"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

РОВС. Краткий исторический очерк.

Сегодня, в день 90-летнего юбилея Русского Обще-Воинского Союза, мы вновь публикуем Краткий исторический очерк об истории РОВС, написанный его Председателем Игорем Борисовичем Ивановым к 70-летию Союза, считая нелишним напомнить нашим читателям о славном прошлом, настоящем и будущем РОВСа, которое пишется прямо сейчас чинами РОВСа в России, в Зарубежье и на полях сражений Новороссии. Знамена не свернуты! Отбоя не было! Борьба продолжается!

По окончании Гражданской войны 1917-1922 гг. на чужбине оказалось несколько миллионов наших соотечественников. Среди них особенно велика была военная прослойка. К примеру, из ста пятидесяти тысяч человек, эвакуировавшихся из Крыма в ноябре 1920 года, свыше ста тысяч были воинскими чинами. Из них около пятидесяти тысяч принадлежало к строевым частям Русской Армии и Флота. Значительное число воинских чинов попало в эмиграцию и с войсками генералов Е.К. Миллера, Н.Н. Юденича, с остатками армии адмирала А.В. Колчака и других Белых военачальников.

В отличие от многих других, оказавшихся за границей белых формирований, Русская Армия под командованием генерал-лейтенанта, барона П.Н. Врангеля не прекратила на чужбине своего существования. Её Главнокомандующий надеялся на возобновление вооруженной борьбы с большевиками и приложил все силы, чтобы сохранить Армию как боевую единицу.


Согласно договору Главнокомандующего с верховным комиссаром Франции на Юге России графом де Мартелем все лица, эвакуированные из Крыма, поступали под покровительство Французской республики. Из них около шестидесяти тысяч чинов Армии были отправлены в особые военные лагеря с сохранением военной организации и с оставлением им части оружия при обеспечении пайка французским правительством. Таких лагерей, расположенных на территории Турции, было несколько.

1-й Армейский корпус генерала-от-инфантерии А.П. Кутепова, насчитывающий свыше двадцати пяти тысяч человек, был размещен в Галлиполи. Донской корпус генерал-лейтенанта Ф.Ф. Абрамова, насчитывающий около пятнадцати тысяч человек, разместился в районе Чаталджи. Кубанский корпус генерал-лейтенанта М.А. Фостикова в составе до пятнадцати тысяч человек был отправлен на остров Лемнос.

Вот выдержки из приказов генерала Кутепова, обозначающих задачи Галлиполийского лагеря:

”Вновь напоминаю, что мы являемся последним и единственным кадром Русской Армии, и мы должны напряженно и неустанно готовиться с честью выполнить свое назначение...”

“Каждая войсковая часть будет крепка лишь тогда, когда она дисциплинирована, воински воспитана и обучена. Только такая часть может противостоять всяким испытаниям и, явившись в Россию, действительно послужить надежным и примерным кадром при будущем развертывании Русской Армии...”



Благосклонное поначалу отношение французов к Русской Армии в марте 1921 года резко изменилось. Под давлением враждебных Армии кругов, под влиянием Англии и ввиду тяжелого внутреннего положения самой Франции, французское командование стало угрожать прекращением выдачи довольствия и официально заявило о том, что Русская Армия больше не существует… Все усилия для уничтожения Армии прилагали и большевики. Видя, что разложенческая пропаганда и призывы возвращаться в советскую Россию не дают должного эффекта, они решили убить самого генерала Врангеля...

Осенью 1921 года итальянский пароход “Адрия” возвращался из подсоветской России на Босфор. Внезапно он круто изменил свой курс и протаранил русскую яхту «Лукулл», где в то время имел свою резиденцию в то время генерал Врангель, и прорезал как раз ту каюту, которую занимал обыкновенно Главнокомандующий. После этого пароход удалился, не оказав никакой помощи экипажу яхты. Лишь по счастливой случайности генерал Врангель и командир судна в это время находились на берегу... (Во время этой трагедии погибли три человека, в числе которых был дежурный офицер, отказавшийся покинуть доверенное ему судно).

Для сохранения Армии решено было перевезти ее на Балканы, куда ее после переговоров с представителями генерала Врангеля согласны были принять правительства Болгарии и Королевства Сербов Хорватов и Словенцев (СХС). И к началу 1922 года Донской и Кубанский корпуса полностью, а 1-й Армейский за исключением полутора тысяч человек, временно оставшихся в Галлиполи, были перевезены в Болгарию и Сербию. Однако средств на содержание Армии у русского командования не было, и становилось ясно, что долго сохранить ее в неизменном виде не удастся. Стараясь уберечь кадры Армии от неминуемого распыления, генерал Врангель решил основать воинскую организацию, которая объединила бы всех ее чинов в условиях перехода к самостоятельной гражданской жизни в изгнании. 1 сентября 1924 года последовало распоряжение генерала Врангеля об образовании Русского Обще-Воинского Союза (РОВС).



Во «Временном положении о Русском Обще-Воинском Союзе» от 1 сентября 1924 года говорилось: “РОВС образуется с целью объединить русских воинов, сосредоточенных в разных странах, укрепить духовную связь между ними и сохранить их как носителей лучших традиций и заветов Российской ИМПЕРАТОРСКОЙ Армии”.

С этого времени Армия превратилась в Русский Обще-Воинский Союз, который впоследствии объединил кадры и других Белых армий, а также чинов Русского экспедиционного корпуса во Франции и бывших военнопленных в Германии, Австро-Венгрии и Турции.

Во главе РОВСа стал генерал Врангель, а в декабре 1924 года генерал-от-кавалерии Е.И.В.В.К. НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ через Главнокомандующего принял на себя верховное возглавление всего русского зарубежного воинства.

В сентябре 1924 года генерал Врангель издал приказ № 82, запрещающий чинам РОВСа участие в политических организациях. Придерживаясь принципа внепартийности, РОВС стремился, прежде всего, сохранить свою воинскую сущность. В этом сказались не только воинские традиции, согласно которым занятие политикой считалось дурным тоном, но и идеология Белого дела с ее надпартийностью.

При РОВСе была создана целая система кружков и курсов, где его чины проходили военную подготовку, изучали опыт Мировой и Гражданской войн, знакомились с организацией и подготовкой красной армии. Вся эта работа проводилась через отделы, которые объединяли, проживающих в разных странах членов Союза. 1-й Отдел, возглавляемый генералом-от-кавалерии П.Н. Шатиловым, охватывал группы РОВСа во Франции, Англии, Голландии, Испании, Норвегии, Швеции, Швейцарии, Персии. 2-й Отдел в Германии возглавлял генерал-майор А.А. фон Лампе; З-й Отдел в Болгарии – генерал-лейтенант Ф.Ф. Абрамов; 4-й Отдел в Югославии – генерал-от-инфантерии фон Э.В. Экк; 5-й Отдел в Бельгии – генерал-майор Б.Е. Гартман; 6-й Отдел в Чехословакии – генерал-от-инфантерии Н.А. Ходорович. Дальневосточный Отдел, состоявший из чинов армий адмирала А.В. Колчака, возглавлял генерал-лейтенант М.К. Дидерихс. Группы РОВСа были также в Австралии, Канаде, США, Парагвае и других странах.

Но нигде Российская эмиграция не встретила такого братского отношения, как в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев (Югославии), куда по приглашению Е.К.В. Короля АЛЕКСАНДРА ПЕРВОГО переехал генерал Врангель со своим штабом. Русскому Главнокомандующему были отданы должные воинские почести, а его штаб находился в Сремских Карловцах до 1925 года, когда Врангель переехал в Бельгию. В Белграде, где находился центр 4-го Отдела РОВСа, русским военным долгие годы разрешалось ходить в форме. Отметим также, что в Югославии находился Русский кадетский корпус под начальством генерал-лейтенанта Б.В. Адамовича.

Заботясь о пополнении своих рядов, РОВС объявил о приеме в полковые объединения молодых людей, достигших призывного возраста в эмиграции. Они должны были сдавать экзамен на чин унтер-офицера, а потом и на офицерский чин. В начале 19З0-х годов, по данным справки штаба РОВС, в Союзе были зарегистрированы сорок тысяч человек (а в 20-х годах – до ста тысяч). При этом указывалось, что в случае активных действий это число может быть увеличено в два-три раза.

Дальний прицел советской политики сразу определил опасность РОВСа на пути борьбы против большевизма, и советские правители предприняли попытки его уничтожения. Образованные в ряде стран “союзы возвращения” не достигли цели, так как они впитали в себя, за редким исключением, лишь малокультурный и неустойчивый элемент. Также не достигло своей цели – отрыва от РОВСа – образование всевозможных партийных объединений и союзов... Все это не нарушило единства Союза.

Но вскоре РОВС ощутил более серьезный удар. 25 апреля 1928 года в Брюсселе скончался барон Петр Николаевич Врангель. Причину этой внезапной смерти энергичного и не старого генерала (ему не было еще пятидесяти лет) не смогли определить ни русские, ни бельгийские врачи. Последними словами Врангеля была молитва: ”Я слышу благовест... Боже, спаси Армию...”

В 1992 году сын Главнокомандующего барон Петр Петрович Врангель помог пролить свет на загадочную историю смерти своего отца. Выяснилось, что накануне смерти генерала Врангеля в его доме побывал подозрительный гость из СССР, который приехал якобы навестить своего брата, служившего денщиком у Главнокомандующего. Очевидно, что в то время подобный визит из-за “железного занавеса” был немыслим без санкций советских спецслужб, по всей видимости, и организовавших это тайное убийство.

После смерти Врангеля распоряжением Е.И.В.В.К. НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА его заменил генерал-от-инфантерии Александр Павлович Кутепов. После же смерти Верховного Главнокомандующего генерал Кутепов вступил в управление РОВСом, приняв на себя и те обязанности, которые до этого исполнял почивший ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ.

В РОВСе с именем Кутепова связан так называемый “период активизма”. До конца 1920-х годов российская эмиграция жила надеждой на “весенний поход”, то есть на продолжение вооруженной борьбы с большевизмом. Но время шло, и надежда становилась все слабее. Генерал Кутепов был одним из первых руководителей РОВСа, понявших необходимость перехода на другой путь. Обращаясь к офицерам, он сказал: ”Нельзя ждать смерти большевизма, его надо уничтожать”. Под руководством Кутепова началась систематическая посылка добровольцев на подпольную работу в СССР. Десятки офицеров обращались к нему с просьбами об отправке их через “зеленую границу” в Россию, но, не имея возможности удовлетворить все эти просьбы, генерал должен был установить своеобразную жеребьевку, при которой не более одной трети записавшихся были намечены для боевой работы.

Работа РОВСа в подсоветской России велась в двух направлениях. Первое заключалось в установлении связи с высшими чинами красной армии (во времена Кутепова среди них было немало бывших офицеров), выявлении единомышленников и подготовке совместно с ними вооруженного восстания. Второе представляло собой систему так называемого “среднего террора”, при которой наносились удары по отдельным учреждениям компартии и ОГПУ в столицах.

В ходе этих операций белые добровольцы несли большие потери. Среди погибших были: А.А.Шорин, С.В.Соловьев, Трофимов, Г.Н.Радкевич-Шульц; Н.П.Строевой (наст. фам. – Стрекаловский); В.А.Самойлов, А.Б.Болмасов, А.А.Сольский; А. фон Адеркас; Мария Захарченко-Шульц, руководившая одной из боевых групп, и другие.

Контрудар по деятельности РОВСа нанес печально известный “Трест” – провокационная организация, созданная под непосредственным руководством председателя ВЧК Ф.Дзержинского. Под видом монархической внутрироссийской организации удалось установить контакт с русским Зарубежьем и отчасти ослабить его антибольшевицкую деятельность. Но, даже несмотря на дезорганизующую работу Треста”, руководимое Кутеповым подполье добилось определенных успехов; к тому же, в 1927 году “Трест” был разоблачен. Стремясь обезглавить РОВС, ОГПУ разрабатывает план похищения генерала Кутепова. Замыслу чекистов способствовало то обстоятельство, что, сберегая средства РОВСа, Кутепов отказался от телохранителей.

26 января 1930 года в Париже неожиданно и бесследно генерал Кутепов исчез. Вышел днем из церкви и больше домой не возвращался… По одной из версий, похитившим Кутепова советским агентам удалось доставить генерала на борт советского судна. На пути к Новороссийску генерал Кутепов скончался.

После этого похищения активная деятельность РОВСа постепенно замирает. Причина этого не только исчезновение такой сильной личности, какой был генерал Кутепов. Избранная РОВСом тактика подразумевала наличие в красной армии единомышленников из числа бывших офицеров, между тем в РККА постепенно происходила их замена на рабоче-крестьянские кадры, и расчеты на старые связи рушились.

К началу 1930-х годов надежды на “весенний поход” окончательно исчезли. Тем не менее, Белые считали своим долгом поддерживать любую борьбу, любые выступления против коммунистического режима, не скрывавшего тогда своей цели – мировой революции. Иногда это толкало людей на самые неожиданные шаги. Так, например, некоторая часть дальневосточной военной эмиграции поддерживала в Маньчжурии борьбу Чан Цзо-лина против войск Гоминдана, который в те времена поддерживал Советский Союз.

Воевали Белые воины и в других уголках земли, в частности, в 1932-1935 гг. участвовали в войне между Парагваем и Боливией. Война эта закончилась победой Парагвая, главным образом, благодаря участию русских белогвардейцев под предводительством начальника Отдела РОВСа в Южной Америке генерал-майора Н.Ф. Эрна и генерал-майора И.Т. Беляева. В конечном итоге война вылилась в соперничество между русскими и немцами: с парагвайской стороны многие военные операции велись под руководством русских генералов и под командой русских офицеров, тогда как в Боливии в главном штабе доминировали немецкие офицеры. Когда в 1957 году генерал Беляев скончался, благодарный Парагвай объявил день его похорон днем национального траура, а сам Беляев был провозглашен национальным героем. Погребение состоялось в специальном мавзолее, сооруженном на средства парагвайского правительства.

Но ни парагвайская, ни китайская войны не коснулись основной массы Белых бойцов в организациях РОВСа. Совершенно иное настроение создалось, когда генерал Франсиско Франко начал борьбу за освобождение Испании от коммунизма, а советские руководители стали создавать там интернациональные бригады. Сам генерал Франко, которого вскоре стали называть “Испанским Корниловым”, о целях этой борьбы говорил: ”Наша война – это война религиозная. Мы все, кто боремся, христиане или мусульмане, мы солдаты Бога, и мы воюем не против других людей, а против атеизма и материализма...”

Испания 1936 года удивительно напоминала Россию 1918-го и не только сутью происходивших событий, но даже и внешне. Те же красные флаги, те же оскверненные храмы, те же военные комиссары, тот же интернациональный сброд, съехавшийся со всех континентов, даже те же портреты на стенах домов: Ленина, Троцкого, Сталина...

Генерал-лейтенант Е.К.Миллер, возглавивший РОВС после исчезновения Кутепова, объявил участие в гражданской войне в Испании продолжением Белой борьбы. По его поручению в штаб каудильо направился генерал-от-инфантерии П.Н. Шатилов, который встретился с “Испанским Корниловым” и провел переговоры об использовании добровольцев РОВСа. Вскоре генерал Миллер издал циркуляр о порядке приема добровольцев в Испанский иностранный легион. Но попасть в армию Франко было непросто. Легальный переход испано-французской границы был невозможен, и русские Белые добровольцы небольшими группами переходили ее тайком. Узнав об этом, французские власти перекрыли границу наглухо. Проникнуть в Испанию стало практически невозможно, но часть русских добровольцев все же успела уйти к генералу Франко.



В борьбе против республиканцев и красных интернациональных бригад приняли участие русские генералы (А.В. Фок, Н.В. Шинкаренко), офицеры и молодежь, никогда до этого в армии не служившая.

Правда, из-за трудностей проникновения в страну русских франкистов, сражавшихся в Испании, было не так много. Из них тридцать четыре погибли в боях, девять человек были ранены. Среди погибших – генерал-майор Анатолий Владимирович Фок, который, будучи опытным артиллеристом, командовал в Арагоне артиллерией укрепленного района Кинто. В одном из своих последних писем генерал Фок писал: ”Те из нас, кто будет сражаться за национальную Испанию, против III Интернационала, а также, иначе говоря, против большевиков, тем самым будут выполнять свой долг перед белой Россией”.

1 апреля 1939 года национальная Испания победила, и генерал Франко воздал должное русскому отряду в своем приказе... Большинство русских добровольцев получили отличия за храбрость, а генерал Фок и капитан Я.Т. Полухин были посмертно удостоены высших испанских наград.

Продолжение следует...
Tags: Белое дело вчера и сегодня
Subscribe

  • США: молитва ацтекскому идолу войны

    В калифорнийских вузах вводится странная учебная программа Госдеп США 30 марта опубликовал доклад о состоянии прав человека в мире.…

  • Ударная беспилотная

    «Корсар», «Орион», «Альтиус» вооружены и очень опасны Фото: regnum.ru Длительное время Россия плелась в хвосте стран, которые выпускают…

  • Советы молодому офицеру. На службе

    — Пусть ошибки и ложные приёмы не смущают тебя. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments