"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

«Противоторпедная катастрофа» российского флота (Часть 3)

«Идет корова… Вот по этим «лепехам» торпеда на нее и выйдет». Или «противоторпедная яма» «Модуля-Д»

«Морской сборник» № 7, 2010 год, из статьи контр-адмирала А.Н. Луцкого:

Строящиеся ПЛ проектов «Ясень» и «Борей» предлагается оснастить системами ПТЗ, технические задания на разработку которых составлялись еще в 80-х годах прошлого столетия, результаты исследований эффективности этих средств против современных торпед свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся ПЛ.


Контр-адмирал А.Н. Луцкий, статья в «Морском Сборнике» и изделия комплекса «Модуль-Д»

В статье в «Морском Сборнике» название этого комплекса не называлось, однако в последующие годы появилось достаточно открытых и публичных материалов, позволяющих не только назвать его («Модуль-Д»), но и вскрыть всю гнилость организации работ по данной тематике в ОПК, ВМФ и Минобороны.

А начиналось все с ВМС США.

Торпеда Mk48 имела не только отличные характеристики, но и (в первых модификациях) ряд серьезных проблемных вопросов. Одним из них было значительное время выставки прецизионной навигационной системы управления (необходимой для эффективной стрельбы на большие дистанции), аналогичное таковым для ракет с инерциальной системой управления разработки конца 60-х – начала 70-х годов.

С учетом реальных дистанций обнаружения наших ПЛ, ситуация была такова, что на момент захвата американской ПЛА ССН залпа наших, быстро выстреленных «на вскидку» торпед из дежурных торпедных аппаратов, великолепные американские Mk48 еще «крутили гироскопы» в трубах ТА, и стрелять ими было нельзя.

Отказываться от эффективной стрельбы на большие дистанции (то есть жестких требований по точности гироскопов) ВМС США не хотели. Решением для них стали СГПД. Сначала – бортовые приборы помех. Однако их эффективность в данной ситуации напоминала «русскую рулетку» (чего рациональные англосаксы не принимали всем нутром).

Далее – появились выстреливаемые мощные приборы помех с забортных пусковых установок (для обеспечения быстрой реакции). Причем подавлять нужно было не только ССН торпед, но и ГАС (ГАК) целеуказания им (что было реализовано в отдельных низкочастотном и высокочастотном приборах).



Необходимо отметить крайне высокую эффективность их совместного применения против большинства ГАС и торпед ВМФ 80-х годов. Однако ключевым техническим условием их эффективности было несовершенство тогдашних массовых ГАС и ССН торпед ВМФ (с учетом значительного уровня «боковых лепестков» диаграмм направленности и малого динамического диапазона нашей аналоговой гидроакустики того времени).

При этом уже в 80-годах появились образцы цифровых ГАС, против которых идея применения пары низкочастотного и высокочастотного дрейфующих приборов уже заведомо не работала. Однако специалисты ВМФ и СПБМ «Малахит», ухватившиеся за «американскую идею», решили ее «усовершенствовать», «добавив энергетики».

Резко увеличили калибр приборов (от американских), а главное – ввели в качестве излучателей для низкочастотного прибора («Оплот») взрывные источники звука (ВИЗ), как наиболее выгодные по энергетике. Самое «грустно-смешное» в том, что в соответствующих работах американских специалистов прямо писалось, почему так делать нельзя.

Отдельно необходимо остановиться на приборе подавления каналов связи «Бурак-М» (о которых не так давно восхищенно писали наши «лубочные СМИ»). Канал связи РГАБ прост (точнее, был прост раньше, а вот сейчас ситуация меняется). И действительно эффективно и просто «давится» средствами РЭБ.

«Вероятный противник» демонстрировал нам (нашей морской авиации) это не раз и не два еще с 70-х годов. Такие приборы для нашего подплава могли бы резко повысить его боевую устойчивость – сравнительно простая выстреливаемая станция РЭБ обеспечивала реальное многократное повышение вероятности уклонения ПЛ ВМФ СССР от противолодочной авиации США и НАТО.

С технической стороны все было ясно, просто и понятно. Нужно было «просто сделать». Причем так, чтобы этими массовыми и дешевыми приборами РЭБ можно было оснастить все ПЛ ВМФ СССР – от 941 до 613 проектов.

Вместо этого, писалась куча НИР, защищалась куча диссертаций, и велась тому подобная «научная возня». К тому, что нашим подводникам, фактически беззащитным против противолодочной авиации, нужно все-таки что-то эффективное дать, «военно-морская мысль» (постепенно превращавшаяся в «судорогу») пришла только в конце 80-х годов.

Но в совершенно «креативном исполнении» – как составной части ОКР «Модуль-Д», с крайне дорогими приборами РЭБ (то есть без возможности их реального освоения и проверки в ходе боевой подготовки) и только для новых АПЛ 4 поколения (с уникальными пусковыми установками).

А остальные ПЛ?

Им «не повезло».

Из юбилейного издания «КМПО Гидроприбор – 75 лет на службе флоту и отечеству»:

В 1993–2016 гг. в рамках ОКР был создан комплекс дрейфующих приборов для вооружения ПЛ. Были разработаны следующие изделия:

• «Оплот» – дрейфующий прибор противодействия гидроакустическим системам обнаружения ПЛ.
• «Удар-1» – дрейфующий прибор противоторпедной защиты ПЛ.
• «Бурак-М» – дрейфующий прибор радиоэлектронного подавления авиационных средств наблюдения противника.

Целью работ ставилось решение комплекса задач противодействия ПЛ средствам обнаружения и поражения противолодочных сил.

Разработанные изделия должны состоять на вооружении ПЛ современных проектов.

Приборы, разработанные в рамках ОКР «Модуль-Д», имели ряд не применяемых ранее технических решений: впервые в нашей стране в качестве источников акустических помех были использованы ВИЗ («Оплот»), разработаны средства противодействия каналам радиосвязи («Бурак-М») ,создан дрейфующий прибор, способный занимать заданную рабочую глубину («Удар-1»).




О наличии пусковых установок «Модуль-Д» на АПКР «Борей (А)» прямо указывалось и в публичных материалах Минобороны. Например, на форуме «Армия-2015».



Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
6 февраля 2018 года. Дело № А56-75962/2017 акционерное общество «Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит» (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением о взыскании с акционерного общества «Концерн «Морское Подводное Оружие – Гидроприбор» (далее – ответчик) неустойки… между сторонами заключен договор от 25.06.1993 № 10313/93/193-93 на выполнение опытно-конструкторской работы по теме «Удар-1».


То есть головным по «Модулю-Д» является СПБМТ «Малахит» (как головная организация по комплексам подводного оружия и самообороны в РФ).



Интересно сравнение специалистов «Малахита» их «творения» с комплексом C303/S (Италия, фирма Whitehead, ссылка).

Известна пусковая установка подводной лодки системы противоторпедной защиты C303/S... представляет собой многоствольный герметичный модуль, размещаемый вне прочного корпуса ПЛ.

Стандартная конфигурация предполагает наличие в модуле до 12 стволов, вместе с тем количество стволов в модуле и количество модулей может быть изменено под требования конструкции ПЛ…

Недостатками являются:

- ограниченные функциональные возможности и эксплуатационные характеристики, обусловленные невозможностью обслуживания и ремонта приборов РЭБ, загруженных в стволы ПУ;

- низкая защищенность приборов РЭБ от внешних воздействий, в частности от поражающих факторов ядерного взрыва;

- длительный цикл подготовки к стрельбе вследствие временных затрат на выдвижение ПУ из пространства легкого корпуса.

Кроме этого, выдвижение ПУ из пространства легкого корпуса ухудшает виброакустические характеристики подводной лодки.


При этом, в отличие от западного аналога (С-303S), пусковая установка «Малахита» не способна к залповому применению и исключает использование «длинных» изделий (самоходных с высокими характеристиками). То есть обладает заведомо неудовлетворительной эффективностью. И потому не может обеспечить эффективное противодействие современным торпедам.

Одиночные дрейфующие приборы, даже крайне мощные, не в состоянии сегодня обеспечить эффективного противодействия современным торпедам.

Фраза, сказанная специалистом про противоторпедную «эффективность» (в кавычках) «Модуля-Д»:

«Идет «корова»… Вот по этим «лепешкам» торпеда на нее и выйдет!»

О данной ситуации знают все специалисты и начальники. Именно по этой причине было сделано все, чтобы, несмотря на сорванные сроки разработки «Модуля-Д», исключить проведение его испытаний против современных торпед (один из предлогов этого – очень высокая стоимость изделий «Модуля» и соответственно испытаний).

Автор лично ставил об этом вопрос (в рамках Государственных испытаний АПКР «Северодвинск») перед начальником службы РЭБ ВМФ в августе 2013 года. Интереса это «почему-то» не вызвало. Все испытания «Модуль-Д» проходили преимущественно в «облегченном режиме» с исключением применения новых современных торпед.

Однако с «Модулем-Д» все намного хуже.

Ибо «Модуль-Д» реально в бою не смог бы эффективно противодействовать и старым типам торпед.

О человеческой совести и противоторпедной защите

Описание «эпических подвигов» (в кавычках, слово «ошибки» – явно не для этого случая) его разработчиков является ярким примером того, насколько прогнила система разработок и испытаний морского подводного оружия ВМФ.

Итак с целью многократного превышения энергетики помехи в «Оплоте» были применены ВИЗ. Рекламные картинки были эффектными (позавидовал бы и господин Мавроди с МММ).

Однако обмануть можно только людей (начальников), но не технику и физику. И этот «нокдаун» разработчикам «Модуля-Д» физика дала. В 2004 году и (как видно из публичной ссылки на научную публикацию) на ладожском полигоне «Гидроприбора».



То есть спектр взрыва ВИЗ низкочастотного прибора «Оплот» с ВИЗ уверенно и гарантированно входит в полосу работы высокочастотного прибора противодействия торпедам «Удар-1».

Кого будет давить «Удар»?

Правильно – свой же «Оплот»!

О чем думали раньше и «куда смотрели»?

А смотрели, например, в «ученые книжки», где все было «прекрасно»:



Просто или гидрофон приемный брали с «зарезанной полосой», или ставили его на удалении (в стороне). И высокочастотный сигнал до него затухал.

То, что происходило дальше, правильно было бы назвать

«пожаром в публичном доме за закрытыми дверями».

После испытаний 2004 года полная неработоспособность комплекса «Модуль-Д» по основному предназначению разработчикам была абсолютно ясна. Однако тема заказчиком финансировалась (и финансировалась хорошо)!

И в этой ситуации у разработчиков моральных качеств для объективного доклада о проблемах, мягко говоря, не нашлось. Проблему пытались «лечить» (выдавая и «леча» «сепсис» за «насморк»). Это имело и публичные отголоски в открытой специальной прессе («диссертация – это святое», соответственно статистика ВАКовских публикаций также нужна).



Разумеется, «страшных слов» «торпеда», «СГПД» в ней нет («секретность превыше всего»!). Однако из смысла статьи все понятно и так.

Кроме того, указан шифр универсальной десятичной классификации (УДК) 623.628. При этом «соседи» указанного УДК это: 623.623 – системы вооружения (комплексы) для создания помех радио- и радиолокационным системам, 623.624: противодействие радиоэлектронным средствам, 623.626 – защита систем борьбы с радиоэлектронными средствами противника, методы и средства защиты.

Но, может быть, указанные сотрудники СПБМТ «Малахит» просто в

«выходные что-то придумывают на отвлеченные темы»?

Просто «для себя», «патентного бюро», диссертаций и т.д.?

Однако обратимся снова к материалам арбитражных судов (ссылка):

Дело № 2-45/13 от 24 января 2013 года.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бородавкина А.Н., Андреева С.Ю., Курносова А.А. к ОАО «СПБМТ «Малахит» о понуждении к заключению договора, установил:

ОАО СПМБМ «Малахит» является патентообладателем служебных изобретений,

…патенты на которые были получены им в рамках выполнения работ по государственному оборонному заказу.

Авторами изобретения «Пусковая установка подводной лодки», патент РФ № от (дата) являются работники ОАО СПМБМ «Малахит» (патентообладателя) – Бородавкин А.Н., Курносов А.А., Николаев В.Ф., Андреев С.Ю.

Истец Бородавкин А.Н. обратился в суд с иском к ответчику ОАО СПМБМ «Малахит» о понуждении к заключению договоров о выплате вознаграждения за использование патентов на предлагаемых условиях. В обоснование иска указав, что после получения патентов ответчик предложил ему заключить договор о порядке выплаты автору <данные изъяты> рублей в счет вознаграждения за использование его изобретения.

Истец, не согласившись с предложенным размером выплаты, направил ответчику свой вариант редакции спорных пунктов договора о размере и порядке выплаты вознаграждения, изложив их в служебных записках от (дата) и (дата), ответ на которые до момента подачи иска так и не был получен.

Истец Бородавкин А.Н. считает, что указанная ответчиком сумма вознаграждения в размере <данные изъяты> рублей не соответствует реальному вознаграждению, в связи с чем просит суд понудить ОАО СПМБМ «Малахит» к заключению с ним договоров о выплате авторского вознаграждения за использование патентов на предложенных им условиях, а именно – выплатой автору за каждый факт использования его изобретения, включая случаи переуступки патента третьим лицам вознаграждения в размере 4 % от доли себестоимости продукции, приходящейся на данное изобретение, а в случае заключения патентообладателем лицензионного договора выплатой истцу авторского вознаграждения в размере 20 % выручки от продажи лицензии без ограничения максимального вознаграждения, с указанием на обязательное информирование ответчиком истца о каждом факте использования изобретения.

В ходе досудебной подготовки по делу, судом к участию в рассмотрении спора в качестве третьих лиц привлечены все соавторы спорных служебных изобретений, из которых авторами Андреевым С.Ю. и Курносовым А.А. заявлены самостоятельные исковые требования о понуждении ОАО СПМБМ «Малахит» к заключению спорных договоров на аналогичных с истцом условиях.

В ходе рассмотрения дела сторонами был представлен проект договоров о выплате и размере вознаграждения.


Собственно, имеем ясное подтверждение, что указанная выше пусковая установка средств противодействия была разработана в рамках ГОЗ и реализуется в серии. Где и в составе какого комплекса – очевидно.

При этом, несмотря на то, что данный комплекс заведомо оказался неспособным решать основную задачу по предназначению, у его разработчиков хватило «совести» (в кавычках) не только на продолжение «освоения» немалых бюджетных миллиардов, у них ее «хватило» требовать за этот «попил» для себя еще и вознаграждения.

Однако

«пилорама продолжала свистеть».

Поняв, что со связкой «Удар-Оплот» получилось «как-то совсем плохо», «творческая группа лиц» из «Малахита» (и еще одной креативной организации) решила «сменить декорации».

«Я просто оставлю это здесь».

(Скрин с форума forums.airbase.ru).



Итак наши «противоторпедные МММ-щики» поняли, наконец, что одиночные приборы «как-то устарели» (дошло – с задержкой на четверть века).

В результате мы наблюдаем уже групповое применение приборов, очень похожих на «Висты» (имеющих «капюшон» для обеспечения акустической развязки между приемной и излучающей частями). «Эффективность» (в кавычках), как «у Лени Голубкова» (моделирование же «реально показало»). Бинго! Можно открывать новый ОКР еще на миллиарды (и себя в нем нужно не забыть):

«выплатой автору за каждый факт использования… вознаграждения в размере 4 % от доли себестоимости продукции, приходящейся на данное изобретение».

Только вот очень простой технический вопрос.

С учетом широкополосности новых торпедных ССН в приемной части приборов ПТЗ нужно понижать «порог» (соотношения сигнал/помеха), с последующим срабатыванием на помеху одного прибора и «собачьей свадьбы» всех остальных, выстреленных уже на него.

А атакующая торпеда и ее ССН?

А на нее (с учетом реальной дистанции взаимодействия) эта «собачья свадьба» СГПД не будет оказывать практически никакого влияния. Устойчивость у новых ССН к помехе высокая, полоса широкая с использованием различных сложных сигналов, и она будет нормально наводиться на нашу ПЛ.

Еще раз повторю, то, что написано выше, это не какое-то «откровение». Это элементарная физика процесса. И это обсуждалось специалистами. И в том числе с указанными в патенте лицами еще лет 10–15 назад.

Разгромный итог для ВМФ РФ

По факту же ПТЗ ВМФ просто отсутствует.

И более того, с существующей организацией работ перспектив решения этой проблемы нет.



И это не только провал на тактическом, но и на стратегическом уровне, на уровне СЯС. Ибо ключевое требование к МСЯС – боевая устойчивость. А с указанными проблемами ПТЗ никакие «Булавы» и «Синевы» смысла не имеют (разве только что их «сдать в епархию» РВСН). «Борей-Булава: залп ушёл, но тяжёлые вопросы остались».

Освоение нашим подплавом антиторпед «Ласта» – сорвано. Про крайне низкую эффективность комплекса «Модуль-Д» (заявленный на «Бореях», по официальной информации МО РФ на «Армии–2015») как раз и писал выше контр-адмирал Луцкий.

Более того, под надуманным предлогом из боекомплекта подлодок ВМФ (в том числе МСЯС) были изъяты (уже имевшиеся и показавшие эффективность) самоходные приборы противоторпедной защиты.


И тут хочется привести для сравнения подход к решению подобных проблем, который практиковался в Сухопутных войсках.

«Началось все с того, что в Чечне при выполнении боевого задания от пистолетной пули бандита погиб солдат, защищенный бронежилетом.

Стрелял бандюк из «макарова», а по всем расчетам из этого оружия бронежилет пробить нельзя.

Контрразведка обратила на это внимание и доложила в Генштаб.

Бывший в ту пору начальником Генштаба генерал армии Юрий Балуевский поручил своему заму генералу Александру Скворцову проверить, в чем дело.

Скворцов взял на выбор несколько броников из большой партии, которую поставляла фирма «Артесс», и поехал на полигон, где сам расстреливал жилеты.

Пули прошивали броню как папиросную бумагу.

После этого генерал отправился на фирму, чтобы на месте проверить качество товара.

Ему дали контрольный бронежилет из огромной партии – 500 штук.

Как ни странно, это изделие оказалось качественным – его пластины состояли из всех положенных 30 слоев так называемой баллистической ткани (или кевлара). И пули его не прошивали.

Когда же генерал сам выбрал для испытаний несколько бронежилетов, тут все и прояснилось: в некоторых не было даже и 15 слоев кевлара...

После этого к делу подключился Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ».


Что делать?

Прежде всего, начать проводить объективные испытания, комплексную отработку новых ССН и СГПД. Технический задел, специалисты для этого есть.

Более того, повторюсь, у нас были проработаны реально прорывные предложения по данной тематике.

Вопрос в жесткой постановке задачи – у флота, МСЯС должна быть эффективная противоторпедная защита! И она будет выполнена, причем в весьма короткие сроки.
А пока вот, что мы имеем (ссылка):

«На протяжении всего похода нашей авианосной группы в 2016 году в охранении «Кузнецова» не было ни одного корабля с современным противолодочным вооружением. И маневрирование наших кораблей… под прицелом действовавших там же иностранных субмарин.

Более того, даже в условиях резкого обострения отношений с Турцией в конце 2015 года ВМФ не сделал ничего для реального противолодочного обеспечения своих сил у берегов Сирии – и это с учетом прямых заявлений Анкары, что наши корабли, включая крейсер «Москва», находятся на прицеле турецких подлодок.

Фраза высокопоставленного офицера ВМФ, много сделавшего для повышения реальной боеспособности флота:

«Пока «Москва» не станет «Чхонаном», ничего у нас не изменится».

«Чхонан» – корвет ВМС Южной Кореи, торпедированный сверхмалой подводной лодкой КНДР в 2010 году.

А «Москва» – это крейсер. Наш.






Максим Климов,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#ВМФ #Россия #флот #АПЛ #США
Tags: #АПЛ, #ВМФ, #Россия, #США, #флот, Военный отдел, Государство Российское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments