"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

На острие подводного противостояния. «Холодная война» подплава (Часть 2)

Рейд К-492 к Бангору

С появлением новых, относительно малошумных подлодок проекта 671РТМ (и поставок «из-за занавеса» западных гражданских цифровых спектроанализаторов фирмы «Брюль энд Кьер») появилась возможность не просто изменения тактики нашего подплава, а уже в целом ряде случаев упреждения в обнаружении и длительного (в т.ч. скрытного) слежения, несмотря на сохраняющееся отставание в малошумности и акустике за счет тактики и военной хитрости.

Следует отметить, что эффективное использование этих спектроанализаторов требовано очень высокой подготовки акустиков, командиров, вахтенных офицеров и с учетом их одноканальности фактически представляло собой не «панорамное обнаружение» а поиск одним «узким лучом» управляемой (вручную) диаграммы направленности ГАК ПЛ, к тракту прослушивания которого был подключен спектроанализатор. Очевидно, для поиска иголки в стоге сена (ПЛА в океане) таким «лучиком» нужно было очень хорошо уметь пользоваться.

Наиболее ярко новая тактика и возможности проявились у командира Дудко В. Я., сначала отработавшего новые тактически приемы при защите своих РПКСН в Охотском море:

…благоприятные условия для поиска и слежения за нашими РПК СН в Охотском море и особенно в период планируемой нам боевой службы. С точки зрения Генерального штаба это был защищённый район, т.к. казалось, что позволял развернуть силы ПЛО в кратчайший срок, но с точки зрения скрытности РПК СН от обнаружения лодками противника с более мощной энергетикой это открытый и весьма благоприятный район, позволяющий вести длительное и скрытное слежение за нашими кораблями на больших дистанциях…

Наше командование и мы, так нас учили и вбивали в голову, считали, что РПК СН неуязвим. С таким настроением мы вышли на боевую службу.
…Впервые на флоте вместе с командиром БЧ-5 мы изменили конфигурацию работы источников шума, что кардинально изменило акустическое поле подводной лодки…
В итоге при очередной проверке уже своими методами отсутствия слежения обнаружили американскую ПЛА… Установили за ней слежение и по команде из штаба флота двое суток гоняли её по Охотскому морю, пока она не ушла в океан…

Потом он успешно применил полученный опыт уже по ПЛАРБ «Огайо», у берегов «вероятного противника».

История эта (с рядом умолчаний) описана в книге В.Я. Дудко (ныне контр-адмирал в отставке) «Герои Бангора», находящейся в свободном доступе в Интернете. Она заслуживает того, чтобы кратко её пересказать.


ПЛАРБ «Огайо», АПЛ проекта 671РТМ в базе, командир Дудко В.Я.

В ходе провокационных американских учений NorPacFleetex Ops’82 осенью 1982 года американцы смогли переиграть разведку Тихоокеанского флота, развернуть вблизи Петропавловска-Камчатского авианосное ударное соединение из более чем десятка кораблей и отработать внезапный удар по Камчатке (с вторжениями в советское воздушное пространство СССР над Курилами несколькими днями позже).

Оставлять такое без ответа было нельзя, и командование Тихоокеанским флотом приняло решение об ответном «визите вежливости» прямо домой к американцам, в Сиэтл.

К тому времени активность ВМФ СССР, с одной стороны, и резкий скачок дальности американских БРПЛ, с другой, позволили перебазировать тихоокеанские ПЛАРБ на территорию США, в Сиэтл, на военно-морскую базу Бангор. Там, глубоко в заливе Хуан-де-Фука, выход из которого был прикрыт многочисленными противолодочными силами, они находились в полной безопасности до момента выхода в открытый океан, но и там могли рассчитывать на помощь.


ВМБ Бангор (ныне — ВМБ Китсап)


Сооружения базы — знаменитые треугольные причалы для ПЛАРБ

Командование ТОФ посчитало нужным показать американцам то, что их оборона совсем не является непроницаемой и что, если нужно, советские подлодки смогут устроить ВМС США «бойню» прямо в их базах.

Это и было сделано, и подробности той операции очень хорошо описаны в «Героях Бангора». К-492 с изменённым гидроакустическим портретом, который американские компьютеры «не видели» («пропустили»), проскочила через систему СОСУС незамеченной и заняла позицию у самого побережья США. Там она и «взяла» ПЛАРБ «Огайо».

Случись быть войне, и его рейд стоил бы американцам очень многого, и уничтоженная ПЛАРБ — это просто одна строчка в этом списке потенциальных потерь (было отработано в т.ч. нанесение «кинжального» ракетного удара по самой базе ПЛАРБ ВМС США).

К-492 ушла с этой операции практически незамеченной, хотя ловили её американцы отчаянно и неоднократно контакт с нею имели.

При этом отношение ко всему новому было у нас, мягко говоря «неоднозначным». Контр-адмирал Дудко В.Я.:

Мы получили уникальные инструменты, методы и методику слежения за подводными лодками в естественной среде. Уникальный опыт слежения, совершенно новые способы проверки отсутствия слежения за нашими ракетоносцами, который, к сожалению, никого не заинтересовал (либо в силу занятости, либо не верили, либо не хотели признавать низкую скрытность РПК СН в «защищённых» районах).

…на флотилии было всего два прибора спектрального анализа. Один был всегда в штабе, а второй забирал я…

Интересный комментарий офицера отдела противолодочной борьбы Камчатской флотилии А. Семенова:

После того как Дудко на К-492 в 1982 «пофестивалил» у Бангора, амеры вместе с канадцами «дыру» быстро «заткнули», и Рейган из 5 миль территориальных вод сделал 12. Хрен теперь сунешься. Что и показала поисковая операция «Усатая синица» в 1985-м.

Некоторые подробности по «Усатой синице» есть в воспоминаниях Верюжского Н.: «История одной фотографии, или Невыдуманные события периода «холодной войны».

Опыт Дудко развили другие командиры. Цитата одного из подводников:

Спросил… про 360-ю и «Огайо» у Кулиша, как и было условлено, с подначки. Он конечно, клюнул, и сперва меня чуть не убил, поскольку я сразу завел речь про обнаружение «Огайо» северянами. Разозлился жутко. Да они ни фига не могут, не умеют, да… и т.д. и т.п. Про 360 все-таки рассказал. Вроде как похоже на правду. Тогда эту же «Огайо» ловил и Олег Лобанов на 492-й. Заодно в подробностях рассказал, как РТМки держали за хвост «Лосей», те даже и не знали, что время скрытного слежения составляло многие и многие часы и что всего этого можно достичь, только надо быть мастером своего дела и не бояться нарушать руководящие документы. Вообще, он еще упомянул про противолодочную операцию, которая на ТОФе была аналогична северофлотским «Апорту»/«Атрине», но прошла очень успешно и скрытно и поэтому до сих пор засекречена. А «Апорт»/«Атрина» – провалены северянами и что их там гоняли как котят, но грудь орденами тем не менее они себе увешали.

А это комментарий члена экипажа упомянутой подлодки:

Это чистая правда, и Кулиш — действительно уникальный командир, из тех, кто ходит по интуиции, «чует», как идет цель. Ну и дрючил он экипаж нещадно. За что теперь можно сказать спасибо — аварий не было, а редкие поползновения типа возгораний или водички мгновенно пресекались обученным л/с… Лобанов, если мне не изменяет память, ловил другую «Огайо».



Здесь особо необходимо подчеркнуть: надо быть мастером своего дела и не бояться нарушать руководящие документы.

Руководящие документы подводных сил ВМФ давно устарели, вплоть до того, что так, как написано в них, просто нельзя выполнять: в бою это будет самоубийством. На практике доходит до примеров на грани идиотизма, когда нестандартные и успешные действиях наших подлодок, в т.ч. против новейших ПЛА ВМС США, не исследуются и не передаются в качестве опыта «просто потому», что в отчетных документах «кастрируются» для «подгона» для положений и пунктов давно устаревших руководящих документов…

Тем не менее, инициативные офицеры и командиры ВМФ делали все, что возможно, и что невозможно, в подводном противостоянии.



Карта карманная, чтобы с секретной частью не заморачиваться и думать над ней в свободное время.
Иностранная ПЛ синяя. Внутри — кто обнаружил. Если на проверке слежения за РПКСН — рядом нарисован знак РПКСН красный. И «лучик» слежения. Если в желтом кружке — вероятно, мы следили скрытно. НС — не скрытое слежение. Кружок, зачеркнутый внутри, — применение противником средств ГПД. Маневры иностранной лодки при слежении (уклонении). Ну еще карта сзади вся исписана мыслями, вариантами, предположениями и прогнозом действий противника. И выводы — как обнаруживать в перспективе…

Кто-то может ухмыльнуться, увидев то, сколько раз осуществлялось скрытое слежение за противником, но вот что в 1991 году с опорой на информацию от ветеранов ВМС США и Комитета по разведке Палаты представителей конгресса писала газета «Чикаго Трибьюн» (в электронном виде доступно на сайте издания Daily Press (англ. язык)):

«Капитан в отставке Генри Швейцер, который с 1965 по 1967 г. имел отношение почти ко всем разведывательным походам подлодок в Тихом океане, сообщил, что «могли иметь место инциденты, когда командиры подлодок под моим командованием чувствовали, что они обнаружены. Но люди есть люди, и они не включили это в свои рапорты об итогах боевой службы».

В общем, так и было в итоге. Противостояние под водой не было игрой в одни ворота, и особенно острым в 80-х годах оно было в Тихом океане, где во многих случаях «игра» шла на грани (или за гранью) фола.

Карта и то, что на ней изображено, хорошо показывает то, что при нестандартных и творческих подходах к решению поставленных боевых задач успешно обнаруживать иностранные подлодки получалось даже с нашей техникой. Да и сейчас иногда получается. Тактика и умение воевать скомпенсировали (отчасти, по крайней мере) разрыв в технических возможностях, который был и остаётся значительным. Но отход от традиционных принципов противолодочной борьбы, закреплённых формально, являлся необходимым для успеха. И успех был только там и только тогда, где и когда инициатива побеждала слепое следование букве устава.

Однако так получалось далеко не всегда. Зачастую приходилось «отмораживаться» и действовать буквально на грани катастрофы.

Один из таких случаев описан в одной из книг американского подводника, а ныне писателя боевиков Майкла ДеМеркурио и отражает его реальный служебный опыт на подлодке ВМС США, осуществлявшей слежение за нашей АПЛ проекта 671:

…команда управления судном несла вахту в тот момент, когда подлодка преследовала советскую атакующую подлодку класса «Виктор», тихо двигаясь у нее на хвосте со скоростью 12 узлов, — основные охлаждающие насосы работали на малой скорости (это гигантские насосы размером с автомобиль, которые качают воду через реактора, на низкой скорости они довольно тихи, но гремят, как товарный поезд, на большой скорости).

Рулевой в это время захотел положить ногу на ногу и задел прибор задачи скорости. Иголка переместилась с отметки «вперёд 1/3» на отметку «полный вперёд». «Полный вперёд» означает 100 % мощности реактора, скорость более 30 узлов и автоматический приказ запустить насосы на полную мощность.
Я был вахтенным инженером в турбинном отсеке подлодки в ту ночь. Мы «висели» на хвосте у русских, и потому были напряжены. И вдруг звонок с приказом «полный вперёд».
Боже мой! Иван мчится на нас, или он выпустил торпеду, или услышал нас и разворачивается, чтобы протаранить нас. Это была экстренная ситуация. Я вскочил со своего места и встал за спиной оператора реактора, который тут же собирался переключить второй насос охлаждения на высокую скорость. Насос увеличил скорость в два раза, вследствие чего обратный клапан 30-сантиметровой трубы с грохотом закрылся, чтобы предотвратить обратный поток воды из другого насоса. Удар! Закрылся обратный клапан, звук разнесся в окружающей воде. Долю секунды спустя оператор реактора запустил третий насос на высокой скорости. Ещё один удар! Насос 4, затем 5, ещё два удара…
Вахтенный офицер, навигатор, слышит, как закрылись 4 обратных клапана, и чувствует, как содрогнулась палуба. Он видит, как возрастает скорость на индикаторе. Рулевой до сих пор не был в курсе происходящего.
Вахтенный офицер хватает телефон, чтобы закричать на меня, как раз вовремя, чтобы услышать мой доклад: «Управление, команда управления реактором, все основные охлаждающие насосы работают на полную мощность!»
«Всем стоп! — кричит вахтенный офицер. — Переключите насосы на малую скорость!»
И тут разверзается ад. Капитан прибегает из своей каюты, появляется помощник капитана, и мы почти что тараним Ивана сзади в руль.
«5 градусов право руля!» — кричит вахтенный офицер, пытаясь не дать нашей подлодке налететь на винт подлодки «Виктор». Мы находились борт о борт с подлодкой «Виктора» после закрытия 4-х обратных клапанов и производя много шума из-за насосов, работающих на полную. Следующие десять минут были полны паники, ожидания. Мы не знали, слышал ли нас «Виктор».
У русских есть ужасная привычка разворачиваться и таранить преследующие их подлодки с целью отпугивания. Но Иван прибавил газу, не обращая никакого внимания. «Слава богу, что вахтенным был Дмитрий!» — позже сказал дежурный по судну. Дежурные по судну дали каждому русскому вахтенному имя, зная их привычки и поведение. «Если бы вахтенным был Сергей, то мы бы поплыли домой с советской торпедой в заднице».

«Ужасной привычкой» или, как это называлось в ВМС США — "Сумасшедший Иван", — американцы называли манёвр, позволяющий "осмотреть" кормовой сектор, который ГАК подводной лодки не прослушивал. Американцы же были уверены в том, что это такой безумный русский манёвр для ухода от слежения. С их стороны это действительно выглядело как таран. И переживалось соответственно.

С торпедами тоже было и остаётся связано немало эпизодов. И не всё с ними так уж просто.

(продолжение следует)

Максим Климов, Александр Тимохин,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#ВМФ_СССР #ВМС_США #флот #АПЛ #холодная_война
Tags: #АПЛ, #ВМС_США, #ВМФ_СССР, #флот, #холодная_война, Военный отдел, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments