"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

95-летию Второго Кубанского похода… (часть 2)

ПРИКАЗ

ВОЙСКАМ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ

Село Белая Глина                       № 0284                      27 июня 1918 г. 13 час. 40 м.


1) Разбитый под с. Белая Глина противник пытался 25 сего июня наступать на ст. Ея и станицу Ново-Покровскую и 26 июня на с. Привольное, но был отражен. В настоящее время силы большевиков сосредоточены в четырех группах:

Район станицы Невинномысской занимает отряд из трех родов войск неизвестной численности, имеющий конные части в хуторах по реке Кавалерке и в хуторе Ново-Ивановском;

Район Кальниболоцкая-Терновская-ст. Тихорецкая занимается отрядом большевиков силой до 6-8 тысяч при многочисленной артиллерии и двух бронепоездах (потом оказалось, что бронепоездов было три);

Район ст. Успенская-Ильинская занимается отрядом (б. Думенко) силой до 2½ тысяч при четырех орудиях;

Район с. Медвежье-Кут. Богомолов занимает отряд до тысячи человек при двух орудиях (впоследствии там оказалось 4 тысячи пехоты и батарея 4-орудийного состава, взятая нами с тысячью пленных).


2) Для предстоящей операции приказываю:

а) Генералу Боровскому очистить от большевиков район Привольное-Медвежье-Успенская. 30 сего июня занять район Ильинская-сельцо Демьяновка. Колонне придается броневик «Верный».

б) Полковнику Кутепову 30 сего июня занять район станции Кальниболоцкая.

в) Полковнику Дроздовскому 29 сего июня перейти в станицу Ново-Покровскую, где сменить части 1-й дивизии.

г) Генералу Эрдели с 1-м и 3-м Кубанским казачьими и Черкесским конным полками, присоединив к себе при наступлении 1-й Черноморский казачий полк, 30-го занять район станицы Незамаевской.

3) При сосредоточении в указанных районах вести разведку и выяснить группировку главных сил противника:

а) Генералу Эрдели — в направлении на станицы Екатериновскую-Павловскую — Новолеушковскую-станцию Тихорецкую.

б) Полковнику Кутепову — на станицу и станцию Тихорецкую и ст. Терновскую.

в) Полковнику Дроздовскому — в направлении на станцию Порошино и сельцо Демьяновка.

г) Генералу Боровскому — в направлении на Терновскую-станцию Тихорецкую и станицу Архангельскую.

4) Штаб Армии остается в с. Белая Глина.

Командующий Добровольческой Армией

Генерал-лейтенант Деникин


Предстояла операция по захвату Тихорецкой, для обеспечения тыла Добровольческой армии необходимо было обезвредить южную группу красных войск, висевших на левом фланге добровольцев. Генерал Деникин поручил этот рейд 2-й дивизии генерала Боровского. Выступив 27-го июня вечером, преодолев 115 верст пути и разбив группировку красных численностью 6 тыс. человек, дивизия Боровского 30-го числа сосредоточилась в районе ст. Ильинской для решающего броска на Тихорецкую. Как писал в своих воспоминаниях А.И. Деникин: ««Рейд Боровского», как называли этот поход, протекал с быстротой поистине кинематографической».

Быстрота и натиск этого рейда были во многом достигнуты благодаря решению посадить пехоту на подводы, реквизированные в Белой Глине. Еще одно новшество этого похода, эдакий прообраз мотопехоты. Нестандартность, новизна ведения гражданской войны требовали таких же нестандартных и новаторских решений. И часто тот выходил из боя победителем, кто действовал наиболее дерзко, нестандартно и быстро. Одним из таких новшеств Второго Кубанского можно смело назвать самодельные бронепоезда Добровольческой армии, появившиеся после взятия Торговой, поскольку настоящие бронепоезда появились только после взятия Тихорецкой. Ведя войну в основном вдоль линий железных дорог, еще в первом походе ощущался недостаток и важность этого вида вооружений. Первый самодельный бронепоезд был сооружен дроздовцами – артиллеристами и пулеметчиками, которые впоследствии и стали его первым экипажем. За основу была взята обычная железнодорожная платформа, по бортам обложенная мешками с землей, песком, зерном за которые было поставлено трехдюймовое орудие, между мешками были выставлены пулеметы. Толкал платформу паровоз без брони. Но все это мало смущало его молодой экипаж: «бронепоезд» смело шел вперед, его не останавливало превосходство бронепоездов противника – практически всегда он заставлял их отходить. Потери среди экипажа при этом были большими. Один такой случай описывает в книге «Дроздовцы: от Ясс до Галлиполи» капитан Кравченко:

«…в бою под Песчанокопской на наш «бронепоезд» навалилось сразу несколько бронепоездов красных. Наш лихой «бронепоезд» под командой капитана Ковалевского отстреливался под их огнем из своего единственного легкого орудия. Вскоре все мешки на бортах платформы были разметаны и была пробоина на площадке, а потом, от прямого попадания, «бронепоезд» загорелся. Он стал уходить с поля битвы в виде огромного столба багрового дыма, все время продолжая стрелять из орудия. Когда «бронепоезд» подошел к нашим цепям, то все, бывшие там, видели стоящих среди крови и гари, почерневших от дыма мальчиков-пулеметчиков, уцелевших после боя, которые продолжали как безумные кричать «ура», а один из них – стрелять из орудия. Такого сорта «бронепоезда» дроздовцы прозвали «украинской хатой»».

1 июля утром началось наступление на Тихорецкую силами 3 пехотных дивизий. Окружив весь район, дивизии атаковали станцию. Бойцы Солдатского батальона (вчерашние красноармейцы) ворвались на станцию следом за корниловцами, перекололи всех оказавших сопротивление и без команды расстреляли взятых в плен комиссаров. Вслед за Солдатским батальоном на станцию вошли дроздовцы. Были захвачены три бронепоезда, много составов с военным имуществом, 50 орудий, снаряды, патроны и даже один аэроплан. Особенно ценным трофеем оказалось новое обмундирование, в котором сильно нуждались добровольцы. Разгром был полный, повсюду валялись трупы красноармейцев. Главком Красной армии Северного Кавказа К. И. Калнин, лично руководивший защитой Тихорецкой, в одиночестве пешком пробрался между составами и скрылся в направлении на Екатеринодар. Его начальник штаба, Зверев, бывший полковник генштаба, застрелил в купе штабного вагона свою жену, после чего покончил с собой. Остатки группы Калнина отступили в сторону Екатеринодара. Часть пленных влилась в Добровольческую армию, которая пополнилась и за счёт местного населения, доведя свою численность до 20 тыс.

После взятия Тихорецкой Добровольческая армия перегруппировалась и планировала наступление по трем направлениям, перерезав железные дороги и разделив группировки красных на Армавирскую, Таманскую, Западную и Екатеринодарскую. 3 июля Добровольческая армия начала наступление. 1-я дивизия двигалась в северном направлении, слева наступала конница генерала Эрдели, справа – генерала Покровского. Их противником была армия Сорокина, численностью свыше 30 тысяч человек. Добровольцы заставили изменить направление движения большевиков с севера на запад. За период с 3 по 9 июля этой группой войск станция Сосыка, станицы: Павловская, Крыловская, Екатериновская, Михайловская и Кисляковская. 9 июля части 1-й дивизии вошли на ст. Кущевка, где большевики бросили несколько эшелонов с оружием, разным имуществом и, преследуемые конницей генерала Покровского, отступили на запад вдоль железной дороги.

2-я дивизия 5-го июля заняла станцию Кавказская и продолжила двигаться к Армавиру.

3-я дивизия 10-го июля заняла ст. Выселки, 12-го – ст. Кореновскую, 14-го – станицы Платнировскую, Пластунскую и Динскую. 14 июля в Пластунской генерал А.И. Деникин окончательно установил детали предстоящего наступления на Екатеринодар, напутствовал каждую дивизию пожеланием, чтобы она «первою вошла в Екатеринодар».

В тот же день вечером дивизия Дроздовского взял ст. Динскую, захватил 3 орудия, 600 пленных и много трофеев.

Но уже 15-го утром армия Сорокина, атаковав ст. Кореновскую, вышла в тыл центральной группе войск, отрезав ее от конницы генерала Эрдели и создав угрозу Тихорецкой, где находился штаб Добровольческой армии практически без прикрытия. До выяснения обстановки дивизии Дроздовского и Казановича были оставлены у ст. Динской. Оказавшись отрезанными от штаба, они принимают решение, оставив арьергард и бронепоезд у Динской, атаковать Кореновскую. На рассвете 16-го Казанович с двумя батальонами марковцев и бронепоездом, не дождавшись подхода Дроздовского, попытался атаковать большевиков в направлении ст. Станичной. Встреченные ураганным огнем марковцы залегли, в свою очередь, отбиваясь от наступавшей пехоты и атаковавшей красной конницы. В 8 утра части Дроздовского направляясь в станицу с запада, вступили в бой, продолжавшийся в течении всего дня. Но ни многократные атаки добровольческих дивизий, ни мастерство и героизм артиллеристов, выезжавших на прямую дистанцию в самые опасные участки, ни личная доблесть военачальников, ободрявших и водивших цепи в атаку желаемого результата не принесли. Силы противника оказались в большом численном превосходстве, по оценке Деникина – «отменного боевого качества», артиллерия его ни жалела снарядов. В итоге добровольцы понесли тяжелые потери, были смяты и отошли вечером к станице Платнировской, отбиваясь от наседавших большевиков. Заняв позиции за ручьем Кирпели, части стали подсчитывать потери, боеприпасы, приводить себя в порядок. Ночью в штабе 3 дивизии состоялось совещание, в ходе которого были предложены два выхода из создавшегося положения. Одну предложил полковник Дроздовский: в связи с критической обстановкой до рассвета отойти в восточном направлении и окружным путем идти на соединение с Тихорецкой или генералом Боровским. Генерал Казанович протестовал: отступление может открыть путь красным к Тихорецкой и привести к разрыву связи между отдельными частями армии и ее поражению. Основную надежду Казанович возлагал на то, что Главнокомандующий уже собрал все имеющиеся силы и ударит Сорокину в тыл.

В итоге, генерал Казанович принял решение как старший по званию (согласно полевого устава) вступить в командование группой и приказал на рассвете возобновить атаку Кореновской.

С утра 17-го июля красные отбив атаку марковцев, повели наступление по всему фронту. Особенно жестокой была схватка в направлении железной дороги, на правом фланге дроздовцев, где держал оборону Солдатский полк. Во многих местах штыковой бой уже кипел в окопах. С трудом, благодаря поддержке 2-го Офицерского полка и батарее полковника Миончинского, удалось восстановить положение. Когда силы добровольцев уже были на исходе, возле ст. Платнировской приземлился аэроплан, летчик которого привез пакет из штаба армии о приближении помощи со стороны Тихорецкой.

После полудня 1-й Кубанский полк при поддержке бронепоезда атаковал Сорокина с тыла и ворвался в Кореновскую. Навстречу ему стремительно пошел в атаку Марковский полк. Спасаясь, часть красных бросилась на юг, но там была атакована 2-м конным полком, часть прорвалась на запад и север. Узнав, как жестоко обошлись большевики с их раненными пленными накануне (были обнаружены изуродованные , обгорелые трупы), добровольцы пленных не брали…

В итоге двухдневного боя 1-я и 3-я дивизия потеряли около четверти своего состава.

Восстановив связь с войсками, штаб армии попытался вновь реализовать принятый в Пластунской план наступления на Екатеринодар. Но уже 18-го утром стало понятно, что прорвавшиеся отряды большевиков не только не намерены отступать, но продолжают атаковать на севере, и упорно сопротивляться на всем Екатеринодарском направлении. С 18-го по 25 –го июля продолжались кровопролитные бои с армией Сорокина, ставшего к тому времени главнокомандующим красных войск Северного Кавказа. К 4 часам утра 25-го июля наступил перелом – красные отступали по всему фронту в направлении на Екатеринодар и Тимашевскую, преследуемые и теснимые кавалерией, бронемашинами и бронепоездами. И только 25-го Главнокомандующий смог приступить к выполнению плана освобождения Екатеринодара. Несмотря на крайнюю усталость войск непрерывными боями, части были двинуты для беспрерывного преследования противника: генералы Эрдели и Казанович – на Екатеринодар с севера и северо-востока, полковник Дроздовский – на Усть-Лабу ( при содействии генерала Боровского), генерал Покровский – на Тимашевскую. К 1 августа поставленные задачи были выполнены и армия подошла к Екатеринодару, охватив его кольцом с севера и востока. И 1-го утром начались бои на всем Екатеринодарском фронте. Двое суток непрерывно длился штурм, сминаемые большевики, получив подкрепление вновь теснили добровольцев, все начиналось снова. Наконец, 3-го августа утром Екатеринодар был взят. Свершилось то, о чем мечтали все добровольцы еще со времени Ледяного похода!

На следующий день в Екатеринодаре, украшенном национальными флагами, полном ликующего народа состоялся парад войск. После молебна в соборе генерал Деникин и атаман Кубанского войска благодарили войска за доблестную службу Родине и пожелали дальнейших боевых успехов. Войска, восторженно приветствуемые населением, прошли церемониальным маршем.

Выбитый из Екатеринодара Сорокин отступил в район Армавира, таманская армия большевиков – на Новороссийск, оставленный германско-турецким десантом.

5 августа генерал А.И.Деникин двинул против Таманской группировки большевиков: дивизию генерала Покровского правым берегом Кубани и группу полковника А. П. Колосовского (1-й конный, 2-й Кубанский стрелковый полки, батарея и 2 бронепоезда) вдоль железной дороги на Новороссийск.

Таманская группировка, избегая окружения, устремилась к Чёрному морю. Колосовский двинулся ей наперерез и 13 августа взял Новороссийск, но таманцы успели покинуть город, направившись по Сухумскому шоссе в направлении Туапсе, где выбив из города грузинский отряд под командованием генерала Г. И. Мазниева, отправились к Армавиру на соединение с войсками Сорокина. Прорвавшись сквозь немногочисленные заслоны кубанцев с боями, таманская армия соединилась с Сорокиным в районе ст. Курганной 4-го сентября.

Освободив Екатеринодар, Добровольческая армия приступила к выполнению второй цели похода – освобождению Северного Кавказа. 6 сентября дивизией Дроздовского был освобожден Армавир, 7 сентября дивизией генерала Покровского – Майкоп, 8 сентября генералом Боровским - ст. Невинномысская.

10 сентября войска Сорокина перешли в контрнаступление, ударив одновременно по трем направлениям – на Армавир, Невинномысскую и Беломечетскую.

12-го сентября таманская дивизия атаковала полковника Дроздовского в Армавире и он перешел к обороне. Весь день шли атаки при массированной поддержке артиллерии. Огнем и контратаками добровольцы отбили красных, понесших тяжелые потери. Однако к вечеру новая колонна красных стала разворачиваться против южной части города. Подсчитав потери и все взвесив, Дроздовский в ночь на 13-е оставил город и, переправившись через Кубань, перешел в Прочноокопскую, закрепив за собой переправу.

Все попытки отбить Армавир в течении следующей недели не увенчались успехом.

Под Невинномысской ожесточенные бои шли с 10 по 15 сентября, когда генерал Боровский, понеся большие потери, был вынужден отойти к Ново-Екатериновской.

Дивизия генерала Покровского теснила на западе большевиков в районе верхней Лабы. Отбросив красных от линии р. Фарс, он широким фронтом наступал против станиц Лабинской и Зассовской. К 14 сентября Покровский подошел к Лабе, взял Мостовое и, переправившись через реку, преследовал бегущих большевиков по направлению к Владимирской и Вознесенской. Был захвачен большой обоз, были отбиты около двух тысяч пленных кубанцев. Эти успехи, всерьез угрожавшие северным группам противника, не на шутку встревожили красное командование. 15-го сентября усиленная Майкопская группа красных перешла в наступление, вынудив отойти Покровского на левый берег Лабы. В течении 10 дней шли здесь бои, пока в ночь на 28-е большевики не ушли назад за Лабу, теснимые кубанцами.

На южном направлении партизанский отряд полковника Шкуро совместно со станичными гарнизонами успешно отражал атаки красных в районе Беломечетской.

С 16-го сентября большевики пытались прорваться по направлению к Егорлыку и Торговой, но были остановлены сборным отрядом генерала Станкевича и отрядом полковника Улагая.

Итогом сентябрьских боев явилось решение красного командования изменить стратегический план: было решено оставить Кубань и, прикрываясь сильными арьергардами на Лабе и у Армавира, отступить на юго-восток, в общем направлении на Невинномысскую.

В начале октября положение на фронте было следующим:

1-я дивизия стояла под Армавиром, 1-я конная и 1-я Кубанская – по Урупу до Отрадной. Далее шел фронт Партизанской бригады Шкуро и ополчений Баталпашинского отдела, который проходил от Отрадной на Суворовскую. От Армавира на Ново-Екатериновку стояли 3-я дивизия, пластуны и местные гарнизоны.

Против добровольцев находилось до 20 тысяч большевиков.

10 октября невинномысская группа большевиков перешла в наступление на Ставрополь. Отряду генерала Дроздовского предстояло сдерживать атаки неприятеля до подхода 2-й и 2-й Кубанской дивизий. До 14 октября удавалось отбивать атаки превосходящего по численности противника. В ночь на 14-е был вновь атакован большевиками и отброшен к северу. В течении дня 14 октября 3-я дивизия совместно с подошедшим на усиление Корниловским полком старались выбить большевиков из города, но атаки успеха не имели и после полудня добровольцы отступили, сопровождаемые толпами мирных жителей, спасающихся от большевиков.

Проанализировав создавшееся положение, добровольческое командование приняло решение нанести удар по Левобережной группе красных, сбросив противника в Кубань и тем самым «развязать нам руки на ставропольском направлении» (А.И. Деникин).

13 октября генерал Казанович внезапным ударом овладел Армавиром, 14-го его дивизия отбросила противника за Уруп, вновь взяла Коноково и к 16-му дошла до Николаевки и Маламино. 17-го октября красные контратакой вынудили дивизию генерала Казановича отойти под Армавир.

18 октября генерал Покровский после упорного боя овладел Невинномысской, захватив там большую добычу, преследует большевиков на северо-запад и юго-восток. 19-го резервы красных, посланные от Армавира и Урупа, попытались атаковать Покровского, но были отброшены на север. Этим ослаблением армавирской группы воспользовался генерал П.Н. Врангель. 20-го он бросил главные силы своей конной дивизии на Бесскорбную. 21-го, перейдя реку, он атаковал большевистскую дивизию, разбил ее и преследовал в направлении Успенской. 22-го продолжил преследование, уничтожая отставшие части противника, взял станцию Овечка, куда подошла пехота Казановича и бронепоезд. Всего за два дня кубанцы Врангеля взяли около 2 тысяч пленных 19 пулеметов и огромные обозы.

Разбитая армавирская группа красных отступала на юго-восток. 21-го она выбила генерала Покровского из Невинномысской и только к 23 он смог вторично и окончательно ее освободить.

К 24-му октября все левобережные силы закончили свою операцию, и появилась возможность все силы Добровольческой армии направить к Ставрополю, где с 22 октября генерал Боровский пытался штурмовать город. Была составлена новая диспозиция, предписывавшая:

Генералу Боровскому на северном Ставропольском фронте перейти к временной обороне; генералу Врангелю, очищая попутно правый берег Кубани, сосредоточиться в Сенгилеевской для атаки Ставрополя с запада; генералу Казановичу – наступать через гору Недреманную и Татарку с юга; генералу Покровскому, совместно с Партизанской дивизией Шкуро, через Темнолесскую – с юго-востока; для удержания Невинномысской оставался отряд генерала Гартмана.

29 –го с занятием Покровским ст. Темнолесской завершилось освобождение Кубани от большевиков.

К 29 октября все части вышли на указанные рубежи и Ставрополь оказался в кольце. В городе было полно раненных, тифозных больных, а все пути подвоза были отрезаны. Большевики решили прорвать окружение. 29-го они атаковали позиции генерала Боровского, но практически безуспешно. К 30-му положение было восстановлено, хоть и ценой больших потерь.

С юга кольцо продолжало сжиматься – генерал Казанович 30-го подошел к Татарке, а генерал Покровский после захвата горы Холодной захватил и перекрыл ставропольский водопровод.

31-го большевики вновь предприняли попытку вырваться из окружения, на сей раз успешную: 2-я и 3-я дивизии были опрокинуты и преследовались противником до высоты Пелагиада, конница Улагая отошла к Дубовке, части Покровского оттеснены.

1 ноября бригада 1-й конной дивизии генерала Бабиева ворвалась в Ставрополь и закрепилась на вокзале, а уже 2-го после полудня город был взят.

Бои на Северном Кавказе продолжались до 20 ноября, когда большевистский фронт окончательно пал и разрозненные части красных оказались прижаты к безлюдным и безводным астраханским степям.

Главным итогом Второго Кубанского похода можно считать освобождение Кубани и Северного Кавказа от большевиков и возможность, в перспективе, освобождения приволжских городов с выходом к Волге.

А. Тлустенко
Tags: Белое движение и борьба с большевиками
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments