское формирование и продолжить вооруженную борьбу с большевизмом. Возглавил эту инициативу генерал-майор М.Ф. Скородумов. Хорошо зная, что все иностранцы – враги национальной России, генерал Скородумов считал, что совершенно безразлично, от какого государства получить оружие и какую страну использовать для восстановления России. Была и еще одна причина, толкавшая русских эмигрантов в Сербии взяться за оружие. В августе 1941 года в Югославии развернулась партизанская война под руководством лидера югославских коммунистов И. Тито. Жертвами партизанщины были не только немецкие оккупанты, но и сербские патриоты, которые не разделяли большевицких взглядов Тито. Это были, в первую очередь, священники, зажиточные крестьяне, интеллигенция и все, попадавшие в руки красных партизан, русские эмигранты, проживавшие по всему Королевству. По данным Бюро по защите русской эмиграции в Сербии было убито около двухсот пятидесяти русских людей. Генерал Скородумов обратился к германскому командованию с просьбой о защите эмиграции от коммунистов путем формирования русских отрядов. Вот какие условия формирования предлагал он немцам:

1. Чины корпуса подчиняются только своим начальникам, и только командир корпуса подчинен германскому командованию;

2. Корпус не может раздробляться на мелкие части, прикомандированные к немецким полкам;

3. Корпус обмундировывается в русскую форму;

4. Чины корпуса не приносят присяги Германии и фюреру, а лишь командир корпуса присягает на верность военному союзу;

5. Отдельный Русский корпус не может быть использован ни против иного государства, ни против отрядов сербских националистов генерала Дражи Михайловича, но лишь против коммунистов;

6. Когда корпус закончит формирование, а коммунизм в Сербии будет подавлен, германское командование обязуется перебросить его на Восточный фронт.

Немцы предложили добровольцам вступать в германские полки по месту ближайших их стоянок. На это Скородумов ответил, что русские готовы драться только с коммунистами, а германские полки могут быть переброшены на другие фронты. Тем временем восставшие коммунисты в городе Шабаце напали на мирно проживавших там русских казаков, перебив пять семейств. Тогда казаки под командой сотника Иконникова, раздобыв от сербов и немцев кое-какое оружие, сформировали явочным порядком две сотни и в штатском платье отбивались от набегов партизан.

Наконец, 12 сентября 1941 года германское командование разрешило генералу Скородумову призвать всю эмиграцию в Сербии для формирования Русского Охранного Корпуса. Однако никакие условия формирования оговорены не были. Генерал Скородумов организовал всех способных к службе русских эмигрантов в возрасте от восемнадцати до пятидесяти пяти лет, но, едва он приступил к этой работе, как… был арестован немцами. В командование корпусом автоматически вступил другой русский генерал-лейтенант Борис Александрович Штейфон.

Причиной ареста генерала Скородумова было недоверие немцев к Белым. Показательны в этом отношении слова Гитлера, сказанные им о подобных формированиях на одном из совещаний в июле 1943 года:

“Они видят не наши национальные дели, в перспективе они видят свои собственные цели. Каждый народ думает о себе и ни о чем другом. Все эти эмигранты и советчики хотят только подготовлять себе позиции на будущее время”.

Гитлер понимал, что после победы над большевиками русские национальные интересы – а именно их всегда выражали Белые – и интересы Германии войдут в неразрешимое противоречие. Поэтому немцы ограничивали приток добровольцев в ими же созданный Русский корпус. Германские власти разрешили пополнение корпуса только из стран Юга Европы. Даже из самой Германии русской эмиграции не было разрешено пополнять собою ряды Корпуса. Говоря о дальнейшей судьбе Русского корпуса, отметим, что всю войну он оставался на Балканах, участвуя в боях против югославских партизан. Немцы так и не отправили его на Восточный фронт. 12 мая 1945 году корпус перешел границу Австрии и сдал оружие англичанам. Всего за годы войны через корпус прошло 17090 человек, основная масса которых была чинами Русского Обще-Воинского Союза. Многие сражавшиеся в Русском корпусе белые воины погибли в тяжелых боях 1944 года, в их числе генералы В.З. Зборовский и М.М. Зинкевич.

Некоторые чины РОВСа попали и в другие вооруженные немцами русские формирования: казачьи, РОА и т.п. В отношении Русской Освободительной Армии (РОА) заметим, что гитлеровцы старались не допустить ее слияния с Белой военной эмиграцией. Председатель РОВСа генерал Архангельский писал по этому поводу: ”Нас не только не допускают в РОА, но во многих случаях даже ограничивают наши возможности общения с ними…”

За необходимость слияния Белого Русского корпуса с РОА высказывался начальник 2-го Отдела РОВСа генерал-майор А.А. фон Лампе. Он, в частности, отмечал, что в рядах Корпуса совершенно напрасно гибли в качестве рядовых русские офицеры, заменить которых было просто некем. В рядах же Русской Освободительной Армии офицеров было мало. Естественно, напрашивалось решение – слить оба русских формирования, для чего, прежде всего, вывести корпус из боя... Но именно на это не шло германское командование. В начале 1945 года размах мобилизации в германскую армию достиг невиданных пределов, и перед членами РОВСа, проживавшими в Берлине, возникла угроза попасть в ряды германского “фольксштурма”. Вспоминая об этих днях, генерал фон Лампе писал:

“Такое применение меня и находящихся под моим руководством русских военных организаций было для нас совершенно неприемлемо, и потому я дал сигнал всем, кто к моим решениям прислушивался, начать уход на юг и запад, что было трудно потому, что германское учреждение, ведавшее русскими организациями, категорически противилось тому, чтобы члены этих организаций город покидали”.

Итак, для германской армии война заканчивалась, но она не заканчивалась для русской военной эмиграции, которая оставалась под своими, спасенными когда-то генералом Врангелем, знаменами Белой Борьбы...

Вторая Мировая война нанесла серьезный удар по Русскому Зарубежью. Прежние центры Белой эмиграции (Югославия, Болгария, Чехословакия, Китай) после войны превратились в страны “социалистического лагеря”. Особенно тяжелой для белой эмиграции была потеря Югославии, где находился Русский кадетский корпус и другие русские учебные заведения.

Длительный послевоенный период истории РОВСа характеризуется постепенным спадом его активности. Причины этого спада понятны: время не щадило тех, кого пощадили большевицкие пули в Гражданскую и Вторую Мировую войны. Средний возраст чинов РОВСа увеличивался, а его ряды редели.

В 1957 году генерал Архангельский, учитывая свой возраст и состояние здоровья, передал пост председателя РОВСа своему заместителю генерал-майору А.А. фон Лампе. Последнего в этой должности сменил дроздовец, генерал-майор В.Г. Харжевский, остававшийся главой Союза до 1979 года. Кстати, Харжевский был последним из генералов, занимавших должность председателя РОВСа. С 1979 года в Союзе председательствовали уже штаб- и обер-офицеры. В 1983 году в Сан-Франциско (США) скончался последний генерал Добровольческой Армии В.Н. Выгран…

В РОВСе остро обозначился кризис преемственности. Выше уже говорилось, что в период 1920-1941 гг. Белая военная эмиграция обращала самое серьезное внимание на вопрос подготовки своей смены. Тогда была создала целая сеть средних и начальных военных школ для русской молодежи. Среди них можно назвать:

— Военно-училищные курсы в Париже, Белграде, Софии, Харбине;
— Русскую стрелковую дружину им. генерала Врангеля в Брюсселе;
— Военное училище в Цинанфу (Китай);
— Русское морское училище в Шанхае;
— Гардемаринские курсы в Париже;
— Стрелковые курсы полковника, кн. И.И. Максутова в Белграде;
— Школу подхорунжих в Белище и Белом Монастыре (Югославия);
— Унтер-офицерские курсы в Ницце;
— Кутеповскую роту в Болгарии;
— Роту допризывной подготовки подполковника М.Т. Гордеева-Зарецкого (Югославия) и другие.


Задачу подготовки кадров военной молодежи выполняли также разведческие (скаутские) организации и, конечно, Русский кадетский корпус. Увы, после 1945 года положение изменилось. И дело не только в том, что коммунизация Восточной Европы лишила белых уже обжитых ими мест, но и в том, что послевоенное укрепление сталинского режима почти не оставляло реальной надежды на возвращение.

В результате русские эмигрантские организации почти полностью прекратили работу с подрастающим поколением, и РОВС все больше и больше стал превращаться в Союз ветеранов.

В 1985 году один из деятелей Русского Обще-Воинского Союза, председатель правления Общества Галлиполийцев в США штабс-капитан В. Кускевич писал:

“Нужно призвать, что близятся сроки, когда никого из участников Белого Движения не останется в живых, и вопрос о замене уходящих встанет во всей его остроте. Единственным источником пополнения личного состава РОВС являются Русские Национальные Организации, в первую очередь, скаутов-разведчиков НОРР, ОРЮР, Витязей и при том их совершеннолетие члены. Контингент этот не так велик. Это, прежде всего, руководители и те из разведчиков, кто по достижении совершеннолетия не порвал связи с организацией и не угасил в себе русского национального сознания”.

Таким образом, к настоящему времени РОВС утратил свое военное значение. Но помимо этого чисто военного значения, РОВС явился носителем самой идеи непримиримости к коммунистической власти, хранителем “светоча, зажженного генералами Алексеевым и Корниловым в охватившем Россию мраке” в октябре 1917 года. В этом смысле значение РОВСа с годами лишь возросло, ибо законный преемник Российской ИМПЕРАТОРСКОЙ Армии и всех БЕЛЫХ Армий, он является ныне единственной организацией, восходящей непосредственно от корней Белого Движения.

После Второй Мировой войны идеологическая борьба стала для РОВСа почти единственно возможной и самой действенной формой сопротивления советской власти. В связи с этими изменившимися формами борьбы многие чины РОВСа сменили винтовку на перо и перешли к борьбе идеологической. Героями РОВСа на этом фронте стали: бессменный редактор журнала “Часовой”, капитан Василий Васильевич Орехов и выдающийся русский философ Иван Александрович Ильин, сделавшийся главным идеологом Русского Обще-Воинского Союза.

Последний номер “Часового” (журнал основан в 1929 году с одобрения барона П.Н. Врангеля) вышел уже накануне крушения власти КПСС. Увы, его редактору не суждено было увидеть формального конца коммунистического режима, борьбе с которым В.В.Орехов посвятил всю свою долгую жизнь...

В марте 1990 года председатель Русского Обще-Воинского Союза поручик В.В. Гранитов, выражая мнение белой эмиграции, заявил:

“Да не покажется кому-нибудь нереальным, а то и смешным, нам, не располагающим никакой реальной силой, ставить какие-то условия могущественной советской власти. Не следует недооценивать значения нашей белой эмиграции. Во-первых, эмиграция унесла с собой и сохранила за рубежом культуру и душу прежней России, то, что советская власть железом и кровью старалась выкорчевать из народной памяти, и идеологическую и политическую непримиримость к коммунизму; а во-вторых, для советской дипломатии, старающейся убедить западный мир в демократизации советской системы, было бы большим козырем иметь возможность сказать, что даже такие убежденные их противники, как белые эмигранты, признали эволюцию их системы. Правильность вышеизложенного подтверждается средствами и усилиями, затрачиваемыми советской властью на телевизионные программы и прочую пропаганду, направленные на разложение эмиграции”.

В этом же заявлении председатель РОВСа осудил тех эмигрантов, которые не побрезговали службой в советских заграничных учреждениях, и призвал Белых воинов не допускать общения с ними.

Нужно отметить, что российская эмиграция далеко не однородна, она включает в себя различные элементы, вплоть до просоветских и русофобских. Последних особенно много среди представителей так называемой “третьей волны”, состоящей в основном из выехавших из СССР евреев и высланных советскими властями диссидентов (из числа неопасных).

В Зарубежье Белые вступили в непримиримую борьбу с русофобами, которая долгие годы велась на страницах эмигрантской печати. “Часовой” неизменно выступал против самостийников и хулителей России, отстаивал честь и достоинство российской культуры, резко критикуя творения М.Шемякина, Э.Лимонова и им подобных “творческих деятелей” эмиграции, специализирующихся на похабщине и порнографии.

Говоря о национальной культуре, нельзя не упомянуть о еще одной стороне деятельности Белой эмиграции. За долгие годы изгнания она проделала огромную работу по сбору и сохранению самых разнообразных материалов, относящихся к истории Российской ИМПЕРАТОРСКОЙ Армии, Флота и Белого движения. Силами чинов воинских объединений в Зарубежье было создано несколько военно-исторических музеев, некоторые из которых существуют до сих пор. Благодаря этой работе стало возможным сохранить для будущей России многие боевые и исторические реликвии.

Большая работа была проделана и в плане изучения военной истории России. Но главной заслугой Русского Обще-Воинского Союза стало то, что при всех трудностях он сумел выполнить свою главную задачу – донести Белую Идею до того времени, когда в России появилось новое поколение, способное эту Идею воспринять и воскресить.

В конце 1980-х годов в подсоветской России идеи Белого движения начинают находить отклик у части российской молодежи. В это время в Москве, Санкт-Петербурге и других городах страны возникают небольшие молодежные объединения, члены которых открыто идентифицируют себя с Белым движением. Само возникновение подобных объединений в СССР после семидесяти лет тотального оболванивания и огромных затрат на разжигание «советского патриотизма» говорило о том, что понесенные Белыми жертвы были не напрасны, и Русский Обще-Воинский Союз имеет в России своих потенциальных преемников.

Тех, кто в 1920 году ушел из России с оружием в руках, уже единицы. Самым молодым из них около девяноста лет. Сегодня основной контингент РОВСа – это те, кто надел русские погоны уже в Зарубежье. В основном это члены Общества Галлиполийцев, Союза Дроздовцев, Союза чинов Русского Корпуса, который в 1988 году вошел в РОВС в полном составе. В настоящее время задача дать достойную и надежную смену этому поколению есть важнейшая и первоочередная для Русского Обще-Воинского Союза…

Падение коммунистического режима в августе 1991 года Белая эмиграция встретила с восторгом. Но радость эта не была полной, ибо крах наиболее консервативной коммунистической группировки еще не означал окончательного освобождения, а тем более возрождения России.

Уже в сентябре 1991 года чины РОВСа на состоявшемся в Буэнос-Айресе Съезде приняли обращение к офицерам и военнослужащим Вооруженных Сил России, в котором пророчески говорилось:

“...Сегодня, когда объективные исторические процессы привели коммунизм и его человеконенавистническую систему к логическому концу, мы с тревогой следим за развитием событий у нас на родине. Нельзя не заметить, как с Запада нашей стране готовит теперь новый эксперимент, на этот раз Демократия в ее нерусской редакции может принести нашей стране новые беды, из которых наиболее вероятными, но и наиболее губительными могут стать: новая братоубийственная война, распад страны на ее составные части и ликвидация Вооруженных Сил как стража национальных интересов Российского государства.

Наша семидесятилетняя жизнь на чужбине научила нас не искать и не ожидать спасения ни от кого. На Западе искренних друзей у нас нет, ибо интересы зарубежных стран никак не совпадают с нашими национальными интересами. Наше спасение только и единственно в нас самих — в здоровых началах, заложенных в душу народа, а это – Вера отцов и героическое прошлое наших предков. А потому всем нам, и в первую очередь, тем, кто носит почетное звание офицеров и военнослужащих, необходимо стать на путь преображения, духовного возрождения на началах Православия и лучших традиций прошлого. Только в этом, и ни в чем другом, подлинный залог воскресения, воссоединения и восстановления Российского Государства”.



В сентябре 1992 года председатель РОВСа, поручик Владимир Владимирович Гранитов побывал в Санкт-Петербурге, где встретился с представителями внутрироссийского патриотического движения. Во время этой встречи был положительно решен вопрос о создании Отдела РОВС непосредственно в России.

По мнению председателя Союза, задачей РОВСа в настоящее время является всемерная помощь процессу превращения Советской Армии в Российскую. С этой целью Белая военная эмиграция определила несколько направлений своей работы. Одно из них – содействие кадетским корпусам, взявшим на себя труд воспитания российской молодежи в духе исторических традиций ИМПЕРАТОРСКОЙ армии. Второе направление – это помощь военным инвалидам России. В сентябре 1993 поручик В.В. Гранитов вновь побывал в России с целью контроля за выполнением этой программы, в рамках которой, в частности, были закуплены сто инвалидных колясок, распределенные среди бывших военнослужащих, потерявших здоровье на службе...

Что же касается идейных позиций РОВС, то и сегодня, по прошествии семидесяти лет, они остаются неизменными, будучи однажды определенными словами основателя и первого Вождя Русского Обще-Воинского Союза, генерал-лейтенанта, барона Петра Николаевича Врангеля: “С оставлением Армией родной земли борьба приняла новые формы. Эта борьба продолжается и поныне и будет продолжаться, пока не падет ненавистная русскому народу власть”.

Председатель РОВС И.Б. Иванов, 1994 год.
Tags: Белое дело вчера и сегодня
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments