"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Бомбардировщики и ответный ядерный удар. Часть 5, окончание.



Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.

Вероятность прорыва ПВО СССР

О ПВО нашей страны обычно думают, как о всемогущей. Скажем так – возможности ПВО страны были огромны, это была действительно уникальная по возможностям система.

Однако эти возможности окончательно сформировались только в 80-х годах, частично – в конце 70-х.

До этого всё было не так, а скорее – наоборот.

В 50-х годах организация ПВО в СССР была такой, что американцы хозяйничали в небе, как хотели. Многократные полёты разведчиков РБ-47 в советском воздушном пространстве оставались безнаказанными. Количество сбитых американских самолётов исчислялось единицами, а количество их вторжений в советское воздушное пространство – сотнями за тот же период. Кроме того, советская авиация потеряла убитыми десятки человек. В это время можно было смело гарантировать, что любой более-менее массированный удар бомбардировщиков по СССР был бы успешным.

В 60-е годы наметился перелом – стали массово поступать на вооружение зенитно-ракетные комплексы и перехватчики МиГ-19, от которых американские разведчики (а значит, потенциально и бомбардировщики) уйти уже не могли. В том году американцы потеряли от огня ЗРК разведчик У-2, МиГ-19 сбил РБ-47 вблизи Кольского полуострова. Это привело к сокращению разведывательных полётов.

Но и в эти годы мощь ПВО была далеко не достаточной. Американцы же имели на вооружении сотни Б-52 и тысячи средних Б-47, отбить этот удар было технически нереально в те годы.

Возможность американцев беспрепятственно поражать цели на территории СССР снижалась очень медленно. Но они заранее предпринимали меры. Бомбардировщики третьей модификации, вариант «С» (англ.) получили в состав вооружения ракеты AGM-28 «Хаунд Дог» с термоядерной боевой частью и дальностью более 1000 километров.

Такие ракеты были решением проблемы объектовой ПВО – теперь не надо было лезть под огонь зенитных ракетных комплексов, можно было поражать цели издалека.

Но эти ракеты сильно сокращали боевой радиус бомбардировщика. С этого момента США начинают теоретическую проработку идеи комбинированного удара – сначала одни самолёты наносят удар ракетами, потом через образовавшуюся в результате массированного ядерного удара «дыру» в ПВО прорываются самолёты с бомбами.

«Хаунд Дог» состояли на вооружении до 1977 года. Однако в 1969 им нашлась более интересная замена – началось поступление на вооружение компактных аэробаллистических ракет AGM-69, которые, благодаря небольшим размерам и массе, можно было ставить на бомбардировщики в больших количествах.



Эти ракеты давали Б-52 возможность наносить удары по аэродромам советской ПВО и потом прорываться к цели с бомбами, пока противник не оправился от массированного ядерного удара.

В 1981 году на вооружение стала поступать первая крылатая ракета современного типа – AGM-86, также существующая в «ядерном варианте». Эти ракеты имели дальность более 2700 км в варианте с термоядерной БЧ, что позволяло атаковать цели, не подвергая бомбардировщики риску. Данные ракеты до сих пор являются «главным калибром» Б-52 в ядерной войне. А скорее – уникальными, так как задачи с ядерными бомбами с этих самолётов сняты с 2018 года, и единственными стратегическими носителями бомб являются самолёты Б-2.

Но был и минус. Теперь схема с получением задания ещё в полёте не работала – данные для ракет надо было готовить на земле. А это лишало авиацию присущей ей гибкости – какой смысл в бомбардировщике, который не может атаковать никакие цели, кроме назначенных заранее? Но часть самолётов под носители крылатых ракет переделали.

Теперь удар силами Б-52 выглядел как пуск крылатых ракет с большого расстояния, а уже потом к противнику, пережившему массированный ядерный удар, подлетали бы «обычные» бомбардировщики, которые также имели и аэробаллистические ракеты, и, чтобы завершить «работу» – бомбы. Прорыв единичного Б-52 к цели выглядел бы как ядерная «расчистка» пути перед самолётом.

Таким образом, крылатые ракеты использовались бы не только для поражения целей особой важности, но и для «размягчения» ПВО СССР, причём до появления С-300 и МиГ-31 сбивать такие ракеты нам было просто нечем.

Потом ПВО добивалось бы ударами термоядерных аэробаллистических ракет. И уже через эту выжженную зону к цели шли бы бомбардировщики с оставшимися аэробаллистическими ракетами и бомбами.

При этом американцы предпринимали огромные усилия для того, чтобы этот прорыв оказался успешным. Все Б-52 прошли модернизацию, позволяющую им летать на малых высотах. Она затронула и фюзеляж, и бортовое радиоэлектронное оборудование. Штатно речь шла о высотах в сотни метров (не более 500). Но реально пилоты САК спокойно работали на 100 метрах, а над плоской морской поверхностью – на высоте 20–30 метров.

Б-52 были оснащены самым мощным в истории авиации комплексом радиоэлектронного противодействия, позволявшим отводить от самолёта и зенитные ракеты, и авиационные ракеты с радиолокационным самонаведением. Во Вьетнаме эта техника показала себя с наилучшей стороны – совершив многие тысячи самолёто-вылетов, США потеряли несколько десятков бомбардировщиков. В операции «Лайнбрэкер» в 1972 году, когда США предприняли массированные бомбардировки Северного Вьетнама, расход зенитных ракет на Б-52 был огромен, а потери этих самолётов – несоразмерно малы по сравнению с числом затраченных на них ракет.

Наконец, Б-52 просто был крепкой и живучей машиной. Это тоже сыграло бы роль.

Характерным отличием Б-52 в 80-е была белая раскраска нижней части фюзеляжа, для отражения светового излучения ядерного взрыва. Верх же был камуфлированный для того, чтобы сливаться с землёй при маловысотном полёте.

Следует признать, что прорыв ПВО СССР при таких тактических схемах был вполне реален, хотя в 80-х американцам пришлось бы заплатить за него огромную цену. Но о цене в глобальной термоядерной войне говорить как-то несерьёзно, а вот ущерб они нанесли бы немалый.

Всё вышеперечисленное относится к ситуации, когда большинство американских МБР оказалось уничтожено на земле и не успело стартовать. В ситуации, когда ответно-встречный удар силами МБР всё-таки был нанесён, задача идущих во второй волне бомбардировщиков облегчалась бы в десятки раз. Сопротивляться их налёту, в основном было бы некому.

Заключение

Пример Стратегического авиационного командования ВВС США показывает, что на основе бомбардировочной авиации вполне реально создать систему, способную обеспечить ответный ядерный удар. Её потенциал будет ограничен, но зато она гарантирует те возможности, которые не дают другие средства ведения ядерной войны.

Таковыми являются возможности:

- назначения цели после старта.
- отзыва самолётов с боевой задачи при изменении обстановки.
- добавления времени удара, позволяющее политикам принять меры к остановке военных действий, восстановить управление Вооружёнными Силами или просто разобраться в обстановке.
- смены боевой задачи в ходе боевого вылета.
- повторного использования.

Для того чтобы реализовать все эти возможности, требуется огромная организационная работа, соответствующие по своим характеристикам выполнению таких задач самолёты, отбор и высочайший уровень подготовки личного состава.



Нужен психологический отбор, который позволит набирать ответственных людей, психологически способных годами сохранять высокий уровень дисциплины в условиях, когда война всё никак не начинается.

А кроме этого требуется понимание самой природы авиационного компонента СЯС – так, организация ответного удара только крылатыми ракетами крайне неэффективна, обстановка может потребовать удара по другим целям, а не по тем, к которым есть готовые полётные задания. Исправить этот недостаток в ходе уже начавшейся ядерной войны невозможно. Организация повторного удара в условиях, когда авиабазы, на которых самолёты базировались до войны, уничтожены, вместе с личным составом и оборудованием, необходимым для подготовки крылатых ракет к применению, будет почти невозможна.

А если самолёт не может технически нести бомбы или иное оружие, которое экипаж может применить самостоятельно, без заблаговременной подготовки полётного задания и из любого места, по любой цели, то он может превратиться в вещь в себе сразу же с началом конфликта. Мы, к сожалению, этого не понимаем. А американцы понимают. И то сопротивление, которое в САК встретили крылатые ракеты AGM-86, было обусловлено именно этими соображениями.

Вернувшийся с задания американский бомбардировщик может получить на пережившем обмен ракетными ударами аэродроме топливо, бомбу, техника, который переставит запасные картриджи (если это Б-52), боевой приказ, написанный от руки вышестоящим командиром, и вылететь снова на удар.

«Чистый» носитель крылатых ракет просто встанет «на прикол», если ракет нет, или они требуют загрузки полётного задания, и ЦУ для этих ракет не может дать сам экипаж с помощью оборудования самолёта.

В СССР старые ракеты, ЦУ которым формировалось на борту самолёта и там же загружалось – от КСР-5 до Х-22, позволяли применять авиацию гибко, просто ставя задачи экипажам. Отказ от подобного оружия, пусть сделанного на новом уровне, и превращение наших Ту-95 и Ту-160 в «чистые» носители крылатых ракет, полётное задание к которым заранее готовится на земле, было ошибкой. Американские наработки демонстрируют это крайне доходчиво.

Всё это ни в коем случае не значит, что нужно повышать удельный вес АСЯС в ядерной триаде. Ни в коем случае. И это не значит, что от крылатых ракет воздушного базирования нужно отказываться. Но пример американцев должен заставить нас оценить потенциал бомбардировщиков правильно. И научиться его использовать.

Например, учесть такие возможности в облике ПАК ДА.

Чтобы потом не столкнуться с неприятными сюрпризами, которые можно было предвидеть, но которые никто не предусмотрел.

А. Тимохин,
"Военное обозрение"


#авиация #ядерноеоружие #ВВС #США #холоднаявойна
Tags: #ВВС, #США, #авиация, #холоднаявойна, #ядерноеоружие, Военный отдел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments