"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Стояла Русская держава... (часть 16)

Глава шестнадцатая
КОРЕННОЙ ПЕРЕЛОМ

Октябрь пятнадцатого года сделал Петра Николаевича Врангеля командиром 1-го Нерчинского полка Уссурийской дивизии, только что совершившей прорыв под Шипоткамеране в Буковине, делая 60-70 верст в сутки по полному бездорожью, без мостов, взорванных австрийцами. Барон, вспомнив Маньчжурию, с радостью «поверстался» вновь в казаки. Да и переставал ли он им быть?

Дальний Восток выставил на войну конный полк из 6 сотен, конный дивизион – 3 сотни, гвардейский взвод и шесть особых сотен – всего 2514 человек. Впоследствии барон Врангель в мемуарах напишет: «Уссурийская дивизия, составленная из… отличных солдат, одинаково хорошо дерущихся как на коне, так и в пешем строю… успела приобрести себе в армии заслуженную славу».

Уссурийцы действовали на различных фронтах – Северном, Юго-Западном, от Румынии до Рижского залива. Только в 1915 году 279 уссурийских казаков стали георгиевскими кавалерами. Были уже и кавалеры полного банта, такие, как Михайлов, Гребенщиков, Лиховидов, с которыми первыми здоровались атаманы и старики и которые, по некоторым данным, носили папахи из шкуры тигра.

Отличился и хорунжий Уссурийского казачьего дивизиона Л.А. Савицкий, за военные подвиги он был награжден Золотым Георгиевским оружием (погиб в 1916 году). Фронтовиком Великой войны был и Ю.А. Савицкий, генерал-майор, ставший впоследствии третьим избранным атаманом Уссурийского казачьего войска.

«Немцы нас называют маньчжурские казаки…-писал в родную станицу Вяземскую из-под Варшавы казак третьей сотни Уссурийского полка Григорий Бочков.-Приходилось нам ходить на германскую кавалерию в атаку, так они убегают, и на пехоту приходилось идти в атаку, как догонишь, то они бросают винтовки и кричат: «казак…»

Уссурийский полк показал свою доблесть при штурме деревни Нисковизны, которую брали четыре сотни из пяти – в этом деле отличился хорунжий Калмыков.

В бою за переправу у деревни Рудка Скрода отличилась четвертая сотня есаула Февралева, где оборонявшие переправу немцы были частично уничтожены, а остальные разбежались по лесам. Эта сотня повторно отличилась в бою у деревни Порцяги, выручая 16-ю роту 39-го Сибирского стрелкового полка – в тот раз боем командовал сотник Шестаков.

Пятой сотней Нерчинского полка командовал подъесаул барон Роман Унгерн-Штернберг, прошедший рядовым Русско-Японскую войну, заслуживший солдатского «Георгия». С началом Великой Отечественной, в составе казачьего полка Унгерн проявлял чудеса храбрости: четырежды раненый в течение одного года, он получил второй крест, Георгиевское оружие и, к третьему году войны, был представлен на чин есаула.

Шестой сотней командовал Григорий Семенов, также Георгиевский кавалер, захвативший знамя немецкой части.

Среди погибших смертью храбрых биограф уссурийцев А. Жернаков называет офицеров графа Шереметьева, князя Кекуатова, Черемисинова, Климовского, Третьяка.

Нестроевые чины дивизии, врач Манькевич-Петровский и фельдшер Каробут, в числе прочих выносили раненых из-под огня, ведя себя поистине по – казацки самоотверженно.

Особенно прославились казаки рейдом по немецким тылам после «протыкания» вражеского фронта на реке Венте. Под командой генерала Крымова шли две кавдивизии: Уссурийская и Донская казачья. При поддержке артиллерии конный отряд разгромил оборонявшийся батальон, порубив свыше 400 немцев.

Затем уссурийцев перебросили к Черновицам, для развития Брусиловского прорыва. После операций в Буковине дальневосточники стали первыми русскими, спустившимися с Карпат на Венгерскую равнину.

В те дни на Русском фронте наступил позиционный период войны – на год позже, чем у западных союзников. Зиму пятнадцатого – шестнадцатого годов русские войска переучивались на западный лад окопного сидения.

После того, как русские войска в 1915 году спасали сотнями тысяч армян, бежавших от турецкого геноцида, Ленин разродился очередными «гениальными» мыслями. Вот они дословно: «Победа России, Англии, Франции несет удушение Армении, Малой Азии и т.д.-это сказано в Базельском манифесте».

Как говорится: хоть стой, хоть падай!

В контору двора Великого Князя Александра Михайловича, шефа русских ВВС, на усиление боевой авиации с начала войны по ноябрь 1915 года поступила 631 тысяча рублей народных пожертвований. Две с половиной тысячи самолетов защищали небо России. Наши истребители смело шли в лобовые атаки, от которых немцы и австрийцы обычно уклонялись, и с дистанции пистолетного выстрела расстреливали вражеские машины. Применялись и тараны.

В ходе войны русские летчики уничтожили свыше двух тысяч самолетов противника и около трех тысяч пилотов.

Чтобы суммы народной помощи фронту тех лет воспринимались лучше, приведу, пусть далёкий от темы, но выразительный пример: восьмикомнатная квартира-полуособняк в Калашниковском переулке, с потолками высотой восемь аршин (почти четыре метра!), мраморными каминами, 14 окнами на улицу и двумя людскими стоила без дров 250 рублей в месяц. Дубовая обстановка для столовой продавалась при случае за 200 рублей, гостиную красного дерева можно было найти за полтораста. В девятикомнатной квартире с прислугой жил отец Надежды Аллилуевой, квалифицированный рабочий.

Русские газеты того времени пестрели заметками типа:

«Цены решительно на все поднялись до невероятных размеров. Овёс стоит 1 р.60 коп. за пуд, мешок картофеля – 2р.50 коп., мясо – 30 копеек фунт. Соль – 3 копейки фунт, крупы по 15 копеек за фунт».

Согласитесь, господа: ужасно! Так вызревают революции!

В ноябре 1915-го император подписал Высочайшее Повеление, которым ратник 2-го разряда Владимир Маяковский был награжден серебряной медалью "За усердие" на Станиславовской ленте. Таким образом, Россия наградила бывшего преступника - ведь еще пятнадцатилетний Маяковский в 1909 году трижды был арестован и просидел 11 месяцев в Бутырской тюрьме, где и начал писать стихи. Однако к началу Первой мировой поэт вышел из РСДРП(б) и занимался революцией уже исключительно на бумаге.

Во время Первой мировой войны неблагонадежный поэт зарекомендовал себя патриотическими лубочными картинками против императора Вильгельма II и милитаристов Рура, организовав вместе с друзьями-футуристами и суфражистами группу «Современный лубок», с помощью издателя Г.Б. Городецкого.

Насмешливые лубки Маяковского, Аристарха Лентулова, Давида Бурлюка, Казимира Малевича печатались большими тиражами, были популярны на передовой среди солдат и офицеров. Они изобличали жестокости немцев и австрияков, высмеивали бездарность турецких вояк:

Эх, и поле же у Торна,
На Берлин идти просторно.

Жгут дома, наперли копоть,
А самим-то неча лопать.

Неужели немец рыжий
Будет барином в Париже?
Нет уж, братцы, клином клин,
Он - в Париж, а мы – в Берлин.

Австрияки у Карпат
Поднимали благой мат.
Гнали всю Галицию
Шайку глуполицую.

Эх, султан, сидел бы в Порте:
Дракой рыла не попорти!

28 декабря по старому стилю началась Эрзерумская наступательная операция с целью разгрома 3-й турецкой армии и овладения ее базой и важным узлом коммуникаций – крепостью Эрзерум. Турки, оседлавшие хребты Армянского нагорья – Паландекен, Сабри-даг, Карганазары – ждали подкреплений, чтобы атаковать русскую Кавказскую армию. Великий Князь Николай Николаевич и его полный тезка, генерал от инфантерии Юденич, спланировали разгромить турок ударами по сходящимся направлениям, до подхода к врагу резервов.

В тридцатиградусный мороз, сильный ветер и снежные заносы, часть сил русской Ударной группы к исходу старого года прорвала турецкую оборону и вышла противнику в тыл северо-восточнее Кепрюкея. Когда угроза «котла» создалась и под Хасанкале, турки начали отход.

7 января части Юденича вышли ко внешнему обводу эрзерумских укреплений – одиннадцати фортам. Город-крепость обороняли около тридцати тысяч солдат и офицеров, 265 крепостных и 112 полевых орудий, 39 пулеметов. Русская артиллерия насчитывала 180 стволов, в том числе всего 16 осадных орудий. Несмотря на это, Юденич 30 января занял два форта с северной стороны, а 3 февраля, ударами с севера, востока и юго-востока, взял Эрзерум, захватив 315 орудий и более двенадцати тысяч пленных.

Всего в Эрзерумской операции оборонявшиеся турки потеряли около 66 тысяч человек, а наступавшие русские – 17 тысяч, из которых лишь 2300 – убитыми. Настоящая суворовская победа не числом, а умением.

После Эрзерума русским сдались турецкие города Муш, Битлис, Трапезунд и Эрзинджан в турецкой Армении. Русские войска прошли через всю Западную Персию, наступая по 80 километров в день, и начали угрожать Багдаду.

В феврале немцы нанесли французам тяжелые удары под Верденом – Жоффр попросил помощи у России. Русские войска потеряли 150 000 человек в Нарочанской операции, но не позволили перебросить на Западный фронт ни одного немецкого батальона…

Ура, на трех ударим разом,
Ведь славен наш трехгранный штык!
«Ура» раздастся за Кавказом,
В Европе слышен тот же клик.
Ура, ура!
В Европе слышен тот же клик.

Ведь двадцать шло на нас народов,
Но Русь управилась с гостьми:
Их кровью смыла след походов,
Поля белели их костьми.
Ура, ура!
Поля белели их костьми.

Мы помним, как коня степного
На Сену вел поить калмык
И в Тюильри у часового
Сиял, как дома, русский штык.
Ура, ура!
Сиял, как дома, русский штык!

17 марта, в 8 часов 25 минут утра, в шести верстах от Сакция на Черном море, немецкая подводная лодка торпедировала русско-французское госпитальное судно «Португалия» - от взрыва пароход раскололся пополам и пошел ко дну за полторы минуты. Из 278 человек, бывших на борту, погибли 115, в том числе уполномоченный Красного Креста на Кавказском фронте граф Л.Л. Татищев, старшая сестра милосердия баронесса Мейендорф, сестра баронесса Орлегоссен, княжна Андронникова и еще 10 сестер милосердия, 20 санитаров, 21 матрос, 19 человек французского персонала, остальные – пациенты. Фармацевт Рытвинский, имевший спасательный жилет, уступил его графине Татищевой, спас ее и погиб сам. Его подвиг повторил корабельный артельщик Левицкий, отдавший свой жилет сестре Александровой – она спаслась, он утонул.

В конце марта Черноморский флот огнем артиллерии и высадкой тактических десантов поддержал русское наступление в турецком Лазистане. Туда было переброшено более корпуса войск из Одессы и Мариуполя, что привело ко взятию Трапезунда и продвижению дальше на запад Турции.

В те дни в Германии обыватели города Гаммерштейн остановили эшелон с хлебом и разграбили его; вызванная по тревоге рота солдат стреляла в народ. В мае то же самое совершили жители Кёльна. Усмиряли толпу… турецкие солдаты, устроившие кровавое побоище – немцы стрелять отказались.

В Берлине толпа женщин подошла ко дворцу кайзера, требуя мира и продовольствия; немецкие солдаты вновь отказались применять оружие и вновь были вызваны турки – с тем же результатом… (В главных городах Германии были расквартированы турецкие и болгарские соединения, вызванные с фронта).

Близ Мюнстера в том же мае местные жители собрались большой толпой к лагерю русских военнопленных и хотели их силой освободить, чтобы с их помощью устроить в городе революцию, но стража открыла по народу пулеметный огонь.

Во Франкфурте-на Майне в мае и июне громили мясные и хлебные лавки. В том же городе, на одном из заводов, женщины вооружились револьверами и убили 16 полицейских.

В Альдаме женщины… взорвали два военных склада и зарезали ножами нескольких офицеров. Вызванные австрийцы начали их расстреливать, но немецкие солдаты в ответ перебили целое подразделение союзничков…

В те дни из Москвы в Германию и Австрию было отправлено 26 вагонов с посылками для русских военнопленных – пищевые продукты, белье, книги. Голландским отделом русского комитета помощи военнопленным было разослано по вражеским концлагерям еще одиннадцать тысяч посылок для солдат и офицеров.

Отдел «Общение русского солдата с семьей и Родиной» отправил в неприятельские застенки около 5000 посылок. Кроме того, бюро Московского комитета в Копенгагене перечислило 35 тысяч рублей, в Амстердаме – 36 тысяч на закупку для русских пленных продуктов питания.

Ростовский комитет помощи военнопленным послал в немецкий концлагерь Кенигсбрюк 500 теплых рубах, 500 пар кальсон и 75 тысяч папирос.

На Великой Отечественной войне к своим солдатам и относятся по-отечески!

Село Спасское Самарского уезда отправило на фронт 230 пудов пасхальных подарков и тысячу рублей денег.

Императорское Российское пожарное общество содержало на свои средства три образцовых военно-санитарных поезда, три санитарных отряда на передовых позициях, ряд лазаретов, питательные отряды помощи беженцам.

Александровское товарищество сахарных заводов преподнесло Государю 25 тысяч трехфунтовых пачек рафинада для пересылки в армию.

Весной 1916 года австрийская армия принца Евгения нанесла тяжелое поражение итальянцам, которые воззвали к России – универсальному спасителю западных армий… Ставка Верховного Главнокомандования решила ускорить начало готовящегося большого наступления, которое должно было вывести Россию из позиционной войны, отрицательно влиявшей на дисциплину и боевой дух солдат.

На рассвете 22 мая по фронту генерала Брусилова загрохотал всеми калибрами русский артогонь. Юго-Западный фронт двинулся вперед. Наши войска продвинулись ко Владимиру-Волынскому, охватили Ковельский район, выдвинулись к западу от Дубно. К десятому июня в плен попало 4013 австрийских офицеров, около двухсот тысяч солдат, 219 орудий, 150 000 винтовок, а к концу июля – 8255 офицеров, 370 000 солдат и почти пятьсот орудий.

В центре и на левом фланге вновь были отбиты часть Восточной Галиции и вся Буковина. Всего же Луцкий (Брусиловский) прорыв вывел из строя до полутора миллионов австро-венгерских военнослужащих. От этого удара монархия Габсбургов уже не оправилась. Внутри нее развивалось мощное славянское национально-освободительное движение. Чехи, словаки, сербы, черногорцы батальонами переходили на русскую сторону. Сочнее Ярослава Гашека об этом никто не написал…

Войну за освобождение европейских славян Россия выиграла окончательно. После победы над Центральными державами должно было получить широчайшую автономию Царство Польское.

Граф Велепольский обратился к Царю с просьбой выяснить, что будет означать свобода Польши, и получил ответ:

-Польше будет дарован собственный государственный строй со своими законодательными палатами и собственная армия. После войны из всех польских областей под контролем России, Германии и Австро-Венгрии будет образована «целокупная» Польша с предоставлением ей после победы прав свободного строения своей национальной, культурной и хозяйственной жизни при сохранении единой российской государственности.

В Польше начался небывалый подъем национальных чувств. Представитель польского коло в Думе князь Шебеко сказал, что восстановление Польши невозможно без освобождения от немцев Познани, колыбели польского народа. «Долг России – парализовать в зародыше гнусный план Центральных держав. Россия с союзниками должны заявить, что истекающая кровью Польша им дорога не менее самоотверженной Бельгии и героической Сербии!»

Наступлением русского Юго-Западного фронта была спасена от австрийской оккупации Италия. Таких мощных наступлений западные союзники не знали до 1918 года, когда в Европе повел атаки на готовую рухнуть немецкую оборону миллионный американский экспедиционный корпус.

На Западном фронте, под Верденом, немцы, разбиваясь о мощную оборону французов, потеряли 450 тысяч человек, из них 150 тысяч – убитыми.

А ведь вначале Верден обороняли всего три дивизии французского народного ополчения! Под командой отважного генерала Кастельно они стояли насмерть, пока из тыла не подошли подкрепления – корпус генерала Бальфурье, переброшенный автоколоннами из Мальи, где позже расположатся части русских бригад. За ними к Вердену подоспели войска генерала Петена, принявшего на себя командование верденской обороной.

Этим троим генералам, спасшим Западный фронт, русский император пожаловал знаки ордена Святого Георгия.

В армии французского генерала Гуро действовал русский военный лазарет под августейшим покровительством Императрицы Александры Феодоровны, вмещавший 1200 раненых, имевший зубоврачебные кабинеты и проводивший в дни крупных боев до 200 операций в сутки.

Англия высадила на германском фронте несколько армий общей численностью в четверть миллиона человек, массу артиллерии, авиации и танков, обширнейшие склады военных припасов и провианта. Убийственный огонь британских тяжелых пушек упомянул в первой главе книги «На Западном фронте без перемен» Эрих Мария Ремарк: помните, как повар раздавал полное довольствие наполовину выбитой роте? 150-верстная британская передовая линия была перенасыщена мощными укреплениями, ощетинилась пулеметными гнездами.

На Черном море преемником адмирала Эбергарда стал произведенный в вице-адмиралы Александр Васильевич Колчак. Массированными минными постановками он блокировал турецкие порты и тем самым парализовал действия как надводного флота турок и немцев, так и вражеского подплава.

Колчак стал е д и н с т в е н н ы м д о с и х п о р флотоводцем, который сумел убрать вражеские субмарины из своей акватории. Черное море, благодаря ему, стало «Русским Озером».

В конце мая русские броненосцы обстреляли болгарскую Варну. Находившийся на борту одного из них, «Св. Пантелеймона», бывшего взбунтовавшегося «Потемкина», британский контр-адмирал Филлимор после похода заявил, что считает русскую эскадру лучшим боевым соединением в мире.

Только с 1 мая по 1 июня Комитет Великой Княжны Татьяны перечислил Латышскому комитету помощи беженцам 91000 рублей, Латышскому обществу вспомоществования бедствующему населению Латгалии – 15000.

Малоимущие семейства поляков-фронтовиков получили восемьдесят три тысячи рублей, Центральный Литовский Комитет – сто тридцать тысяч. Бедствующим семействам армян Царская Дочь пожертвовала 69 000 рублей.

«Имперские угнетатели» Прибалтики и Кавказа?!

9 мая Царская Семья прибыла в Винницу для инспектирования учреждений, находившихся под покровительством Императрицы. Осматривая санитарный поезд, Николай II жаловал раненым в боях солдатам знаки отличия. Невдалеке грузился поезд-склад, снабжавший передний край медикаментами. Царь осмотрел подольский госпиталь, созданный губернским земством в цехах бывшего семянного завода, который обслуживала тысяча человек персонала.

Затем Царский поезд двинулся к Севастополю, где городской голова Дуван преподнес Государю тридцать тысяч рублей на нужды раненых воинов. Глава Союза Михаила Архангела Пуришкевич оборудовал на свои средства санитарный поезд и сформировал медицинскую часть численностью около батальона. Сам Пуришкевич, в полевой форме, в погонах статского советника, с Владимиром на шее, молодцевато рапортовал Государю. Верховному особенно понравилась походная библиотека поезда. Пуришкевичу все жали руку, поздравляли. Среди солдат и офицеров на фронте он был очень популярен. «У него всегда все было».

…Вот выдержки из книги «О примерном пайке для больных и раненых», о положении в госпиталях Земского союза в 1916 году:

Больным и раненым солдатам 3 раза в неделю давалось мясо, 2 раза - рыба и 2 раза растительная пища – в постные среду и пятницу и только православным. Солдатский рацион составляли: мясо, картофель, кислая капуста, вермишель, грибы, творог, каши гречневая, манная, перловая и пшенная, чай, молоко, сахар, хлеб. Слабым больным полагались мясные супы с рисом и картофелем, масло и яйца.

По субботам солдатикам давали суп из сазана, студень с хреном, рисовый пудинг, на десерт – компот из сухофруктов, фруктовое желе или клюквенный кисель.

Добавочные блюда (на выбор): солонина с хреном и отварным картофелем; яичница с хлебом; лапшевник из вермишели, молока и яиц с сахаром; макароны с творогом; куриный суп с рисом; винегрет; суп-пюре овсяный; уха из окуней; картофельные котлеты с грибами; котлеты мясные с тушеной капустой; рулет мясной; студень воловий; печёнка тушёная.

Даже если половину разворовывали – автор не припомнит такого не только в советских клиниках, но и на «шведском столе» интуристовской гостиницы «Ленинград»…

27 июня уссурийцы походным порядком выступили из Каменца-Подольского в Буковину для участия в прорыве. Весь переход до Шипоткамеране казаки проделали в три дня, проходя по 60-70 верст в сутки по раскисшим дорогам и форсируя реки со взорванными мостами. Наступали под проливным дождем, без продовольствия, так как интендантские части отстали, и заняли самостоятельные боевые участки в Лесистых Карпатах.

В начале июля был взят Кимполунг, ключевой пункт всей Буковины, и разбита австрийская армия Пфланцера. Со взятием Коломыи наши войска заняли стратегический узел коммуникаций из Венгрии и Трансильвании в Галицию и вдоль Карпат по галицийскому фронту.

В Австро-Венгрии начали призывать в армию подростков, чей призывной возраст начинался лишь в 1919 году, в России же призывались возрасты с 1916 по 1901 годы.

Все бреши на Восточном фронте, в том числе в Лесистых Карпатах, где воевал наш герой, немцы закрывали, снимая целые дивизии с Западного фронта. Воспользовавшись этим, в битве на реке Сомме союзники за пять дней продвинулись вперед на столько же, на сколько немцы под Верденом за четыре месяца. К югу от Соммы англо-французские части захватили 96 немецких орудий и более четырех тысяч пленных.

По всей Германии определена была норма хлебного пайка для населения – полфунта в день, и народ сравнился по уровню снабжения (казённого) с военнопленными в концлагерях. В деревне Герпен жители съели всех собак; в деревне Штрауцен полиция забирала дохлых лошадей для продажи в мясных лавках.

В Кенигсберге, в начале июля, немецкие рабочие, доведенные нескончаемой войной и недоеданием до отчаяния, взорвали пороховой погреб крепости. В Берлине толпы народа ходили по улицам, крича «Долой войну!». В Рейхстаге были разбиты камнями все окна…

Антон Васильев
Tags: Государство Российское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments