"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Памяти полковника Аргунова А.Г.

Известно, что финал общей картины жизни и деятельности Дальневосточной эмиграции довольно мрачен. Среди тысяч незаметных трагедий, тонущих в общей пучине, выделяется своей трогательностью смерть одного из видных участников Белого движения на Востоке ГШ полковника Аргунова. Как сообщил активист Русского клуба г.Харбина Сергей Грибин, на последнем русском кладбище Хуан-шань (Желтая гора) была найдена его могила. Эпитафия на сером памятнике весьма красноречива своей лаконичностью: «Полковник Аргунов Афиноген Гаврилович, умер 04.10.1932. Мир праху твоему дорогой друг».

Однако, как толковала газета «Заря» 8-го октября 1932 г., после отпевания в Николаевском Кафедральном Соборе, место захоронения, убиенный офицер, обрел на другом кладбище - Успенском. «К 7 часам собралась тысячная толпа народа, - сообщалось в статье. – Помещение не могло вместить всех желающих и люди стояли на улице. Тело было покрыто национальным флагом. В почетном карауле стояли чины русской армии и учащиеся реального училища».

Имя Аргунова действительно принадлежало к числу тех людей, которые в странах рассеяния, обратили на себя общее внимание в трех различных сферах – военный деятель, блестящий администратор и верный сын Православной церкви.

Покойный родился в 1886 г. и по окончанию Иркутского юнкерского училища вышел в 100-й Островский пехотный полк, расквартированный в Двинске. В 1911 г. неудачно поступал в Академию Генерального Штаба. В 1915 г. на фронте представлялся Императору.

На 1916 г. штабс-капитан 12-го Астраханского гренадерского императора Александра III полка. 16-го марта т.г. Командующим 4-й армией был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с мечами. Лично. В январе 1917 г. успешно окончил подготовительные курсы первой очереди Николаевской военной Академии. Занимал должности старшего адъютанта 6-й гренадерской дивизии, начальника штаба 3-й гренадерской дивизии. 31-го июля получил орден Св. Владимира с мечами и Георгиевское оружие.

Незаурядные способности Аргунов выразил в борьбе с III Интернационалом весной 1919 г., когда будучи Начальником штаба 4-й Омской дивизии, им были разработаны и применены полковые и дивизионные наступательные операции на территориях от Западного Урала до форсирования Вятки.

В переходе через Сибирь занимал должность обер–квартирмейстера штаба Южной группы 2-й армии Восточного фронта, а 2-го апреля 1920 г. был причислен к Генеральному штабу. В Дальневосточной армии с августа 1920 г. командовал Омской стрелковой дивизией, которая в Приморье была сведена в полк.

В декабре 1921 г. Аргунов был назначен командиром 2-й Сибирской бригады и, в последнем походе за Россию, одновременно возглавлял группу войск укрепрайона. Полковник Ефимов в письме к Б. Филимонову сообщал: «Аргунов, после захвата Анучина развивает весьма большую энергию по преследованию партизан и уничтожает все, что возможно…».

Боевые достоинства не могли отрицать даже враги: «Укрепления, создававшиеся под руководством полковника Аргунова, белогвардейцы называли Дальневосточным Верденом. Но, благодаря необычайному самопожертвованию славных бойцов революции, эти укрепления пали». Летом 1922 г. Афиноген Гаврилович участвует Приамурском Земском Соборе и при организации армии становится командиром Западносибирского отряда Земской Рати, с которым оставил родную землю.

С 1924 г. преподавал географию и историю в 1-м реальном училище Харбина. В апреле 1929 г. был избран Председателем ревизионной комиссии харбинского комитета помощи русских беженцев. Наряду со своими функциями, активно сотрудничал с местной газетой «Время». Не утратив надежду в успех Белой идеи, возглавлял отдел Братства Русской Правды, отряды которого совершали диверсионные вылазки на территорию Забайкалья и Приморья. Так, летом 1929 г. во время разгона РККА безоружного и совершенно неподготовленного русского Трехречья, единственный случай дерзкого отпора был дан братским отрядом буквально в несколько десятков человек, обратившим в бегство значительную группу насильников и отбившим уводимую в плен толпу казачек с детьми.

Как сообщал официоз, Аргунов был убит неосторожным выстрелом в 12 часу ночи своим бывшим адъютантом Мартыновым. Было ли это несчастной трагедией или тщательно спланированным убийством сказать сложно. Хотя журнал «Трибуна русской мысли» № 11 сообщал, что «после ряда успешных операций ГПУ - убийства в Харбине одного из руководителей БРП полковника Аргунова...».

В сентябре 45-го стало ясно, что всей белой эмиграции в Азии приходит конец. Рядовая масса с тайным ужасом наблюдала как «столпы» эмигрантской общественности, журналисты, писатели выбирали советские паспорта, заполняли когда-то тощий Клуб советских граждан. Что же касается заграничных раскольников, возлюбивших «политику партии» и «советскую родину», то они повалили в Московскую Патриархию просто валом.

Но, военные Союзы каппелевцев оказались той живой плотью, которые питались духом памяти и не забывали, как осквернялись могилы белых бойцов и командиров.

Поэтому можно только предположить, что прах полковника Аргунова разделил судьбу генерала Каппеля, прах которого ночью был извлечен из могилы тремя русскими офицерами и двумя православными китайцами и перезахоронен в обусловленном месте.

С. Простнев
Tags: Белое движение и борьба с большевиками
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments