"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Имперский опыт: как разрешать кровавые межнациональные конфликты



Российская Империя всегда стремилась дать населяющим её народам мир и благоденствие. Межнациональные столкновения в ней были возможны только на фоне внешней войны или внутренней революции. Так, во время первой российской революции, в Закавказье, разразился очередной межнациональный конфликт между армянами и азербайджанцами (тогда их называли «татарами»).

В конце 1905 – в начале 1906 года местность стала ареной соединения революционной, межнациональной и межрелигиозной кровавой анархии. Армянские революционеры, представители террористической социалистической партии «Дашнакцутюн» и социал-демократической «Гнчак» устраивали забастовки, террористические акты, кровавые экспроприации и параллельно стравливали армян с мусульманами. Пропаганда мусульманских беков так же не отставала, сторонники турецкого султана Абдул-Хамида были в первых рядах разжигания национальной ненависти. Так называемая Армяно-татарская резня 1905–1906 годов, унесла несколько тысяч жизней, в том числе и сотни жизней русских людей, как гражданских, так и военных чинов, на всей территории Закавказья…

Казахская экспедиция полковника Левицкого

Мы же хотим рассказать о гражданском подвиге русского офицера, сумевшего своими действиями в классическом имперском стиле, практически бескровно, подавить разбушевавшуюся межнациональную войну.

Этим русским офицером был Василий Николаевич Левицкий (1858–1911) окончивший Пензенскую классическую гимназию и выдержавший офицерский экзамен по 1-му разряду при Тифлисском пехотном юнкерском училище (1877). Затем он так же по 1-му разряду окончил Николаевскую академию Генерального штаба (1885) и прослужил немало лет на Кавказе, хорошо изучив местную психологию.

Во время революционных событий полковник Левицкий командовал 80-м Кабардинским пехотным полком, стоявшим в городе Александрополе. Полк имел славную боевую историю и был сформирован ещё в 1726 году. Город его базирования, Александрополь был занят русскими войсками ещё в 1801 году и присоединён к Российской Империи в результате русско-персидской войны 1804–1813 годов. Название город получил в честь супруги Императора Николая I — Императрицы Александры Феодоровны. Сегодня он переименован в Гюмри и является вторым по величине городом Армении, где и стоит наша 102-я российская военная база.

Интересно, знает ли современный русский командир базы историю, которую я хочу поведать? К сожалению, вряд ли… А ведь может и пригодится…

Итак, место действия Казахской уезд, Елизаветпольской губернии.

Вековая вражда армян и мусульман перешла в горячую фазу. Гражданская русская администрация, как у нас часто бывает, начала с уговоров, и ситуация в силу кавказского менталитета стала приобретать черты совершенной неуправляемости. Вооружённые толпы мусульман разгромили станцию Тауз, населенные пункты Акстафа, Казах, Татлу, Пойлы, Кирзан. Их летучие отряды угоняли скот. Но армянские революционеры, имевшие свои организованные дружины, перешли в наступление, и вскоре Казахский уезд был подчинён армянскому «управлению». Самовольно созданное армянское управление с центром в урочище Делижан судило, сажало в тюрьмы и казнило по своему усмотрению.

Дашнаки быстро организовали местные вооружённые отряды и повели истребительную войну своих противников. Противостояние принимало характер первобытной жестокости, взаимного уничтожения соперничающих племён: казни, закапывания живыми в землю, требования выкупов за пленных и т.д. Дело не ограничилось противостоянием между армянами и мусульманами. У селения Нижний Кизил-Булах в конце декабря 1905 года были убиты урядник Мартиновский и казак Хирьянов. Тела убитых были разрублены на куски и брошены собакам на съедение.

Благодушные надежды кавказской администрации на чудесное, без каких-либо усилий с их стороны замирение Казахского уезда развелись, как сметённый ураганом туман.

Наконец, миссию усмирения обезумевших поручили полковнику Левицкому, который и до этого назначения проявил себя как мужественный командир. Революционеры хотели перекрыть железнодорожное сообщение Александрополя с Тифлисом, организовав забастовку. Командир Кабардинского полка оперативно, через местные СМИ опубликовал свою ответную «программу» действий. Он заявил, что «если прекратится сообщение с ближайшим начальством, то кабардинцы могут действовать самостоятельно, за свою ответственность, соображаясь с обстоятельствами, и не должны допускать, чтобы по произволу каких-то самозваных делегатов, чины полка могли оставаться хоть один день без продовольствия».

Революционеры решили сопротивляться. Тогда полковник Левицкий опубликовал еще более энергическое сообщение: «По слухам, железнодорожные служащие готовятся к какой-то борьбе или сопротивлению. Если то или другое случится, то, вероятно, кабардинцам придется участвовать в усмирении, а потому, в видах человеколюбия, чтобы никто не имел претензий на кабардинцев, предупреждаю: кабардинцы не выносят ни от кого сопротивления и, по укоренившимся за двести лет существования полка обычаям, жестоко карают всех ослушников. В особенности опасно сделать по кабардинцам выстрел: они не дадут никакой пощады той толпе, из которой раздался выстрел, и на один выстрел обыкновенно отвечают залпами… Искренний совет и предупреждение — не собираться во время беспорядков в толпу, и главное: не брать никому оружия».

Революционеры стали запугивать кабардинцев террором в их адрес. Полковник огласил следующий приказ по полку: «Сегодня я получил рапорт, из которого видно, что железнодорожные служащие при содействии граждан, имеют намерение посягнуть на жизнь командира 80-го пехотного Кабардинского полка за то, что кабардинцы расстроили все планы злоумышленников. Объявляя об этом по полку, сообщаю для руководства: если кто осмелится посягнуть не только на мою жизнь, но и каждого кабардинца, то пусть знают все, что все до последнего гражданина города Александрополя будут обезоружены и понесут жестокие наказания за малейшее сопротивление. Каждый будет без милосердия убит. Здания близ места покушения будут сравнены с землей. Все дома, служащие для сборищ революционеров, будут уничтожены. Пусть вовремя одумаются свободные граждане и примут меры для оберегания не только кабардинцев, но и каждого воина, верного слуги Царя и Отечества, потому что уж надоело жить среди смут и пора всех привести в законный порядок».

Решительность угрозы и оперативные действия полка очистили Александрополь от революционных банд. Столь успешные действия командира полка и поспособствовали его назначению 19 января 1906 года командующим летучего отряда для умиротворения Казахского уезда.

Наместник Кавказа граф Воронцов-Дашков выделил для этого две роты Кабардинского полка, взвод артиллерии 39-й артиллерийской бригады, один эскадрон 45-го драгунского Северского полка, а также две сотни Горско-Моздокского казачьего полка. Для свободы действий начальник отряда получил полномочия без каких-либо определённых границ и был подчинён непосредственно графу Воронцову-Дашкову.

21 января отряд выехал по железной дороге в сторону Казаха. Революционеры попытались воспрепятствовать полковнику Левицкому и пустили под откос двадцать пять вагонов, гружённых балластом (камнями), заблокировав пути. Но полковник силами своего отряда раскидал преграду и 24 января прибыл на станцию Акстафа.

Революционеры, думая, что задержат отряд на значительно большее время, не смогли приготовиться к встрече, и солдаты сумели захватить динамитные бомбы, предназначенные для них, застав революционеров врасплох. Дав солдатам поужинать, полковник Левицкий ночным маршем достиг Казаха и захватил центр уезда, дав лишь несколько салютоционных выстрелов из своих двух пушек.

Как водится на Кавказе, обе стороны попытались использовать русских на своей стороне. Потянулись посланцы с просьбами о помощи. Но полковник был умным и опытным офицером, долго служившим на Кавказе. Он объявил, что не собирается помогать ни одной из сторон конфликта и приказывает всем прекратить военные действия и сложить оружие. Твердость, с которой прозвучало это требование, и всеми видимая сила отряда возымела немедленное действие: азербайджанские отряды рассеялись, армянские же спешно ретировались в горы, а жители разошлись по своим домам.

Командир русского отряда не ограничился прекращением военного противостояния, а потребовал от всех жителей присяги-обещания прекратить всякую дальнейшую вражду, подтверждённую совершением военных прогулок мелкими разъездами отряда по местным сёлам. Документ этот, отпечатанный на трех языках, очень любопытен, а потому приведём его полностью: «Обязательство. Мы, нижеподписавшиеся, равноправные граждане селения (такого-то) Казахского уезда, верноподданные нашего Русского Самодержавного Царя, обещаем и клянемся перед Всемогущим Богом, за себя и за все потомство, прекратить и никогда ничем не возбуждать никаких враждебных отношений, ни словом, ни делом, против наших иноплеменных соседей Казахского уезда, памятуя, что при невыполнении сего клятвенного обещания и слова, как свободных граждан, мы, настоящие жители, и наше потомство, лишаемся имущества, земли и жизни в пределах Русского государства. В нерушимости сего договора подписуемся за всех в настоящее время живущих, отсутствующих и будущих жильцов селений».

К 30 января эта бумага была подписана повсеместно, и в уезде воцарилось полное спокойствие, после четырех месяцев кровавой анархии.

Но это ещё не конец истории усмирения. Командир отряда решил закрепить успех и составил обширный план действий по укреплению русской власти и воцарению в крае справедливости.

Он уничтожил самочинное «самоуправление», восстановил действие законных русских властей, открыл школы, провёл набор молодых солдат в русскую армию, взыскал с населения не выплачиваемые ранее повинности, заставил население вернуться к мирному труду на своих полях. А также решил добиться вознаграждения понесшим убытки за счёт грабителей и наказал наиболее виновных. За три с половиной месяца эта программа была в основном выполнена, несмотря на то, что гражданская власть, подкупаемая обеими сторонами конфликта, требовала от него смягчения своей позиции. Левицкий заявлял в ответ, что подчиняется только наместнику Кавказа и отсылает свои донесения только ему и Государю, как шефу Кабардинского полка. И никаких других властей над своим отрядом не признаёт.

Взгляд Левицкого на управление был чёток и последователен. Если хотим замирить кавказское население — нужна твёрдая, авторитетная и сильная русская власть, а вовсе не национальные автономии и туземные делегаты.

Уезд к 12 февраля был разоружён, а собранное оружие было торжественно сожжено в Казахе. Подати стали собираться, водворилось спокойствие, и начальник отряда стал обрабатывать сознание населения своими воззваниями:

«Русский Царь с народом и наместником Кавказа не могли долее видеть вашей бессмысленной борьбы, преступной борьбы, клонящейся к вашей погибели… Да поможет вам Всемогущий Бог, и оградит вас от клятвопреступничества, и тем избавит русское правительство от необходимости лишать вас имущества, земли и жизни в пределах Русского государства… Помните, что теперь настало такое время, когда не может быть терпима несправедливость, когда каждый может добиться справедливости, если захочет. Теперь все равны перед Богом, Царем и Его Законом… Пусть каждый из вас живет так, чтобы не мешать, а помогать жить другому, чтобы каждый помнил, что человек не два раза живет на земле: человек у человека не может отнимать жизнь… В жизни человека волен только Бог, суд, поставленный Царем, и в своей жизни волен каждый человек».

Оставалось ещё восстановить материальную справедливость и вознаградить пострадавших за убытки. Были созданы смешанные армяно-азербайджанские комиссии из представителей селений под председательством мировых судей, в которых выяснялись виновные, пострадавшие, объём убытков и возмещения. Материалы были подготовлены, и 25 марта в Казахе был созван общий съезд представителей селений — около полутора тысяч человек. Было взыскано около ста тысяч рублей для погашения убытков. Сумма очень приличная по тем временам.

Надо особо отметить и то, что несмотря на грозные заявления командующего, за все время действий отряда в Казахском уезде не было пролито ни одной капли крови.

6 мая отряд был расформирован, а 15 мая возвратился в Александрополь…

В своём прощальном приказе по отряду Левицкий поблагодарил всех офицеров и весь состав отряда. Обратил внимание, что офицеры и нижние чины отряда были проникнуты братской доброжелательностью, считали туземцев за «младших братьев», а также «все стояли на недосягаемой высоте в той ответственной карательной роли, которую во всех случаях выполняли с замечательным тактом и выдержкой и тем навели на жителей уезда такой благодетельный страх и уважение к русской власти, что никто не мог и думать о возможности не исполнить до мельчайших подробностей все приказы, исходившие из отряда».

За свои труды полковник Левицкий был возведён в генерал-майоры, получив благодарность от Наместника Кавказа. В дальнейшем блестящий офицер был начальником 63-й пехотной резервной бригадой. И мирно почил в 1911 году.

М. Смолин,
Наследие Империи (rusnasledie.info)


#историяРоссии #Русскаяармия #Кавказ #революционеры
Tags: #Кавказ, #Русскаяармия, #историяРоссии, #революционеры, Государство Российское, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments