"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Стояла Русская держава... (часть 5.1)

Глава пятая
ИХ СИЯТЕЛЬСТВА КАЗАКИ

Возрастание мощи Российской Империи беспокоило западные страны. Особенно их тревожило усиление русского влияния в Азии и на Ближнем Востоке, где «ущемлялись колониальные интересы» и Великобритании, и Франции, и Германии, а, говоря прямо - возрастало русское влияние.

Русофобия стала ведущим фактором мировой политики.

Маленькая, экономически тогда еще довольно слабая, Япония стала орудием западных держав для ослабления России на Дальнем Востоке.

Интересы России здесь ограничивались мерами укрепления обороноспособности восточных границ и совершенно не имели агрессивного характера. Беспокойство русского правительства вызывали попытки западных держав и Японии расчленить и поработить Китай, превратить его в ряд колониальных владений, упиравшихся в сибирское «подбрюшье» России. В интересах Русского народа был независимый и дружественный, хотя и неактивно развивавшийся, Китай.

Такая позиция Империи не устраивала ни западные страны, ни Японию (хотя тогда ей большого значения не придавали). С другой стороны, русское экономическое проникновение на Корейский полуостров, безусловно, ущемляло в какой-то мере японские интересы, но эти разногласия вполне поддавались дипломатическим методам их решения. Можно было договориться с Китаем об обмене КВЖД и Квантунского полуострова на русские сферы влияния в Северной Маньчжурии. Японию устраивал протекторат над Кореей до устья реки Пин-Янг. Южно-маньчжурские порты было выгоднее всего объявить порто-франко. Это обеспечивало спокойное освоение Сибири, восстанавливало правильную дислокацию войск и флота и давало возможность Империи вести прочный миролюбивый курс на Западе.

Желая ослабить Россию, особенно в этом регионе, Англия и США приняли Японию под свое особое покровительство (заключив специальные договоры), постепенно подталкивая ее на войну с Россией.

Самураям искусно внушали, что без крупных территориальных завоеваний в Китае и Корее «Ниппон» навсегда останется захудалым островным государством. Президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт даже предупреждал, что, если кто-то попытается выступить против Японии, он «немедленно станет на ее сторону и пойдет так далеко, как это потребуется».

Предстоящую агрессию против России поддерживала и Германия. Кайзеру было выгодно отвлечь русские силы на Дальний Восток, столкнуть с Англией и Америкой. «Если Англия и Япония будут действовать вместе, - писал Вильгельм II в 1901 году, - они могут сокрушить Россию... но им следует торопиться, - иначе русские станут слишком сильными».

Японцы готовились к войне заранее. Уже в начале 1900-х годов на стратегических пунктах будущего театра войны концентрировались войска, проводились учения, организовывалось тыловое обеспечение. Особый упор делался на строительство флота и подготовку флотских экипажей.

Западные державы, и прежде всего США, Германия, Англия, оказывали Японии активную помощь в перевооружении, подготовке и военном снабжении армии. В частности, германские военные советники перестроили японскую армию на европейский лад.

К 1904 году Япония сосредоточила на дальневосточных границах с Россией сухопутную и морскую армады в 5 раз превосходившие русские вооруженные силы в этом регионе. Оснащены они были самым современным западноевропейским и американским оружием. Японский флот был по крайней мере в два раза больше российского Тихоокеанского флота.

В 1897 году была завершена первая очередь перевооружения русской армии трехлинейной винтовкой системы Мосина. С 1898 года началась вторая очередь. В 1902 году армия получила новые полевые трехдюймовые пушки, а к началу войны имела их 7150 стволов. Всего же к началу японской агрессии на перевооружение армии казна затратила 257 млн. руб., что вместе с расходами на флот составило гигантскую по тем временам сумму - 775 млн. руб.

Однако многие программы не были доведены до конца, требовалось работы еще на несколько лет, и тогда бы ни один агрессор не рискнул посягнуть на дальневосточный рубеж; понимая это, Япония, тайно подстрекаемая всеми мировыми антирусскими силами, торопилась с нападением.

В 1903 году Царь утвердил новую программу, согласно которой были построены 4 эскадренных броненосца, 2 крейсера, 2 заградителя и 2 подводные лодки. Всего перед войной с Японией на российский флот казна выделила 513 млн. руб., что составляло около четверти годового бюджета государства.

Военно-морская мощь России увеличилась бы еще более значительно, если бы не противодействие министра финансов С.Ю. Витте, а потом В.Н. Коковцова. Витте возражал против заказа за границей военных судов общей стоимостью 163 млн. руб., а Коковцов добился отмены решения Особого совещания об ассигновании 50 млн. руб. на перекупку двух броненосцев, строившихся в Англии для Чили и Аргентины, которые предполагалось ввести в состав 2-й Тихоокеанской эскадры.

Решение Японии напасть на Россию в 1904 году в немалой степени было связано еще и с тем, что Транссиб к этому времени ещё не был введён в эксплуатацию. Сибирская и Китайско-Восточная дороги не были приспособлены к военным перевозкам на полную мощность, и еще не достроены Кругобайкальская и Амурская дороги, обеспечивающие движение по собственно российской территории (всё это затрудняло переброску резервов на Дальний Восток).

Примерно за год до начала боевых действий в Японии развернулась мощная пропагандистская кампания, которая, как уже подчеркивалось, велась преимущественно силами независимой от правительства печати. в большинстве из них отражавших мнение ультраправых группировок «Тайро досикай» («Антирусская лига») и "Кокурюкай" ("Общество Чёрного Дракона" или "Общество реки Амур"). Их позиция была более бескомпромиссной и агрессивной, нежели правительственная.

Этим ультра-патриотам удалось сформировать по своим лекалам японское общественное сознание. Они обещали японцам колоссальные выгоды от войны с Россией, японские города Урадзиосутоку и Хабарофусуку, "японскую Сибирь до Лены" и многомиллиардную контрибуцию. С самого начала ХХ века ими была развязана активнейшая антирусская пропаганда (русских старались представить как "варваров XVI века", с которыми необходимо бороться в интересах мировой цивилизации).

Японские солдаты распевали на маршах:

Смелей вступайте в Харбин и Порт-Артур,
И на вершинах Урала водрузите Флаг Восходящего Солнца.
Гоните русских в их старую Москву,
Заприте их там во тьме лесов и льдов –
И тогда пред нами – весь мир!


Сторонников великояпонской идеи «Вся Азия под одной крышей» самым деятельным образом поддерживали западные средства массовой информации. Возглавляли «крестовый поход» изданий «демократического свободного мира» в Японии британская газета "Japan Daily Mail", с главным редактором Фрэнком Бринкли.

Для западной пропаганды были характерны все те же тезисы, что и для неофициальной японской. Однако от последней ее отличала еще большая непримиримость по отношению к России и ко всему русскому. Даже японцы, убивавшие русских солдат и топившие русские корабли, делали попытки объективного анализа ситуации - в западной же печати такой подход был исключен.

«Демократическая» печать в Японии, и главным образом "Japan Daily Mail", стала настоящим центром по распространению антироссийской лжи. Согласно этим материалам, Россия «злодейством и хитростью» «оккупировала» не только Курильскую гряду, но и Сахалин – «исконно японский остров Карафуто, естественное продолжение Японского архипелага».

«Японское правительство отдало приказ своим миноносцам внезапно атаковать нашу эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура. По получении о сем донесения наместника Нашего на Дальнем Востоке, Мы тотчас же повелели вооруженною силою ответить на вызов Японии». (Высочайший Манифест от 28 января 1904 г.)

В Петербурге начался небывалый со времени войны на Балканах подъём патриотизма, особенно, разумеется, среди военного сословия. Журнал «Часовой» за 1931 год сохранил о том трогательное свидетельство. После посещения Государем Императором Морского корпуса мичманов и гардемаринов построили шпалерами во дворе по пути Его следования. Немедленно среди них пролетел слух, что Государь приказал не отправлять на войну вновь произведенных офицеров.

Забыв о дисциплине, мичмана и гардемарины начали покидать шпалеры и через дворы выбегать на набережную Невы, где стояла Царская карета и тройки свиты. Когда Августейшая чета вышла из парадного подъезда, весь корпус, 700 человек, окружил экипажи. Мичмана кричали: «Ваше Императорское Величество, ради Бога, не оставляйте нас на Балтике и на Черном море. Ради Бога, пошлите всех нас на войну!»

Государь отрицательно покачал головой.

Царская Чета села в карету. На козлах, на подножках, даже на крыше висели мичмана, молящие, чтобы их послали бить японцев. Кто успел, повис на тройках свиты, часть взяла подвернувшихся извозчиков, а большинство бросилось бегом вслед за каретой. Так необычная процессия добралась до Зимнего дворца…

-Дети, как вам не стыдно, ведь вы простудитесь,-увещевал будущих моряков бледный и грустный Государь.-Смотрите, какой мороз. Останьтесь теперь у нас, пока вам не привезут шинелей, и напейтесь горячего чаю… Передайте от меня и Государыни вашим товарищам в корпусе, что мы их благодарим, что мы тронуты…

Как только Государь кончил эти слова, мичмана вновь закричали: «Ваше Императорское Величество… ради Бога…ради Бога…» «Хорошо, - ответил Государь, я распоряжусь, чтобы желающие…» «Все, все желаем, Ваше Императорское Величество!» «Хорошо,-повторил Государь,-я распоряжусь, чтобы часть из вас была отправлена… и больше не просите меня. Слышите?»

Императрица Александра Фёдоровна с первых дней войны совершенно отказалась от светской жизни. Огромный бальный зал Зимнего превратился в мастерскую, где сотни женщин разных сословий шили одежду, изготовляли перевязочные материалы. Каждый день Государыня посещала мастерскую, зачастую сама шила одежду или больничные рубашки для раненых. Николай II устраивал смотры войскам, инспектировал военные лагеря.

…Эту войну окрестили «ненужной», бессмысленной, «не поддержанной ни народом, ни обществом». Достаточно почитать статьи Ульянова - Ленина тех дней: «Это – борьба деспотического и отсталого правительства с политически свободным (?!!) и культурно быстро прогрессирующим народом… …Да здравствует японская социал-демократия!»

Но вот – несколько примеров, очень разрозненных… Из целого ряда городов России только четвертого февраля пришло двадцать тысяч рублей народных пожертвований на армию. Для сравнения: пуд пшеницы по ценам 1904 года стоил 48 копеек, пуд муки – полтину.

Киевская Мариинская община и Вяткинский Красный Крест на свои средства снарядили и послали в Маньчжурию два двухсотместных полевых госпиталя. Сахарозаводчики в 1904 году отправили в войска 73 тысячи пудов сахара-рафинада, 16 тысяч пудов сахарного песка и 270 тысяч рублей денег.

К полтавскому губернатору пришел из Миргородского уезда старик-крестьянин Иван Курбак, принесший все свои сбережения – тысячу рублей – с просьбой «передать Царю-Батюшке на нужды войны»… Сектанты-молокане Благовещенска отслужили молебен за здравие Государя и о даровании победы, пожертвовав в пользу семей фронтовиков тысячу сто рублей. Благовещенский золотопромышленник Опарин дал на армию 25 000.

Ученицы Мариинской гимназии в Рязани отказались от назначенного бала, прося пожертвовать деньги за его устроение на фронтовые лазареты… Дворянство Симбирской губернии ассигновало на нужды фронта свыше сорока тысяч рублей, земство – шестьдесят тысяч. Почему не им посвящен дом-музей в «Ульяновске»?!

Московские православные храмы собрали пожертвований на армию 150 тысяч рублей, монастыри – двадцать шесть тысяч. Иверская община отправила на Дальний Восток десять вагонов теплой одежды. Московское дворянство пожертвовало на сухопутные силы м и л л и о н рублей, на флот, полевые лазареты и пособия семьям убитых воинов – еще семьдесят пять тысяч. Московское кредитное городское общество дало полмиллиона на военно-морские силы, Красный Крест и теплые вещи для солдат. Московские биржевики собрали денежную помощь семьям фронтовиков – триста пятьдесят тысяч рублей серебром.

В Петербурге в кассу Главного Управления Общества Красного Креста на оказание помощи раненым и больным воинам за одну неделю войны поступило м и л л и о н д в е с т и д в а д ц а т ь т ы с я ч р у б л е й. Императрица Александра Фёдоровна за Свой счет отправила на фронт 43 вагона посылок – десять тысяч офицерских и триста тысяч солдатских. В каждой солдатской посылке заключалось: полный комплект белья, мыло, чай, сахар, табак, марля от мошкары, финский нож, рыболовные крючки, петли, пуговицы. В офицерских были также кофе, печенье, клюквенный экстракт, лимонная кислота. Итальянский Красный Крест посылал в маньчжурское летнее пекло лимоны ящиками.

Французские журналисты открыли подписку на приобретение крейсера, который они намеревались подарить России.

Об этом надо помнить так же, как о «Варяге» и «Стерегущем»…

Продолжение следует

Антон Васильев
Tags: Государство Российское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment