"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Стояла Русская держава...(часть 13)

Глава тринадцатая
«ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ»? ИЛИ…

28 августа подо Львовом геройски погиб штабс-капитан Нестеров, изобретатель «мертвой петли», протаранивший австрийский аэроплан. Достаточно сказать, что за свою петлю он получил выговор, в то время как повторивший ее французский летчик Адольф Пегу произвел в Европе сенсацию. Нестерова сгоряча записали в последователи Пегу, но француз отказался от чужих лавров: 30 мая 1914 года на лекции в Московском политехническом музее он заявил, что решился на «мертвую петлю» только после того, как ее выполнил русский штабс-капитан. Фигуру высшего пилотажа с тех пор зовут петлей Нестерова.

С самого начала Первой мировой войны Нестеров доказывал командованию, что самолет может быть использован для истребления аэропланов противника, и предлагал установить на «Мораны» его отряда пулеметы. Однако полковник Бонч-Бруевич, будущий большевик, ему отказал: «По штатам пулеметы аэропланам не положены!» Из-за этого Нестеров усмотрел возможность воздушного боя в таране, причем неприятельскую машину следовало сбить ударом сверху. Вскоре он осуществил этот прием на практике.

28 августа 1914 года несколько австрийских "Альбатросов" поднялись в воздух и взяли курс на позиции русских войск подо Львовом. Маленький моноплан Нестерова выследил и настиг более мощный "Альбатрос". Свидетель тарана писал: "Нестеров зашел сзади, догнал врага и, как сокол бьет неуклюжую цаплю, так и он ударил противника". Погибли оба - и австриец, и Нестеров. После этого поединка на русские аэропланы стали ставить пулеметы.


Таран Нестерова повторил другой наш ас, Казаков, оставшийся жив и цел.

Фельдфебель Белевского полка Семен Дергач попал в плен к австрийцам, командир которых был чехом. Русский солдат распропагандировал его так, что привел в русский плен и его, и около 100 вражеских солдат, тоже славян по происхождению…
31 августа русские войска разгромили австро-германскую Краснико-Томашовскую группу, отбросив ее за реку Сан и взяв тридцать тысяч пленных и тридцать орудий. Общее число взятых в Галицийской битве вражеских пушек превысило 400, в том числе двадцать немецких тяжелых гаубиц.

На Балтике русские моряки добыли на севшем на камни немецком крейсере «Магдебург» секретные коды для шифровок. С тех пор, сколько бы противник ни менял коды, русская служба дешифровки узнавала о его планах в среднем через час…

Жители Москвы пожертвовали с начала войны около 11 млн. рублей на нужды армии и устроили около двадцати тысяч лазаретов для раненых. От московского дворянства, буржуазии, рабочих, духовенства, крестьян и даже приютских сирот на оборону пришло пожертвований более чем на 724 тысячи рублей, не считая драгоценностей – в одном лишь сентябре четырнадцатого года!

Комиссия при биржевом и купеческом обществе учредила сеть солдатских госпиталей на четыре тысячи мест. Баронесса Е.М. Розен купила под солдатский госпиталь большую квартиру на Преображенской улице, в доме номер 8.

Царская дочь, Великая Княжна Анастасия, оборудовала на свои средства санитарный поезд из 12 вагонов, рассчитанный на 360 раненых, а также поезд №61, укомплектованный отделом склада Государыни Императрицы, из 9 вагонов и 2 платформ, с четырьмя санитарными автомобилями, общей вместимостью 600 человек. Троице-Сергиева лавра пожертвовала в комитет Вел. Княгини Елизаветы Федоровны 100 тысяч рублей.

На петербургском Варшавском вокзале 5 октября был освящен распределительный пункт для раненых, созданный советом горнопромышленников Урала – десять бараков с перевязочными могли вместить до двух тысяч солдат. К пункту были проложены рельсы для санитарных поездов.
Вся занятая русскими Восточная Пруссия была покрыта сетью отрядов Красного Креста, созданных на народные пожертвования. Помимо лазаретов и поездов, русская армия имела отряды санитарных аэропланов, подбиравших раненых прямо на поле боя и эвакуировавших в отдаленные медпункты.

На фронте, в полевых госпиталях, зачастую под обстрелом врага, выполняли свой долг сестры Давгер, героини еще японской кампании, баронесса Врангель, графиня Беннигсен…

А раненые прибывали. Немцы не жалели снарядов, пытаясь сломить натиск дивизий Ренненкампфа; Павел Карлович лично водил солдат в атаки…
Южным соседом Первой армии была Вторая армия Самсонова, задачей которого было отрезать немецкие войска в Восточной Пруссии от Кенигсберга.

Храбрый и удачливый ветеран японской кампании, Самсонов настолько поспешил перейти в наступление, что совершенно не организовал тылы. В некоторых дивизиях Второй армии не было даже обозов, ее мортирный дивизион не имел парка, а боеприпасы везли на обывательских подводах, завернув в жгуты соломы. Дивизии 13-го корпуса во время марша походили не на строевые части, а скорее на шествие богомольцев…

Корпуса Самсонова были лишены дивизионной конницы в кадровом смысле этого слова и дивизионной разведки, которую заменяли отступившие из Восточной Пруссии пограничники. Так что дело не в пресловутом «предательстве Ренненкампфа», у которого, кстати, в тылах тоже был не ладен порядок.

Марш Самсонова по остзейским пескам описывал офицер-очевидец: «Войска своих обозов не видели. Дневок не давалось, что особенно расстраивало 13-й корпус, совершивший девять маршей без обозов, без хлеба. Не втянутые в поход запасные разбалтывались».
Впереди был Танненберг…

К счастью, поражение 2-й армии компенсировали победы в Галиции – численно более грандиозные. В серии боев между 26 августа и 10 сентября, с заключительным сражением у Львова (в котором участвовал Николай Гумилев - «Охота славная на Львов прошла при Гумилеве…»), русские разбили четыре австро-венгерские армии, нанесли австро-венграм урон в размере четверти миллиона убитыми и ранеными, взяв в плен порядка двухсот тысяч врагов.

Немецкое командование бросило на Русский фронт 250 тысяч солдат с тяжелой артиллерией - все, что можно было снять с запада. Ослабление немцев в Бельгии позволило французам начать наступление в районе Ньюпорта и Ломбартзиде, Перта и Босежура, в горах Вогезов союзники продвинулись вперед к западу от Орбэ.

Первая армия Ренненкампфа занимала фронт напротив Кенигсберга и упиралась левым флангом в Мазурские озера. Немцы, перебросив с Западного фронта вышеупомянутые резервы, обрушились на этот фланг. Надо отдать врагу должное – сделано это было блестяще! Благодаря отличным железным дорогам, они в решающий момент всегда превосходили нас силами, а главное – тяжелой артиллерией, которую провозили по своим великолепным шоссе на буксире за грузовиками.

Особенно отличилась в обороне батарея капитана Бояновского, сражавшаяся с немецкой артиллерией, имевшей четырехкратное превосходство по числу орудий и калибру. Немцы, держа русскую батарею под непрерывным огнем, атаковали ее густыми цепями пехоты. Но Бояновский меткими залпами раз за разом ее рассеивал – и так до самого вечера, оставшись непобежденным!

Но в это время Австрия уже лишилась почти всей Галиции и Вильгельму пришлось спасать горе-союзничков… Австрияки, отступая, нередко сжигали дотла деревни и местечки, бросали в окна гранаты. Венгры и боснийцы, по показаниям выживших свидетелей, на штыках бросали польских детей в горевшие здания, способных к труду мужчин и женщин угоняли в Австрию.

-Лучше пусть убивают, чем сдаваться им, иродам, в плен,-решали русские и украинские крестьяне, когда односельчанин-солдат, приезжавший на побывку, рассказывал о войне с «европейцами»…

Были случаи оскопления австрийцами и венграми русских священников. Польский ксендз в селе на холмско-галицкой границе не дал продовольствия венгерским гусарам и настраивал свою паству против немцев и их союзников. Его жестоко избили и бросили в подвал, где он просидел до прихода русских. Православные храмы в Галиции грабились подчистую.

В Карпатах, на Ужокском и Дуклинском перевалах, русские войска вели упорнейшее сопротивление, переходя в контратаки. Схватки с австрияками в карпатских снегах доходили до рукопашных: штык против штыка, лопата против лопаты.

На Кавказском фронте в канун Нового, 1915 года, турецкие войска были выбиты из Зачорохского края Азербайджана, потеряв только пленными пять тысяч человек. В бою у Караургана был уничтожен штыковой атакой 52-й полк турок и сдался в плен 92-й полк 11-го турецкого корпуса.
Над Кавказом восходила звезда Николая Юденича!

Одиннадцатого января русские войска осадили Краков, заняли Буковину и приблизились к венгерской провинции Трансильвания.

1 февраля 1915 года адмирал фон Тирпиц заявил, что Германия в ближайшем будущем начнет на всем севере Атлантики до западных берегов Великобритании тотальную подводную войну. Незадолго до этого немецкая субмарина потопила французский пассажирский корабль «Гантом», перевозивший несколько сот беженцев.

-Пусть назовут нас варварами, нам все равно,-ответил Тирпицу контр-адмирал Шлипер.-Девиз Германии должен быть: «Вперед и на них!»
Три немецких цеппелина (боевых дирижабля) бомбили британские города Ярмут, Кингсмин и Шорингэм, а также деревни, не представлявшие никакой военной ценности.

В Москве прошло заседание славянского комитета. Польский делегат, писатель Тадеуш Миссинский, заявил, вызвав овацию зала:
-Пусть война, с ее страданиями и героизмом, поможет проявиться русской правде. Поляки не только словами, но и делом заслужили себе место среди славян. Да здравствует же единение польского и русского народов! Да здравствуют Польша и Россия!

В январе наступившего года поезда-склады Государыни Императрицы отправили на фронт 60 тысяч пар белья, 32 тысячи пар теплой одежды, 10 тысяч пачек бинтов, 9 контейнеров лекарств. Каждый месяц венценосная сестра милосердия одевала, обувала и кормила несколько дивизий полного состава… По Ее инициативе был учрежден всероссийский Комитет по оказанию временной помощи пострадавшим от военных бедствий.
Минский губернский филиал Комитета пожертвовал пострадавшему от немцев польскому населению 40 тысяч рублей, 300 пудов белья и теплых вещей, отделение в Перми перечислило польским беженцам восемь тысяч. Судите сами: пуд первосортной муки в начале 1915 года стоил 2 рубля 50 копеек.

Когда Оренбургский казачий полк подошел к городку Янов, казаки узнали от ксендза, что стоявшие там немцы угнали в Германию всех мужчин от 18 до 45 лет, насиловали женщин, били стариков, а при отступлении сожгли более половины города. Подобные рассказы казаки услышали и в селе Сенна.

Все эти зверства немцы затем приписывали русским солдатам и казакам…

*****
9 января 1915 года германский посол в Константинополе предложил помощнику госсекретаря рейха, Циммерману, принять в Берлине члена РСДРП Израиля Гельфанда (Парвуса), для выяснения вопроса о финансовой поддержке российских революционных организаций, занимающих пораженческую позицию.

Парвус, до того неоднократно выдворяемый из германского рейха в течении 24 часов, был принят в Берлине 13 января чиновником при главной квартире кайзера, Гизлером.

Он представил немцам «меморандум доктора Гельфанда», в котором излагал план массовой забастовки с центром в Петрограде, которая, как минимум, должна была парализовать все русские железные дороги, ведущие к фронту. Вторая часть меморандума предлагала финансировать украинских, кавказских и других сепаратистов.

«Теперь является особо важным начать работу в области финансовой поддержки большевистской группы РСДРП, которая борется с царским правительством всеми имеющимися в ее распоряжении средствами».

Неизвестно, кричал ли Израиль Лазаревич «Хайль Гизлер!», выходя из главной квартиры кайзера, но все требования Парвуса немцы удовлетворили уже 11 марта, а через 2 недели германский посредник Фрелих писал в МИД чиновнику в ранге посла Бергену, главному «связному» с Парвусом: «Дойче Банк послал мне перевод на д а л ь н е й ш и е 500 000 рейхсмарок, которые я прилагаю».

В следующие три месяца сам германский министр иностранных дел Ягов (фамилия почти шекспировская), обратился в Имперское казначейство со следующим письмом:

«Пять миллионов рейхсмарок требуются нам для содействия революционной пропаганде в России».

Сам же Израиль Лазаревич запросил у немцев двадцать миллионов. У него был широкий размах…
*****
…Весна пятнадцатого принесла русской армии успехи в Карпатах. Пала сильнейшая крепость Австро-Венгрии, Перемышль, были взяты 120 тысяч пленных и 900 орудий (и расстрелы русских не помогли). Император подарил Великому князю Николаю Николаевичу Золотое оружие – шашку, усыпанную бриллиантами по рукояти и ножнам, с надписью «За освобождение Червонной Руси».

На Карпатах брусиловская пехота шла через перевалы, по словам Людендорфа, «с высшим презрением к смерти». К середине весны 8-я армия Брусилова начала спускаться к долине Дуная. В Вене уже говорили о сепаратном мире…

Весь март и апрель немецкая ставка готовилась к контрнаступлению, концентрируя пехоту и артиллерию в Южной Польше.
За первые полгода войны русские дворяне пожертвовали на оборону России миллион пятьсот тысяч рублей. Общедворянская организация графа П.С. Шереметева содержала Саратовский военный госпиталь, снабдила персоналом и оборудовала на свои средства 21 военный санитарный эшелон и один врачебно-питательный передовой отряд. Их так и звали – Дворянские поезда! За летнюю кампанию пятнадцатого года Дворянские поезда сделали 814 рейсов, эвакуировав более четырехсот тысяч раненых и больных.

Двенадцатого марта поезд №167 Великого князя Михаила грузил раненых под артиллерийским и ружейным обстрелом наступавших немцев – вагоны были пронизаны пулями и осколками, несмотря на огромные красные кресты на стенах и крышах… Великий князь лично награждал персонал Георгиевскими крестами. Эшелон №164 на станции Ясло бомбили аэропланы – князь Церетели был контужен, помогая санитарам.

Князья Чарторыйские предоставили свой родовой замок в Синяве на реке Сан под лазарет 13-й Сибирской дивизии, а центральный склад Общедворянской организации изготовил и послал на фронт 111 тысяч противогазов конструкции Н.Д. Зелинского – как нельзя кстати: в январе лучшие друзья революционеров, «Белокурые бестии» Вильгельма, презрев все конвенции и рыцарские правила ведения войн, начали травить «славянских недочеловеков» хлором и ксилилбромидом «Т-Stoff».

Ядовитым кайзер газом
Нас на Бзуре отравил.
Отнял Бог у немцев разум
И сердца ожесточил…
Не могли в открытом поле
Они русских победить
И пришлось им поневоле
Злыми душами кривить.
Ты, германский император,
Об успехах не кричи:
Против газа респиратор
Нашли русские врачи.
Респиратор вынув, маску
По надрезу разорви
И покрепче ту повязку
На затылке укрепи.
Нам в неделю научиться,
Способ этот очень прост.
Перед газом не ложиться,
Стоять прямо, во весь рост.
Ты напыщенные фразы
О победах не тверди:
Не помогут тебе газы,
Коль нет храбрости в груди…

Старший унтер-офицер Григорий Зобнин.

Той весной родителей в Петербурге навестил Николай Врангель. На Западном фронте он, уполномоченный санитарного поезда имени Великой княжны Ольги Николаевны, эвакуировал раненых с передовой. По воспоминаниям Александра Бенуа, он в каждую свободную минуту работал над новыми статьями для искусствоведческих журналов.

Ежедневные драмы войны сделали бывшего светского повесу серьёзнее, ум его – глубже, заставляя задумываться о мировых вопросах, на которые он прежде не обращал внимания, несмотря на знакомство с Николаем Рерихом.

-Знаешь, мечтаю написать об этой войне исторический роман, может быть, даже новую «Войну и мир» - делился планами Николай с Петром за вечерним чаем. Ветер из приоткрытой форточки слабо колыхал кремовые занавески, Николай Егорыч шуршал «Русскими Ведомостями» и на кухне закипал самовар – совсем как до войны, в иной, полузабытой жизни…

Вскоре после возвращения на фронт Николая Врангеля не стало: он скончался от гепатита в варшавском госпитале…

23 марта, через восемнадцать дней после начала наступления, наши войска овладели главным карпатским хребтом на фронте Речетово-Волосате, на протяжении 110 верст. На Карпатском фронте австрийцы потеряли только пленными не менее 70 тысяч человек, в том числе 200 офицеров, русские взяли более 30 орудий и 200 пулеметов.

В начале апреля Николай II посетил освобожденные от неприятеля Львов и Перемышль, а пятнадцатого – Николаев, где осматривал судостроительный завод, перемещаясь по его огромной территории в простой заводской вагонетке. Николаевские мещане, еврейская община и криворожское земство передали императору на военные нужды шестьдесят три тысячи рублей.

Далее августейший гость посетил Брянск, осмотрев заводы Брянского общества в Бежице – рабочие поднесли ему семь тысяч рублей (ай да «угнетенный класс»!). Государь поблагодарил заводское начальство за учреждение при заводах 14 благотворительных, просветительных и кредитных учреждений, ссудно-сберегательных касс для рабочих и служащих, обществ попечительства о семьях фронтовиков.

Император навестил раненых солдат в заводской больнице, оборудованной рентгеновским кабинетом, отделением светолечения, гидротерапии, ортопедии и пр. Его Величество награждал раненых воинов медалями «За храбрость» на георгиевской ленте, а в больничной пекарне пробовал хлеб. На обратном пути к поезду Николай II осматривал каменное здание Народного дома, парк и приют для сирот – все построенное заводом.
21 апреля царский поезд прибыл в Тверь. Депутация рабочих тверских заводов поднесла ему хлеб-соль и пять тысяч рублей на нужды армии, тверское духовенство – 25 тысяч, учащиеся церковно-приходских школ - три тысячи пятьсот. Губернский предводитель дворянства, тайный советник Менделеев, от лица тверских дворян преподнес Царю десять тысяч на нужды войны, а владелец мануфактуры Морозов – сто тысяч.
-Ваше Императорское Величество, за семь месяцев войны тверитяне всех сословий пожертвовали в Отдел помощи больным и раненым воинам 104 тысячи рублей, не считая этих сумм, - с гордостью сказала губернаторша…
Затем Государь вновь отбыл на передовую.

В столичный благотворительный комитет Великой Княжны Татьяны Николаевны одновременно пришло два перевода на нужды Красного Креста: из дубровинского Союза Русского Народа – на 2114 рублей, и из полтавской синагоги – на 2253.

По распоряжению Царя был учрежден Комитет имени Цесаревича Алексея, по призрению солдатских детей-сирот. Каждому из детей нижних чинов, убитых, пропавших без вести или умерших от ран, выдавалось пособие до достижения ими 16-летнего возраста: живущим в сельской местности – 24 рубля в год, в небольших городах – от 24 до 30 рублей, в больших городах – от 30 до 42 рублей.

Круглым сиротам полагалась помощь в размере от 33 рублей 60 копеек до 58 рублей 80 коп. на каждого в год. Детям солдат, поступавшим в начальную школу, единовременно выдавалось 15 рублей на приобретение теплой одежды, обуви и учебных принадлежностей. В некоторых случаях эти деньги выдавались дважды.

Во время Первой мировой войны семьи солдат, сдавшихся в плен добровольно, без применения оружия, либо дезертировавших, лишали продовольственного пособия, причем лишь со следующего месяца. Всего – то репрессий…

Это была Неизвестная Великая Отечественная война. Оклеветанная и ошельмованная.

Ни одного штрафбата. Ни одной солдатской, офицерской, генеральской семьи, арестованной за измену их ушедшего на фронт родственника. Нигде в занятых провинциях Империи немцев не встречали хлебом-солью. Ни одного русского полицая не было на оккупированных территориях. Ни один русский воин не взял оружие врага, чтобы в рядах немецкой армии сражаться против, как нас уверяли, «проклятого самодержавия»…

И до Волги не отступали.

Антон Васильев
Tags: Государство Российское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment