"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Строим флот. Теория и предназначение (Часть 2)

«Некоторые принципы морской стратегии» сэра Джулиана Стаффорда Корбетта

Мэхэн, совершив великое дело, стройной теории, однако, не создал. Те постулаты, которые он озвучивал, в целом были верны – хотя бы потому, что он строил их на базе анализа реально имевших место событий. Но это нельзя считать теорией, нельзя считать методом. В книгах Мэхэна даже определений нет – какая уж тут теория. Это набор принципов. Можно придерживаться принципов Мэхэна – и нужно в некоторых случаях. Просто уже в начале ХХ века «мэхэнианский» подход оказывался неполным. Он не объяснял всего.

Например, судьба 1-й Тихоокеанской эскадры Российского флота на первый взгляд была предопределена флотом под командованием Того. Но погибла-то она не в морском бою, так ведь? И не под ударом с моря пал Порт-Артур. С другой стороны, без японского флота всё это было бы невозможно. Но Того вёл блокадные действия, а не лез в драку любой ценой – хотя и атаками базы не пренебрегал, но в целом не это было главным содержанием его действий. Хотя успеха он в итоге добился.

Многим мыслителям тех лет было ясно, что нужна некая теория, такая, которая «закрывала» бы все вопросы о том, как вести морскую войну и какими методами добиваться победы в ней.

В том же 1911 году, когда Мэхэн выпустил свою «Военно-морскую стратегию», в другой части света вышла другая книга. Книга, которая действительно «закрыла» почти все вопросы. Объяснила почти всё. Даже для современности.

Это была книга британского историка Джулиана Стаффорда Корбетта (тогда ещё без приставки «сэр») «Некоторые принципы морской стратегии».

Корбетт, который был гражданским человеком, историком без военного опыта, выпустил из-под своего пера именно теорию. Хотя к тому, как он определял «теорию войны» и «природу войн» есть вопросы, в целом, его книга это именно теория, и это работающая теория – чуть ниже будет показано насколько.


Джулиан Стаффорд Корбетт. Тогда ещё, судя по всему не "сэр". Но у него это было впереди

Корбетт определяет цель морской войны очень просто – и это, собственно до сих пор «альфа и омега» войны на море:

«Целью военных действий на море является как достижение господства на море, так и одновременно недопущение достижения такового противником».

Это было, на первый взгляд, то же самое, что проповедовал Мэхэн, но Корбетт, в отличие от Мэхэна, не делал такого упора на бой, как средство достижения цели. По Корбетту, господство на море достигалось следующими способами:

1. Путём решительного разгрома военного флота противника.

2. Путём блокады противника.

Второй момент принципиально важен – чуть позже именно стратегия Корбетта будет избрана англичанами в качестве основной в войне с Германией. И это то, что Мэхэн не рассматривал как самостоятельную оперативную концепцию.

Корбетт тут, по всей видимости, не был первым – в книге адмирала С.Г. Горшкова «Морская мощь государства» упоминается русский учебник морской тактики 1873 г. за авторством капитан-лейтенанта Берзина, где почти теми же словами утверждается то же самое.

Корбетт, однако, пошёл ещё дальше, и рассмотрел остальные (именно так на тот момент времени) варианты войны на море.

Для ситуации оспариваемого господства, Корбетт формализовал давно известный принцип fleet-in-beeing – «флот как фактор присутствия», когда группировка ВМС находится достаточно близко к противнику, чтобы его атаковать (или контратаковать), но ради снижения рисков или экономии сил в бой не вступает. В итоге теперь противник несёт риски – любой манёвр своим флотом может вызвать как контратаку против осуществляющих маневр сил, так и атаку цели, которую эти силы после начала манёвра уже не могут защитить. Таким образом, производится сковывание любых действий противника – самым разумным или наименее рискованным вариантом действий с его стороны является «не делать ничего». Это не значит, что сторона, оказывающая своим флотом давление на противника, должна уклоняться от боя, но она не обязана к нему стремиться в данном случае. Надо понимать, что устроить противнику такой «цугцванг» (с поправкой на то, что он может уступить инициативу и не «ходить» вообще) надо ещё постараться – это не всегда так просто, как кажется. Но это возможно, и те же англичане прекрасно умеют это делать.

Вторым вариантом действий в условиях оспариваемого господства Корбетт рассмотрел вариант «за слабую сторону» — впрочем, применимый и для стороны сильной. «Вспомогательные контратаки» — «minor counter attacks». Слабая сторона, по Корбетту, может попытаться с помощью разовых атак небольших сил противника, атак его одиночных кораблей, флота в базе или при иных условиях, когда численное превосходство атакуемой стороны не может быть реализовано, «изменить баланс» в свою пользу. И это логично, история знает немало примеров того, как слабой стороне удавалось создавать локальное превосходство в силах.

Пример, Корбетт, однако нашёл неудачный – первый удар японцев по русским кораблям Порт-Артуре. Неудачный, потому, что это не было контратакой. Но очень удачный как иллюстрация концепции «выравнивания баланса» с противником путём нанесения первого удара – уж если война неизбежна, то надо бить первым, и так, чтобы по результатам атаки получить более выгодное (или менее невыгодное) соотношение сил чем было в мирное время.

Третий вид действий по Корбетту – использование господства в море.

Основными видами такового должны быть препятствие вражескому вторжению, атака судоходства противника и защита своего, и «экспедиционные» действия, по-простому говоря – вторжение с моря на территорию противника.

Корбетт невероятно прозорливо пишет, что господство «нашего» флота на море совсем не значит, что противник не попытается провести масштабную десантную операцию – ему надо просто дождаться, когда основные силы флота будут далеко, или, в альтернативном варианте, действовать далеко от того места, куда господствующий флот может прибыть быстро. В 1940 году в Нарвике немцы предметно показали англичанам, что книги своих пророков надо внимательно изучать. Имея несоизмеримо более слабый флот, чем Британия, Германия смогла высадить войска в Норвегии и вести ими боевые действия до тех пор, пока англичане не ретировались. Корбетт предостерегал о такой возможности и указывал, что защита от вражеского вторжения должна быть в числе задач даже при обеспеченном господстве на море.

Крейсерскую войну Корбетт предлагал вести «по Мэхэну» — добившись сначала господства на море своим боевым флотом, и потом защищая свои коммуникации от «крейсеров» противника и орудуя превосходящими силами на его коммуникациях.

Последним способом использовать уже достигнутое господство на море, Корбетт считал десантную операцию на землю противника. Будучи апологетом ограниченного вмешательства в военный конфликт (и у островной Британии была такая возможность), он видел финал в виде высадки экспедиционного корпуса, который и должен был принудить противника принять британские условия – как это было во время Крымской войны, которую Корбетт упоминает в конце своего шедевра военной мысли.

Самый главный по сравнению с прошлыми теоретиками вывод Корбетт, однако, сделал в начале второй части своей книги, там, где он в принципе разбирает понятие «господства на море», определяя, что это такое, и, соответственно, делая возможным понять, как его добиться.

Море, писал Корбетт, не может быть завоёвано как суша. И, следовательно, господство на море не имеет ничего общего с размещением войск или флота на той или иной его площади, как это имело бы место на земле. Его нельзя просто «забрать». Фактически, единственное, что можно «отнять» у противника по Корбетту (и в реальности это так и есть) это возможность передвигаться по морю.

Корбетт указывает:

«Господство на море, следовательно, это ничто иное, как контроль над морскими коммуникациями, используемыми как для торговых, так и для военных целей».

Прав ли Корбетт? Да, полностью. Британия и действовала исходя из этого. Гранд Флит блокировал коммуникации Германии всю Первую мировую войну – и для коммерческого судоходства, что в определённый момент вызвало экономический крах в Германии, и для манёвра военных кораблей. Во время Второй Мировой войны королевские ВМС блокировали для надводных кораблей Германии возможность ходить в море (использовать коммуникации для военных целей) и вели борьбу с немецкими «крейсерами» (подлодками) на своих коммуникациях. Именно контроль над коммуникациями был предметом морской войны. «Бисмарк» был уничтожен при попытке пройти по морским путям сообщения в открытый океан и Брест. Британцы не ждали его у базы. Они ждали его на контролируемых ими коммуникациях.

Или возьмём пример адмирала Того. Цусима сидит в нас всех острой занозой, но ведь по правде говоря, Того просто защищал коммуникации японской армии. Именно поэтому его флот блокировал Порт-Артур, а не устроил гигантский кровавый навал на крепость с моря всеми силами. Когда для сохранения коммуникаций понадобилось уничтожить угрожавшую им потенциально силу – 2-ю эскадру, Того это сделал по «мэхэниански», в бою. Но бой и уничтожение российского флота не были самоцелью японского верховного командования – их целью было победить на земле, изгнав Россию с интересующих японцев земель, изгнать силами армии, что требовало снабжения армии всем необходимым, а снабжаться она могла только по морю. Для этого надо было устранить угрозу коммуникациям – русский флот, что и было сделано.

Или зададим себе вопрос из современности – что делают американские атомные подлодки в Авачинском заливе, у Петропавловска-Камчатского? Да тоже самое – обеспечивают для русских потенциальную невозможность манёвра подлодками по морю (использование морских коммуникаций в военных целях) в случае войны. Как у нас географически проводится развёртывание РПЛСН в том регионе? Лодка выходит в море из Авачинского залива, поворачивает на юг, идёт к Курильской гряде, далее либо в надводном положении через первый Курильский проход, либо в подводном через четвёртый, переходит в Охотское море и далее в назначенный ЗРБД – защищённый район боевого дежурства, где-то там и расположенный. Вот на этих линиях "под морем" американцы и собираются господствовать.

С точки зрения наших ВМФ и Генштаба, развёртывание МСЯС в полном составе в угрожаемый период, развяжет высшему политическому руководству руки, сделав обезоруживающий удар по России невозможным. Американцы же наоборот, много лет изо всех сил стремятся к тому, чтобы получить возможность такого удара, и для этого готовятся в случае кризиса пресечь для МСЯС возможность развернуться – путём недопущения их передвижения по морским коммуникациям. Это и есть их command of the sea – господство на море. Это то, вокруг чего англосаксы строили всю свою военно-морскую политику много веков – из них осознанно, «по книге» — уже более ста лет. Это и цель, и критерий. Это то, ради чего флот существует, и то, что он должен делать. Теория оказалась верной, а принцип почти вечным.


Обложка одного из переизданий "Некоторых принципов морской стратегии". Очень символично

При этом важно понимать, что речь идёт не только и не столько о морских торговых путях. Путь, по которому атомная подводная лодка идёт в назначенный район боевого патрулирования это тоже морская коммуникация. Речь идёт не о торговых линиях. Речь идёт о воспрепятствовании манёвра по морю в принципе. О воспрещении развёртывания как такового. Вот что такое «господство в море». Оно может быть локальным, например, в прибрежной зоне вдоль Камчатки и в Охотском море, или более широким, например, во всём Чёрном море и восточной части Средиземного. Американцы претендуют на господство в глобальном масштабе. Но природа господства на море не меняется при смене масштабов, и цель флота как его обретение не меняется тоже.

И вот это-то и есть водораздел. Нет никаких «морских держав» и «континентальных держав» тоже. Нет никакого культурного водораздела, который делает одну нацию способной иметь морскую мощь, а другую – неспособной или ограниченно способной. Не даёт японское происхождение «бонусов» к ударной силе флота само по себе. Их даёт понимание предназначения флота в войне. Просто есть принципы, которым надо следовать. Кто им следует – у того получается флот. Он может быть небольшой, а может быть большой. Он может увеличиваться и становиться сильнее, а может и стагнировать, но он всегда полностью и без особых оговорок боеспособен, у него есть предназначение, его личный состав не имеет ни одного вопроса по поводу того, для чего он ходит на службу, военное руководство и политики, ответственные за военно-морское строительство, всегда могут понять, надо ли строить тот или иной корабль, начинать тот или иной дорогостоящий проект. Просто банально потому, что для оценки его правильности есть критерий. Два простых принципа. Флот предназначен в итоге для боя с другим флотом (Мэхэн), а его целью является установление господства на море, то есть на морских коммуникациях(Корбетт) – любым способом, в том числе путём уничтожения вражеских сил в бою.

Есть понимание этих вещей на всех уровнях командования и власти в стане – есть так называемая «морская держава». Нет – и хоть сколько кораблей построй и любое количество самолётов принимай в боевой состав, но полноценным флотом «это» не станет.


Последствия непонимания войны на море — погибший русский флот, на данном фото подбитые крейсера броненосец "Победа" и крейсера "Паллада" в Порт-Артуре

(продолжение следует).

Александр Тимохин,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#флот #ВМФ #вооружение
Tags: #ВМФ, #вооружение, #флот, Военный отдел, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments