"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Несколько вопросов противникам авианосцев (Часть 4)

Вопрос 4. Почему вы не хотите применять авиацию даже тогда, когда она жизненно необходима?

Разберём такую задачу, которая когда-то считалась для ВМФ одной из главных – срыв ракетно-ядерного удара противника с океанских направлений.

Активная работа США по созданию высокоточных ядерных боевых частей уменьшенной мощности W76-2 для БРПЛ «Трайдент», программа по созданию гиперзвукового оружия для подводных лодок, аналогичная программа для армии (ракеты средней дальности с гиперзвуковым глайдером) и программа создания гиперзвуковых ракет для авиации (например, AGM-183 ARRW) говорят о том, что США в течение 7–8 лет получат потенциал, достаточный для того, чтобы нанести такой удар с серьёзными шансами на успех. То есть на отсутствие ответа с нашей стороны или слабый ответ с приемлемыми потерями.

Политически для США будет очень выгодно показательно жестокое выбивание из-под Китая «русской подпорки». Значимым противником они нас не считают и боятся куда меньше, чем Северную Корею или Иран. Трудно сказать почему, но они очень часто к нам испытывают именно презрение, как к противнику. Сочетание этих факторов очень взрывоопасно и потенциально чревато именно попыткой убрать нас с площадки в один ход.

В таких условиях будет крайне важно заранее отследить хотя бы часть их подводных лодок, без развёртывания которых вблизи нашей территории они на полный успех удара могут не рассчитывать – просто времени не хватит. А взаимный ядерный суицид их не устраивает.

Вот эти зоны. Конечно, пуск можно произвести не только из них. Но чем дальше от территории РФ, тем ниже шансы всё сделать быстро, не нарвавшись хотя бы на какой-то ответный или ответно-встречный удар.


Красные зоны – удар из которых наносится за меньшее время, чем по сетям боевого управления пройдёт команда на пуск. В случае для Тихого океана полёт ракеты дольше по времени, но засекается СПРН слишком поздно. Жёлтые зоны – удар из которых по времени или немногим меньше, чем время прохождения команды на ответно-встречный удар, или «примерно» такое же. Границы примерны.

Касательно расположения ПЛАРБ в Аляскинском заливе, см. статью «Удар об реальность или про флот, Ту-160 и цену человеческих ошибок», в завершающей части там есть схема пускового коридора, который не попадает в сектора обзора наших РЛС СПРН.

Что нам надо, чтобы удар не состоялся?

Не дать развернуться ПЛАРБ в точках, из которых наносится удар по европейской части России, потому что удар только по сибирским соединениям РВСН не имеет смысла. Срыв удара по европейской части России – это срыв ядерного нападения в целом.

Какие зоны для этого надо контролировать?

Примерно вот эти.


Зона у Гибралтара – это не зона пуска, но там можно перехватить ПЛАРБ.

Вопрос – будут ли корабельные поисково-ударные группы, которые должны будут там действовать, нуждаться хотя бы в какой-то защите от ударов с воздуха? Или без неё будет лучше?

Что скажут противники авианосцев?

Наверное, скажут, что такого никогда не произойдёт, потому что такого никогда не произойдёт.

Но это не так.

Это вполне может произойти в 2028–2030 годах. Это, прямо скажем, с высокой степенью вероятности произойдёт. И что мы будем тогда делать с нашим «сухопутным мышлением»?

И не надо думать, что авиация противника с берега быстро потопит наши корабли. В 1973 году, когда мы чуть не столкнулись с США в Средиземке, даже сами американцы не рассчитывали на то, что им поможет кто-то из НАТО. Более того, даже во время общезападного нажима на СССР в 80-е, у США всегда были в запасе планы на случай, если остальное НАТО их «кинет». Нет никаких гарантий, что европейцы добровольно полезут в ядерный огонь просто так, без причины.

Влияние США на своих вассалов конечно. Так, например, Европа прокатила убийственное для неё соглашение TTIP, а уж как хозяева требовали его заключить! Даже русскую угрозу запилили путём разжигания известных событий на Украине. Но Европа в Украину-то поиграла, как хозяева и просили, а соглашение потопила. Так что союзнички США вполне могут не явиться на войну, это факт. А без них расправиться с нашими кораблями непросто даже в Средиземке.

Более того, в ряде точек география начинает работать против них также, как она работает против нас при попытке достать надводную цель с берега. А ещё любой неуспех приведёт к утрате внезапности.

Разберём на двух примерах. Мы проводим поисковую противолодочную операцию западнее Гибралтарского пролива для недопущения прорыва ПЛАРБ в Средиземное море.
Теоретически США могут использовать свои надводные силы для обеспечения прорыва – но это утрата внезапности, им надо, чтобы мы думали, что лодка ещё не в Средиземке.
Утрата внезапности недопустима.

Можно было бы попробовать атаковать из воздушного пространства Испании только своими самолётами. Внезапным ударом перебить все корабли КПУГов и – домой. Пока у русских сорвётся плановый выход на связь, пока они выяснят, что их корабли не выходят на связь потому, что их больше нет, ПЛАРБ успеют пройти.

Но наличие авиационного прикрытия с нашей стороны ломает эту схему.

Уничтожить наши силы «в один ход» и выиграть немного времени на прорыв ПЛАРБ у них теперь не получится – истребительное прикрытие свяжет их достаточно серьёзно, чтобы кто-то успел сообщить в Москву о начале военных действий. А без истребительного прикрытия, пока наши не установят, что связи с кораблями нет, потому что их самих нет, противник будет действовать свободно.

Берем пример севернее, в Норвежском море. Даже у профессионалов есть мнение, что наш авианосец, выполняющий боевые задачи (например, по ПВО КПУГов, ведущих поиск подводных лодок) будет быстро уничтожен авиацией из Норвегии. Но посмотрим на расстояния. Очевидным образом, расстояние от баз в Норвегии до района патрулирования авианосца недалеко от кромки паковых льдов превышает 1000 километров. Удар на такое расстояние просто не может оказаться внезапным, и его срыв технически вполне возможен, причём массой разных методов.

А, например, с Кефлавика американцам лететь примерно 1400 километров, и удар на такую дальность в реальной войне по мобильной цели по-настоящему сложен. Особенно, если захватить Шпицберген и развернуть на нём зенитно-ракетный полк. Тогда, вообще, красота, атакующая сторона сначала попадает под атаку истребителей, потом – под огонь ЗРК, а авианосец... Да Бог его знает, где он, надо пролёта спутника ждать снова или опять гнать Е-3 Sentry из Англии.



В итоге наши противолодочные силы смогут вполне уверенно действовать в заданном районе.

Конечно, на войне ничего нельзя гарантировать, но признаем, что нашему авианосцу уклониться от удара куда проще, чем противнику таковой нанести. В разы. Надо только уметь это делать, тренироваться должным образом.

А если обеспечить срыв развёртывания ПЛАРБ для удара, то и ядерное оружие со стороны противника в ход не пойдёт – в отличие от отечественных очаровашек, готовых превратить в труху не только весь мир, но и себя самих с семьями (сразу будем «стеклить»!), американцы – рациональные люди и на массовый суицид не пойдут.
А вот у нас появится возможность решать, когда оно должно появиться «на сцене».
Кстати, с воздушной дозаправкой, МиГи с авианосца восточнее Шпицбергена вполне дотягиваются до авиабазы Туле в Гренландии.


Дозаправка нам по силам прямо сейчас.

Нанесение по ней аккуратного неядерного удара, который потом позволит захватить её и использовать в своих целях (поэтому неядерный), с авианосца вполне возможно.

И тут мы задаём противникам авианосцев ещё один вопрос.

(продолжение следует).

Александр Тимохин,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#вооружение #мнение #авианосцы #флот #авиация
Tags: #авианосцы, #авиация, #вооружение, #мнение, #флот, Военный отдел, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments