"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Трагическая история Троицкого кафедрального собора в Томске

Не буду обманывать – отношения с Церковью у меня сложные. С современной Церковью. Тем не менее, вошёл я в неё 2 сентября 2003 года в одной из немногих сохранившихся старинных церквей Томска – Воскресенской. Немалую долю важности сыграл, в данном событии, мой интерес к истории Томска. Но тогда я ещё не подразумевал, какой сюрприз ждёт меня буквально через несколько месяцев.

В тот год я работал в музыкальном магазине, центральный офис которого находился в подвале одного старинного дома. При ремонте этого подвального помещения хозяин магазина - по совместительству наш директор - обнаружил кладку странным кирпичом. Интерес, который он проявил наш директор, привёл его к любопытному открытию: кирпич этот когда-то был частью стен крупного собора, который был разрушен после Гражданской войны.

Мне было известно, что с приходом советской власти в Томск, в городе было уничтожено немало памятников архитектуры – в том числе, соборов и храмов. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что на нынешней площади Ново-Соборной когда-то стоял красивейший собор-близнец московского Храма Христа Спасителя!

История этого собора увлекательна и, к сожалению, трагична. В 1842 году томский архиепископ Афанасий призвал горожан к строительству нового кафедрального собора и сразу же начался сбор добровольных пожертвований на его постройку. Автором проекта выступил знаменитый уже тогда Константин Андреевич Тон, известный своей разработкой «русско-византийского стиля» храмового зодчества – автор проектов Храма Христа Спасителя в Москве и Введенского собора лейб-гвардии Семёновского полка в Санкт-Петербурге (именно он явился прототипом строящегося собора в Томске). Рассчитанный на 2400 молящихся, собор должен был иметь 20 сажен (42,6 м) в ширину и 27 сажен и 2 аршина (59 м, включая крест) в высоту.

11 (25) июня 1844 года архиепископ Афанасий освятил место, отведённое под собор, и строители приступили к рытью рвов под фундамент. Уже через год, в 1845, котлован был готов. Камень, песок, лес для строительства закупались у томских подрядчиков, а металл – на демидовском заводе в Нижнем Тагиле. Проблемы возникли с закупкой кирпича, что было связано с ажиотажным спросом на него после ряда пожаров, в результате которых пострадала зажиточная часть города. По расчётам главного инженера-строителя собора А. П. Деева, для строительства было необходимо 4, 468 миллионов штук кирпичей. Проблема начала постепенно разрешаться, когда в 1846 году известный золотопромышленник и меценат И. Д. Асташев пожертвовал на строительство 3 миллиона штук кирпичей.

В июле 1850 года началась кладка главного купола, однако 26 июля (7 августа) произошла трагедия: купол, поддерживавший его барабан, главные арки и паруса центрального объёма собора рухнули, обломки пробили своды над подвалами и ризницей и выбили часть внутренней стены между северным притвором и центральным объёмом. В тот же день из-под обломков извлекли чудом выжившего человека, а три дня спустя были найдены тела трёх погибших рабочих и чиновника, пришедшего посмотреть на работы. Строительство прекратилось и началось расследование. По мнению приезжих экспертов, побывавших в Томске в апреле - мае 1851 года, у катастрофы могло быть не менее пяти причин: «разновременное устройство арок, сведённых в холодное время и оставленных на зиму незамкнутыми»; неправильное устройство арок, сводов и фундаментов и неудовлетворительное качество кирпича. Однако опыт последующих десятилетий показал, что фундаменты, стены и несущие колонны собора были выстроены качественно.

Краевед К. Н. Евтропов, автор одной из лучших работ по истории Томска «История Троицкого кафедрального собора в Томске», увидевшей свет более чем через полвека после катастрофы 1850 года, полагал, что действительная причина её «заключалась в необдуманной поспешности: не давали времени хорошенько летом просыхать главным аркам, парусам и полупарусам. Кладка верхних частей, самых серьёзных и существенных… производилась большей частью в сентябре и октябре, чего по здешнему климату… ни в коем случае не следовало бы допустить».

Экспертиза 1851 года приговорила недостроенный собор к сносу, заправлявшие в строительном комитете городской голова Филимонов и секретарь городской думы Скворцов отошли от дел, а Деев навсегда уехал из Томска. В феврале 1854 года город покинул и главный организатор строительства - архиепископ Афанасий. Остов храма стоял заброшенным двадцать четыре года. За это время в епархии сменилось пять архиереев, были основаны местная газета, женское училище и университет, а стены собора потрескались и поросли мхом и берёзами. В 1880 году городская дума постановила разобрать их, годные материалы отдать на строительство университета, а на вырученные от продажи лома деньги учредить фонд постройки нового собора. Казалось, что собор был обречён.

Однако в 1883 году в Томске почти единовременно сменились губернатор, архиерей и городской голова. Именно новый городской голова П. В. Михайлов, при поддержке епископа Владимира, убедил общественность и губернатора в необходимости и возможности достроить собор и организовал новый сбор пожертвований. Руководителем достройки стал городской архитектор Томска В. В. Хабаров.

Гранитные ступени комитет заказал в Екатеринбурге, колокола - в Ярославле, оконные рамы, иконостас с иконами и прочую утварь - в Москве. Впервые в Сибири в церкви было установлено водяное отопление с паровой вентиляцией, поддерживавшее во всём объёме храма, от пола до купола, постоянную температуру +15…+18 °С при морозах до −44 °С включительно. Электрифицирован собор был после ввода в строй в 1896 году первой в Сибири Томской электростанции.

С 1893 года происходила отделка, а в начале 1900 года епископ Макарий объявил, что освящение собора непременно состоится в четверг 25 мая (7 июня). При поддержке духовенства и городской общественности все работы были срочно завершены, и в назначенный час Макарий торжественно освятил собор.

За 56 лет, прошедших с начала земляных работ, расходы на постройку составили 649 136 рублей (в том числе в 1843—1882 годах — 173 891 рубль, в 1883—1900 годах — 475 245 рублей).

Собор принадлежал к так называемому «первому тоновскому», или «русско-византийскому стилю» крестово-купольных церквей, разработанному К. А. Тоном между 1830 и 1834 годами и внешний облик его в деталях отличался от облика церкви лейб-гвардии Семёновского полка в Санкт-Петербурге. Внутреннее же убранство собора было в византийском духе.

В 1900 - 1918 годах собор, в силу своего церковного статуса и расположения, находился в центре общественной жизни города. В 1910 году собор посетил премьер-министр П. А. Столыпин. 23 июля (5 августа) 1914 года после литургии в соборе в городе состоялась первая анти-германская демонстрация. Именно отсюда, получив архиепископское благословение, уходили на войну Томский (39-й) пехотный полк и другие томские полки в период Русско-японской войны 1904 - 1905 гг. и Первой Мировой войны (лето 1914). 14 ноября 1918 года в соборе открылось Сибирское церковное совещание - съезд 39 делегатов от епархий Поволжья, Урала и Сибири, находившихся под властью Колчака.

Однако с приходом власти Советов наступил закат истории этого славного храма. 8 января 1930 года воинствующие безбожники сбросили с колокольни собора большой колокол и в том же году решением окружного исполкома собор окончательно закрыли, церковного старосту расстреляли, диакона сослали. Началась кампания за ликвидацию собора, двадцать тысяч человек подписались под требованием о сносе. Слом собора начался только в январе 1934 года и продвигался медленно: большой купол и башни были сломаны только в конце июня, верхние арки - в конце августа. Свидетель происходившего Н. Н. Берестов отметил в дневнике, что при этом было «много смертельных случаев». К 10 ноября 1934 года, пишет Берестов, от собора осталась «груда камней, покрытых снегом». Возникла поговорка: «Каждый томич утащит кирпич». Город выручил от разборки собора шестьдесят тонн металла и около миллиона кирпичей - из них сложены корпуса нынешнего архитектурно-строительного университета. От собора до наших дней сохранились только скрытые от глаз подземные фундаменты да деревья, посаженные в конце XIX века.

В 1991 году во время визита в Томск патриарха Алексия II в сквере, на месте, где стоял собор, был установлен памятный камень, а в 2004 году архиепископ Ростислав освятил место будущего строительства часовни в память об утраченном соборе. По опубликованному тогда проекту, часовня высотой 30 метров должна была точно воспроизводить фрагмент (одну из боковых глав) собора. Мэр Томска А. С. Макаров утверждал, что на строительство реплики собора средств нет, а место для часовни выбрано так, чтобы она «в дальнейшем не помешала восстановлению собора на первоначальном месте». По Макарову, 90 % бюджета на часовню должно было быть освоено уже в 2004 году. В основание будущей постройки забили сваи, но саму часовню строить так и не начали. В конце 2008 года в мэрии уже обсуждали другой проект, высотой 26 м. Архиепископ Ростислав прокомментировал произошедшее так: «Шло время, кругом возводились храмы, а эта часовня всё не строилась. Несколько лет назад нашелся богатый благотворитель, который выделил средства на строительство часовни, и снова было освящено место, чуть в стороне, был изготовлен проект. Была в основание часовни заложена капсула, о том, что такой-то строитель будет эту часовню строить. Прошло несколько лет, но часовни у нас по-прежнему нет».

Такова печальная история некогда прекрасного собора, согревавшего души и сердца многих людей…

Дмитрий Зотов
Tags: Вера и Церковь, Государство Российское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment