"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

«Противоторпедная катастрофа» российского флота (Часть 2)

Противник именно был готов драться, а не блефовал

В ситуации апреля 2018 года стоит обратить внимание на хронологию и развитие событий.

«Нью-Йорк, США, 13 марта 2018, 07:42 – Regnum. Соединенные Штаты Америки готовы к очередному ракетному удару по Сирии, если не удастся добиться прекращения огня в Восточной Гуте в пригороде Дамаска, заявила постоянный представитель США при ООН Никки Хейли в ходе заседания Совета Безопасности».

Реакция Москвы была необычно жесткой. Причем не МИД, а Минобороны. И лично Начальника Генерального штаба:

Москва. 13 марта. Интерфакс-АВН. Российские военные примут ответные меры, если будет нанесен удар по Дамаску, заявил начальник российского Генштаба Валерий Герасимов.

«В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим, Вооруженные Силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять»,

– сказал он на селекторном совещании во вторник.

Напрашивается вывод, что ВМС США (и ПЛА John Warner) реально имели приказ на применение оружия по объектам ВМФ РФ, в случае нанесения по ним удара (например,

«неизвестных ПКР со стороны побережья Сирии»).

Об этом ясно говорит и то, что ВМС США вывели все надводные корабли из восточного Средиземноморья (удары ими наносились из акватории Красного моря и Персидского залива). Наших ПКР противник реально очень опасается.

Задача «если что» атаковать наши корабли ставилась ПЛА John Warner. И она была готова ее выполнить. ПКР «Гарпун» были давно сняты с ПЛА ВМС США (и только совсем недавно началось возвращение ее в боекомплект ПЛА). И единственным оружием «морского боя» были торпеды Mk48. Торпеды сложные, эффективные, любимые и ВМС США. И очень хорошо освоенные.

Автор не готов поручиться за цифру, встреченную им на одном их американских специализированных форумов. Боевая торпеда попадала в боекомплект ПЛА только после порядка 5 выстрелов ею в практическом варианте. Однако это очень похоже на правду.

Статистика торпедных стрельб ВМС США просто огромная (ежегодно торпедами примерно в десять раз больше стрельб, чем ракетами). И откровенно «подранный» и «потертый» вид американских торпед говорит, что ими многократно стреляли (в практическом варианте).


Погрузка торпеды Mk48. Хорошо заметен весьма «БУшный» вид торпеды.

Торпеды в ВМС США – это надежное и освоенное оружие, в котором уверены и экипажи, и командование (и которое, несмотря на это, непрерывно совершенствуется по ключевым элементам: системам самонаведения и телеуправления).

Резюмируем.

Противник реально готовился атаковать наши корабли и подводные лодки. И атаковать торпедами.

А что мы можем противопоставить американским торпедам? Будь таковые выпущены по нашим кораблям и подводным лодкам?

Состояние средств противоторпедной защиты ВМФ сегодня

Старые приборы ПТЗ – дрейфующие средства гидроакустического противодействия (СГПД) МГ-34 и ГИП-1 (1967 год) рассматривать смысла нет. Ввиду их абсолютной антикварности и неэффективности.

Фрегаты проекта 11356 имеют РБУ-6000, с которой теоретически возможно применение дрейфующих приборов ПТЗ МГ-94М.


Прибор ПТЗ МГ-94М, пуск с РБУ-6000.

Теоретически не только потому, что идеи ПТЗ, положенные в основу прибора МГ-94М, устарели еще до начала его разработки, но и потому что на сайте госзакупок сведения о поставке ВМФ МГ-94М не приводились ни разу (в отличие от поставок других приборов, – «Вист-2» и «Удар-1»). Конечно, возможно, что закупки по МГ-94М не выкладывались в открытый доступ. Однако более вероятным представляется то, что их просто не было.

Вопрос использования штатных реактивных глубинных бомб РГБ-60 с РБУ-6000 для задач ПТЗ в ВМФ был разработан давно (внесен в руководящие документы, отрабатывается), но с моделями применения торпед, совершенно отличными от реальных.

То есть те крайне малые вероятности уничтожения торпеды, которые приводятся для РБУ-6000, по факту еще много ниже. Просто потому, что реальные торпеды ходят

«не там и не так»,

как хотелось бы разработчикам алгоритмов ПТЗ РБУ (по сути, их разрабатывали против прямоидущих торпед времен Второй мировой).

При этом автор считает необходимым отметить, что в апреле 2013 года ВМФ представлялись предложения по перспективному комплексу ПТЗ надводных кораблей с боевой эффективностью, более чем на порядок превышающим все ранее созданное по этой тематике (с комплексным применением перспективных антиторпед и СГПД, и обеспечением эффективной ПТЗ не только отдельного корабля, но и соединения или конвоя).

ВМФ предложения были восприняты с очень большим интересом (в Военно-Морской Академии сохранились). Однако были «похоронены» интригами в системе ОПК. Увы, в полном объеме реализовать их сегодня уже невозможно. По причине ухода в последние годы из жизни ряда крупных отечественных специалистов (и носителей уникального научно-технического задела). Например, Мяндина А.Ф.

ДЭПЛ проекта 636 имеют на вооружении СГПД: дрейфующий прибор ПТЗ «Вист-2» (разработчик и изготовитель АО «Аквамарин») и самоходный многоцелевой прибор МГ-74М (вместо давно устаревших ГИП-1, МГ-34 и МГ-74).


Дрейфующий прибор «Вист» и самоходный МГ-74М.

Прибор МГ-74М является экспортным изделием. И очевидно, что для ВМФ РФ предназначено другое. Однако его главная проблема заключается в том, что выполнено оно было в калибре 53 см. То есть требует уменьшения боекомплекта (при том, что возможность создания эффективных малогабаритных приборов была подтверждена еще результатами наших разработок 80-х годов) и числа торпедных аппаратов с оружием.

Соответственно, «обычно выбирают оружие».

Подробности по дрейфующему прибору «Вист-2» приводили в документах ряда госзакупок (на официальном портале), однако ключевым является следующее:

- «Вист» – средство ПТЗ и не оказывает никакого влияния на работу средств целеуказания оружию (иными словами, по каналу телеуправления торпеда будет уверенно наводиться на нашу ПЛ по данным низкочастотного ГАК).

- Против современных ССН эффективность одиночных дрейфующих СГПД крайне низка, а групповое применение «Вистов» невозможно ввиду устаревшей логики их работы. (Фактически будет «собачья свадьба» – поставленные группой «Висты» сработают на первый излучивший прибор, и будут «давить» сами себя).

- Малое время работы «Виста» не позволяет ДЭПЛ отойти на безопасную дистанцию.

По оценке одного из крупных отечественных специалистов по торпедным ССН, «эффективность» (в кавычках) «Вистов» такова, что при обсуждении организации испытаний торпед, он высказался про них дословно:

«Пусть ставят!

Нам наводиться на цель будет проще!»

И этот человек очень хорошо знал, что такое современные ССН и что такое «Вист».

Подчеркну, это не какие-то «технические секреты», это «банальная физика»: идеи, положенные в основу «Вистов», соответствуют торпедам 90-х годов прошлого века. А с тех пор сменилось фактически два поколения торпедного оружия (МГ-94М, по сути увеличенный в размерах (под больший калибр) и энергетике «Вист», с возможностью его выстреливания из РБУ-6000).

Еще более жесткие оценки будут приведены ниже по «вере, надежде и авось» ВМФ РФ – комплексу ПТЗ «Модуль-Д» новейших атомоходов 4 поколения.

Возникает вопрос, а как «все это» проходило приемки эскизных, технических проектов, испытания, наконец?

А вот так, что у нас до сих пор не было проведено ни одного реального испытания новых торпед против новых СГПД (с имитацией фактических боевых условий применения).

Единственное, но довольно слабое исключение – «Пакет».

Несмотря на ряд его недостатков, торпеда его (и ее ССН) реально хороши и перспективны. И их результаты против «Вистов» были таковы, что специалисты «Аквамарина», любившие «козырять» результатами применения своих изделий против старых торпед «Гидроприбора». «Пакетовские» результаты испытаний вспоминать «почему-то» очень не любят.

Здесь возникает логичный вопрос, если самые совершенные ССН были у разработчика «Пакета» ГНПП «Регион», то почему сами специалисты «Региона» не стали разрабатывать СГПД?

Сроки их разработки сравнительно короткие, большие затраты не требуются. Тема просто «золотая» в плане финансовом (с учетом экспорта). А они предлагали руководству. Многократно. Без каких-либо последствий кроме фразы:

«Пусть их разрабатывает кто угодно, «Регион» СГПД разрабатывать их не будет!»

С учетом того, что АО «Аквамарин» считал тематику СГПД «своей вотчиной», а главный конструктор предприятия и «регионовского» комплекса «Пакет» г.Дробот являлся членом его совета директоров, блокировка всех предложений по СГПД в «Регионе» удивления не вызывает. В курилке не раз и не два звучала фраза (причем от разных специалистов):

«Хреново, когда твой начальник является членом совета директоров конкурирующей фирмы».

Так легко жажда наживы рушит обороноспособность страны...

Примечание. Необходимо подчеркнуть, как реально высокий технический уровень собственных разработок «Аквамарина», так и то, что фирма активно вкладывалась в развитие производства. Однако готовность «осваивать средства» по откровенно сомнительным темам и требованиям привела к тому, что АО «Аквамарин», когда-то крайне активно работавшая на рынке и занимавшаяся пиаром, в итоге вынуждено было полностью свернуть публичную активность (которая ныне осталась только в арбитражах). Желающие могут «насладиться» (ссылка). Несмотря на всю «сухость» юридических документов, «клокочущая ярость» со стороны ЦМКБ «Рубин» в адрес «Аквамарина» очень хорошо чувствуется.

При этом специалисты о данных проблемах говорили и предупреждали еще в начале 2010-х годов.

Безусловно, положительным моментом этой «юридической истории» является жесткая позиция заказчика. Вариант «третий сорт не брак» в данном случае не прокатил. И промышленность получила жесткий, но необходимый урок на будущее.

Кратко по подводному оружию (к общему пониманию ситуации).

Лучшее что у нас есть сейчас – «Пакет». Однако крайне острые проблемы по антиторпеде для подлодок «Ласта» (причем абсолютно решаемые) ставят вопрос – а все ли в порядке у «Пакета»?

Кроме того, несмотря на отличную антиторпеду, «дыры» при решении задачи ПТЗ всё же имеются. Расписывать их публично автор полагает нецелесообразным. Однако они вполне очевидны. И не только специалистам, но и просто технически грамотным людям.

Специалистам рекомендуется внимательно изучить, каким «Пакет» должен был быть и каким он в итоге получился. Внимательно изучить, и начать даже не с аванпроекта ОКР, а с научно-исследовательских работы (НИР) предшествовавших ему.

Однако в ситуации 2018 года вызывает абсолютное недоумение отказ командования ВМФ от переброски (причем экстренной переброски) корветов проекта 20380 (с антиторпедами и низкочастотными буксируемыми антеннами) с Балтики в «горячее восточное Средиземноморье».

Что, вообще, эти корветы делают на Балтике? Ждут в Балтийске снарядов польских сухопутных гаубиц?

Возвращаясь к фрегатам проекта 11356(Р). И их противолодочные торпеды СЭТ-65 имеют примитивную систему самонаведения (ССН) «Керамику» («воспроизведена на отечественной базе» с ССН американской торпеды Mk46 mod.1 1961 года).

Если у летчиков кто-то предложит сегодня идти в бой с ракетами с головками самонаведения времен вьетнамской войны, его к психиатру отправят. В «доблестном ВМФ» это реалии и норма, даже на новейших кораблях (например, «Бореях», на торпедных палубах которых лежат древние УСЭТки с «Керамиками», «содранными» у американцев ССН разработки еще конца 50-х годов).


Торпеда СЭТ-65 и ее приборы управления с механическим шпиндельным вводом данных (Киевского завода автоматики)

Ввиду крайне низкой помехозащищенности старых типов ССН наших торпед, ни о какой «эффективности» в ситуации применения противником СГПД говорить не приходится.

Грустная и жесткая ирония в том, что в ситуации 2018 года единственным реально боеспособным образцом подводного оружия, фактически представлявшим угрозу для ПЛА John Warner, на надводных кораблях нашей Средиземноморской эскадры был именно АПР-2 «Ястреб» (1978 г.) боекомплекта вертолета. Весь остальной торпедный боезапас был просто «дровами».


Авиационная противолодочная ракета АПР-2.

Ну, ладно надводники. Они в ВМФ очень долго финансировались по «остаточному принципу». Но как «вера, надежда и авось» ВМФ – атомный подплав?

Что будет, если для противолодочной обороны нашей средиземноморской эскадры привлечь новейшую АПРК «Северодвинск» проекта 885 «Ясень»?

А будет еще хуже, чем с 06363.

Ибо при все недостатках «Вистов», они кое-что могут (особенно если их «нестандартно применить»), а заметность для ССН торпеды у ДЭПЛ много меньше, чем у огромной АПЛ «Северодвинск».

Всё это верно для серийных средств ПТЗ для тех же «Варшавянок».

А как там дела с перспективными системами?

А вот как.

(продолжение следует)

Максим Климов,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#ВМФ #Россия #флот #АПЛ #США
Tags: #АПЛ, #ВМФ, #Россия, #США, #флот, Военный отдел, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments