"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Наши «Войны Пентагона». Реалии отечественных военных НИОКР (Часть 4)

Научно-технический задел - самая критическая проблема НИОКР

Научно-технический задел (НТЗ) – это «фундамент» не только для самих современных образцов ВВСТ, это в том числе осознание того, как их эффективно применять. По сути – понимание современной войны (и способность ее вести).

С официального сайта Минобороны:

Научно-технологический задел — это совокупность имеющихся в наличии новых результатов интеллектуальной деятельности в сфере науки и техники, критических и прорывных технологий, освоение и реализация которых в промышленном производстве ведет к повышению эффективности функционирования отраслей промышленности и освоению в производстве новых технических систем (изделий).

На сегодняшний день уточнены ключевые элементы, определяющие приоритетные направления создания научно-технического задела для перспективных видов вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ). Это в первую очередь касается «Перечня базовых и критических военных технологий на период до 2025 года» и «Перечня приоритетных направлений фундаментальных, прогнозных и поисковых исследований в интересах обеспечения обороны страны и безопасности государства на период до 2025 года».

По результатам анализа вопросов разработки новых ВВСТ в перечень военных технологий были внесены существенные изменения, связанные в основном с развитием комплексов нетрадиционного вооружения, гиперзвуковых летательных аппаратов, систем связи и управления. По каждой военной технологии содержится подробное описание в виде паспорта, отражающее ее направленность, критические характеристики, уровень готовности, ориентировочную стоимость и другие параметры, необходимые для дальнейшего использования при подготовке государственной программы вооружения (ГПВ) и государственного оборонного заказа (ГОЗ). В итоге уточненный перечень включает 9 базовых, 48 критических и 330 военных технологий.


Ключевые вопросы при этом: «Кто платит?» и «Кто заказывает музыку?» В целях «экономии» еще при Сердюкове в МО РФ решили, что за формирование перспективного НТЗ должен в первую очередь отвечать Минпромторг (а Минобороны — «покупать (выбирая) в магазине понравившийся товар»).

Получилось же. Не прибегая к боцманским выражениям, просто процитируем материал из журнала «Вооружение и экономика» № 4/2012 г.«Роль научно-технического задела в инновационных процессах создания перспективного вооружения: проблемы и пути решения»



По сути, фраза «общие направления для проведения научных и технологических исследований требуют усовершенствование порядка оформления, согласования и реализации перечня» - это «фиговый листок» фактического разгрома системы формирования НТЗ для Вооруженных Сил РФ. Отдельные наши успехи в подавляющем большинстве случаев - личная работа (и заслуга) ряда ответственных руководителей, а не системы (которая фактически разрушена).

Однако положительные сдвиги в системе заказов ВВТ не коснулись науки, которая играла в советское время важную роль в обосновании необходимой номенклатуры ВВТ и их ТТХ (тактико-технических характеристик). Военная наука перешла на стадию потери функциональности. По крайней мере так утверждает президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук В. Буренок. Мы точно не знаем, что нужно нашим Вооружённым Силам и с какими параметрами. Зачастую ТТЗ (тактико-техническое задание) на создание новых образцов содержит требования, находящиеся за пределами законов физики и здравого смысла. Тем временем «реформы» военно-научного комплекса (ВНК) продолжаются. В ходе их проведения военная наука стала «похожа на больного, которого непрерывно оперируют, и он уже не думает о продуктивной жизнедеятельности, его задача – оправиться от бесконечной боли и просто-напросто выжить».

Просто процитируем несколько блоков из предшествующих статей автора (и выступлений на мероприятиях МО РФ).

В ходе военно-технического форума «Армия-2015» был проведен крайне интересный и полезный круглый стол «Морское подводное оружие (МПО): реалии и перспективы».

Острейшая проблема НИОКР ВМФ – заведомо нереальные сроки работ. Реальный минимальный срок разработки торпеды 6 лет (а как правило больше), и эти цифры вполне соответствуют мировому опыту. Нереальные сроки НИОКР - это не только их неизбежный срыв, что заставляет разработчика принимать неоптимальные проектные решения, значительно ограничивая возможность разрабатываемого образца МПО.

Другая проблема – наличие (точнее отсутствие) необходимого научно-технического задела для успешного проведения ОКР. Практически все ОКР последних лет начинались без достаточного и надежного НТЗ, тем самым закладывались и срыв сроков, и проблемы с выполнением ТТЗ ОКР.


...

На Дне инновации МО РФ 5 октября 2015 года автор поднял вопросы о существующих критических проблемах МПО:

… без проведения комплексных НИР мы не получим современного МПО. Сегодня у нас нет полноценного научно-технического задела даже для того, чтобы написать обоснованное ТТЗ ОКР. Пример: ОКР «Ломонос», который должен был стать базовым в принятой «Концепции развития морского подводного оружия». На форуме «Армия-2015» прозвучало, что ОКР «Ломонос» закрыт. Причины были ясны, и их назвали – нереальные сроки и требования, отсутствие нормального научно-технического задела.

Отдельно следует сказать и об уровне научно-технического сопровождения работ, выполняемых промышленностью. Здесь три составляющие:

- научно-исследовательские организации (НИО) ВМФ;

- Департамент по обеспечению ГОЗ (ДОГОЗ);

- военная приемка.

В НИО ВМФ, где разрабатывали ТТЗ, ОКР «Ломонос» прекрасно знали всю нереальность этого, тем не менее, это делалось.

Далее – Департамент МО РФ по обеспечению государственного заказа (ДОГОЗ) фактически отвечает «за строчку» в плане, за дело – нет.

Система заказчиков, существовавшая в советские времена, имела массу недостатков, но в ней ресурсы находились в руках начальника, отвечавшего за решение проблемы, и он знал реальную обстановку (через приемку).

Для того чтобы система, которую мы сегодня имеем, эффективно заработала, необходимо введение двойного подчинения Управлению военных представительств (УВП) и ДОГОЗ, например на уровне заместителей главкомов по вооружению видов ВС (с формированием соответствующего аппарата).

Но самый главный вопрос – формирование научно-технического задела, для этого нужны комплексные НИР. Если на них нет денег – значит, придется уменьшать число кораблей, потому что без критически необходимых научных исследований и испытаний мы не можем в дальнейшем обеспечить их реальную боеспособность.

Те же лица, представлявшие ложные доклады руководству о мнимом благополучии, под предлогом «отсутствия денег» в «жирные финансовые годы» просто «придушили» все НИР по тематике МПО. Дикость ситуации в том, что даже в тяжелые 90-е годы в МО РФ старались максимально сохранить критические НИР (и сохранили их!), поскольку было понимание – без них будущего нет.

Характерна дискуссия, развернувшаяся на конференции по МПО форума «Армия-2015» по одной из «инновационных систем обнаружения», которую НИО ВМФ «прописывало» практически во все текущие ОКР. Руководитель организации-разработчика признал, что из реального задела имеются только «результаты математического моделирования», причем дальность действия весьма мала. При этом ее внедрение «обосновывали» прекращением перспективных НИР по тематике акустических ССН! Как говорится – «ошибка хуже преступления»! Может быть, дело в том, что у начальника торпедного отдела НИО ВМФ диссертация была как раз по этой «инновационной теме»?


Научно-исследовательские работы (НИР)

Из выступления первого заместителя министра обороны РФ Юрия Борисова перед участниками общего собрания членов Российской академии ракетных и артиллерийских наук 7 декабря 2012 года:

Необходимо искоренить практику открытия ОКР без проведения соответствующих научно-исследовательских работ (НИР). Проведение НИР гарантирует нас от ошибок в будущем, снижает риски неуспешного завершения ОКР. В процессе выполнения НИР, помимо подготовки научно-технического отчета, при необходимости проводится макетирование, по итогам которого исполнитель должен убедить заказчика в возможности реализации тех или иных технических решений. И только после этого на основе объективных данных может быть сформирован проект технического задания, проведено технико-экономическое обоснование будущих ОКР.


Генерал армии Борисов Ю.И.


Графика из статьи «Особый задел» Борисов Ю.И. Фаличев О.В., 2017 г.

Обращает на себя превышение в 500% расходов на проект 885 «Ясень» (причем который в виде, предусмотренном Госконтрактом ВМФ и промышленностью, сдать не смогли до сих пор. Например, «Ласту» и все, что с ней связано). Здесь же уместно вспомнить позор с вооружением (и старыми торпедами УСЭТ-80 и «Физик-1»), продемонстрированным Президенту страны год назад в Севастополе (по проекту «Лайка»), несмотря на якобы «успешно выполненную» по нему НИР.



Следует признать, до этого значительная часть НИР МО РФ представляла собой откровенное «освоение бюджетных средств» с минимальным результатом. Вместе с тем даже в тяжелейшие 90-е годы МО РФ проводились ряд НИР, которые позволили нам сохранить и развить современный научно-технический задел. При всех крайне острых проблемах соответствующие руководители понимали, что нельзя «резать» эти НИР, потому что вместе с ними будет «зарезано» будущее.

В ходе «реформ Сердюкова» в Минобороны пришло много «современных и эффективных менеджеров», которых в МВА если чему и научили, то «резать косты» (урезать расходы). И первыми они «резанули» абсолютно непонятную им «науку» (в т.ч. военную). Не будет своего, так «за границей купим»!

Сердюкова в Минобороны нет уже 7 лет, многие его ошибки исправили, но проблема погрома перспективных НИР в Минобороны сохранилась и остро стоит до сих пор. Здесь есть несколько крайне острых и имеющих серьезные долгосрочные негативные последствия проблем:

1.Минобороны, еще при Сердюкове «зарезало» практически все НИР, полагая что НИР якобы «должен вести Минпромтог».

2. Денег нет, но очень хочется «не имеющего аналогов» и превосходящего все и всех. Соответственно, буйно «расцвело» откровенное вранье в различных «мультиках» презентаций для руководства. Подчеркну, речь не о пропаганде из телевизора, а о «внутренних» документах Минобороны (и других структур. Например, о докладах в Администрацию Президента).

3. В МО РФ практически не осталось управленцев, способных эффективно вести и контролировать НИР.

Рано или поздно возобновление ОКР с таким заделом и такими подходами на нормальном здоровом уровне окажется невозможным.

Систему надо менять.

Но об этом – в следующий раз.

PS. Про «мультики и научно-технический задел»

Звонит мобильник:

- Алло, это Вадим Павлович Лукашевич?

- Да, слушаю вас.

- С вами говорит ведущий конструктор НПО «Молния» (называет фамилию). У нас проблема — не могли бы вы объяснить, почему у вас на сайте www.buran.ru «Буран» отделяется от второй ступени ракеты-носителя «Энергия» импульсом четырех маневровых двигателей, а не шести?

Обалдев от такого вопроса (ведь мне звонит ведущий конструктор организации-разработчика «Бурана»), я неуверенно переспрашиваю:

- А почему у вас срабатывают шесть двигателей, а не четыре?

- Мы провели компьютерное моделирование процесса разделения нашего изделия и блока второй ступени, и у нас для гашения возникающих колебаний при плоскопараллельном расхождении, без соударений, нужно задействовать шесть двигателей. А у вас на сайте только четыре… Почему?

- Подождите, но ведь вы разработали «Буран» и реализовали все вопросы разделения! Вы все моделировали тысячи раз и выполнили это в полете 15 ноября 1988 года! При чем тут я? Я просто нарисовал красивый мультик… Для своего сайта… Захотел сделать скринсейвер, чтобы на экране компьютера крутилась красивая картинка, похожая на реальность…

- Но у вас отделение четырьмя двигателями, а у нас получается только шестью. Почему же у вас только четыре?

- Ну, мы рисовали «от фонаря», как я это понимаю, без каких-либо расчетов и тем более динамических моделей. Мы просто нарисовали красивый мультик. Если вы моделируете на реальных исходных данных, и у вас получается шесть — значит, правильно шесть. Проблема-то в чем?

- Так мы для нового изделия и делаем шесть. Моделируем на компьютерном стенде — четырьмя не получается без соударения. Докладываем генеральному. А он собирает большое совещание и говорит, что мы ничего не понимаем, потому что у Лукашевича на сайте разделение производится четырьмя двигателями (он сам это видел). А это экономия топлива. Если не можете сделать самостоятельно — звоните Лукашевичу и выясняйте, как ему это удалось! Вот я и звоню…

И я просто сползаю под стол… Где вспоминаю, что Владимир Путин в своем последнем послании Федеральному собранию, говоря о новой стратегической ракете «Сармат», демонстрировал всему миру мультик, который мы со сценаристом Андреем Почтаревым в середине 2000-х годов сделали в Останкино за пару часов «на коленке» для очередного выпуска передачи «Ударная сила» Первого канала про «Сатану».

Как сейчас помню вопрос 3D-дизайнера: «Что бомбить-то будем?»

И мой ответ: «Хреначь по Флориде!»

И на картинке типа «Сармат» дырявит Флориду нашими разделяющимися боеголовками…


Ну, чем не кино? Про наши «Войны Пентагона»?

Максим Климов,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#ВМФ #ВС_РФ #НИОКР
Tags: #ВМФ, #ВС_РФ, #НИОКР, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments