"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Стояла Русская держава... (часть 11)

Глава одиннадцатая
КАУШЕНСКАЯ МЕЛЬНИЦА

Русские войска, перейдя первого августа государственную границу в Галиции, выбили из города Сокаль австрийскую группу (уланский, гусарский, часть драгунского полков и два батальона пехоты). Австрийцы отошли за Буг. Девятого августа русские нанесли поражение 1-му германскому корпусу, захватив 12 артиллерийских орудий.

На Западном фронте упорное сопротивление бельгийцев, особенно гарнизона Льежа, перед которым в полном составе легла немецкая дивизия, помогло французским войскам отмобилизоваться.

Восьмого августа французы вступили в Эльзас и Лотарингию, заняли перевалы Вогёзов и закрепились на их восточных склонах, опираясь на крепости Нанси и Линевиц. Правый фланг французов углубился в немецкую территорию от Бельфора до Нанси в направлении на Страсбург, что позволило завязать немцев в длительной Эльзас - Лотарингской операции.

«Молниеносная война» забуксовала…

Большинство немецких генералов не допускало мысли встретить французское сопротивление перед линиями их пограничных укреплений, слепо уверовав в теорию «блицкрига». Немецкие офицеры, взятые в Бельгии в плен, были сами не свои от изумления: как это бельгийцы решились им сопротивляться?!

Согласно донесению русской разведки от 29 июля, немецкие войска в Бельгии сжигали деревни, убивали жителей, заставляли идти впереди цепей пехоты женщин и детей, как, например, во время сражения у Бильи 28 июля. «Носители арийской культуры» нередко добивали раненых, стреляли в них в упор, затаптывали коваными сапогами.

Утром четвёртого августа, участвуя в преследовании немецкой кавалерийской бригады и артбатареи, ротмистр барон Врангель по собственной инициативе взял своим 3-м эскадроном город Пилькален, куда вслед за ним, почти без боя, вошла сводная бригада конногвардейцев и кавалергардов.

Шестого августа, около полудня, разъезд конных гренадер заметил колонну вражеской пехоты. Немцы тремя ротами заняли деревню Каушен и развернули к северу от неё, на высоте 50, 1-ю и 2-ю артбатареи ландвера. Четыре орудия 2-й переменили позицию и перешли к юго-западу от Каушенской мельницы, очень искусно замаскировавшись на бугре с картофельным полем. Взвод 5-й батареи русской гвардейской конной артиллерии, а затем 5-я и 6-я батареи заставили замолчать высоту 50, но пушки на бугре у мельницы остались незамеченными. Когда головной отряд 1-й гвардейской дивизии, эскадрон кавалергардов, приблизился к деревне, он попал под перекрёстный огонь винтовок и шрапнели, потеряв почти всех лошадей.

Кавалергарды и конногвардейцы пытались атаковать Каушен и мельницу в конном и пешем строю, но понесли большие потери, а немцы заняли все хутора к югу от мельницы и сильным огнём отрезали русским пути к отступлению.

Со словами «Идём спасать друзей – кавалергардов!», полковник Конной Гвардии Гартман повёл полк пехотными цепями вперёд. Приближаясь к мельнице и хутору, гвардейцы увидели за пологим гребнем две немецкие пушки в 500 шагах.

В резерве оставался 3-й эскадрон Врангеля, с напряжением следившего за ходом боя и просившего генерала Хана Нахичеванского разрешить атаковать батарею.

-На пушки в конном строю?! Неслыханно…-задумался генерал.-Что же… с Богом! Вы охраняете штандарты? Передайте их команде связи.

Около 16.45, на расстоянии немногим более версты от вражеской батареи, эскадрон Врангеля развернулся в разомкнутый строй две линии по полуэскадронно. Скорость росла, полуэскадроны смешались. Через спешенные цепи эскадрон нёсся уже одной раскинутой лавой. Впереди скакал барон с ординарцем Катковым и поручиком Гершельманом.

Когда до немецких позиций оставалось 200-250 шагов, пушки ударили картечью. Замертво слетели с коней братья Катковы и Гершельман, были ранены солдат и два унтера. С хуторов вокруг Каушена и из картофельного поля били винтовки. Корнет Накашидзе был ранен в голову, но строя не покинул.

Барон на раненой лошади был словно заговорён. С 10-15 солдатами он доскакал до самой батареи, и тут сзади грохнул последний разрыв. Врангеля перебросило через немецкое орудие, но сознания он не потерял: схватил винтовку и из-за снарядного ящика принялся расстреливать расчёт. Его гвардейцы пустили в ход шашки. Немцы, отходя, отбивались отчаянно, не хотели сдаваться даже раненые. Вспыхивали рукопашные. Накашидзе, весь в крови от раны в голову, из нагана уложил немецкого солдата, подмявшего под себя конногвардейца.

Каушен был взят, по домам и дворам добивали остатки упрямого гарнизона. Конногвардейцы заняли дом местного пастора, играли на пианино веселые мелодии, брали трофеи во фруктовом саду – военный август был щедрым. Подошло подкрепление - спешенные кирасиры, занявшие холмы на севере Каушена и ставшие фронтом на запад.

В деле под Каушеном погибло 26 конногвардейцев – 6 офицеров и 20 солдат, четверо – разъезд 2-го эскадрона - пропали без вести. Это был первый серьёзный бой Конного полка, в котором он заставил отступить 2-ю немецкую бригаду ландвера. Ротмистр барон Врангель стал первым из русских офицеров, заслуживших в эту кампанию орден Святого Георгия IV степени.

«Победой мы обязаны Пайперу-Врангелю, который своей геройской атакой повернул весы в нашу пользу,-вспоминал через много лет барон Тарнау.-А блестящая стрельба нашей артиллерии удержала немцев от контрнаступления». (Прозвище «Пайпер» Петр Николаевич получил еще до войны за любовь к шампанскому этой марки).

Вспоминает поручик Белосельский:

«Пайпер всегда находился в движении. Когда полк выводили с боевых позиций и другие офицеры занимались тем, что ели и спали, он брал лошадь и, сопровождаемый одним-двумя молодыми энтузиастами (среди которых был я), скакал по окрестным полям».

Лейб-гусар Великий князь Гавриил Константинович тоже уделил этому внимание в мемуарах «В Мраморном дворце»:

«6-го числа был известный бой Гвардейской конницы под Каушеном, во время которого командир 3-го эскадрона конной гвардии ротмистр барон Врангель (впоследствии главнокомандующий Добровольческой армией) атаковал во главе своего эскадрона немецкую батарею.

К сожалению, я не участвовал в этом бою, потому что 4-й эскадрон был назначен охранять обоз 1-го разряда. Слышал впереди выстрелы, но не знал, что происходит. Мне помнится, что я стоял возле скирды сена, когда увидел несколько конногвардейцев. Я их спросил, что происходит впереди. Один из них, бойкий парень, ответил мне, что Конная Гвардия, как всегда, побеждает. Мне очень понравился его ответ.

После боя наш эскадрон был назначен в охранение. Ясно помню, что когда полк собрался вместе, уже почти стемнело. Я стоял в группе наших офицеров, говорили, что Врангель убит; Гревс и Велепольский жалели убитого, как хорошего офицера, которого они знали еще по японской войне.

Вдруг в этот момент появляется сам барон Врангель верхом на громадной вороной лошади. В сумерках его плохо было видно и он казался особенно большим. Он подъехал к нам и с жаром, нервно стал рассказывать, как он атаковал батарею. Я никогда не забуду этой картины».

Один из офицеров 3-го эскадрона:

«26-го июля 1914 г., 18 часов: получили приказ двигаться на Вилкавишки… Мы отправились в полной темноте и под проливным дождем; переход и расквартирование заняли много времени… Врангель, как обычно, лег спать последним и не сел ужинать, пока не убедился, что все его люди устроены и накормлены…»

Штабс-трубач полка, Георгий Климов, напишет позже стихи в память о Каушене:

…И Врангель, ротмистр лихой,
Вскричал: «Орлы мои, за мной!»
Он, шашкою взмахнув наотмашь,
Помчался с эскадроном в бой.
И будем помнить, что случилось
Числа шестого, молодцы:
Конногвардейцы отличились,
Как наши деды и отцы.


Взятые в плен немецкие пушки вывезли на передках батареи Лейб-эскадрона на позиции под дружное «Ура!».

Антон Васильев
Tags: Государство Российское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments