"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Основы кораблестроительной политики: принципы и их применение (Часть 3)

А теперь – как надо сделать

Представим себе, каким мог бы быть корвет «по мотивам» 20385, отталкиваясь от серийного оборудования, оружия и корабельных систем. А также оценим то, насколько сложно и долго будет «переключиться» сейчас на такой корабль.

Разбираем по пунктам, исходя из перечисленных выше принципов.

1. Обеспечение массовости. Здесь, прежде всего, речь должна идти о снижении себестоимости корабля и исключении из его производственного цикла сложных операций и переусложнённых систем. Первым кандидатом здесь является радиолокационный комплекс – нужно применить бюджетный вариант, но предусмотреть возможность модернизации в будущем. К нему, однако, всё не сводится. Вторым способом является пересмотр доли композитных материалов в надстройке. Не вдаваясь в рассуждения на тему того, насколько реально эта надстройка тяжелее (есть основания считать, что не намного), заострим внимание на том, что она дешевле, а это для нас важнее. Что до малозаметности, то говорить о ней всерьёз (применительно к корветам проектов 20380 и 20385) не стоит.

Корвет, возможно, потяжелеет, его осадка увеличится, а гидродинамическое сопротивление вырастет. Что приведёт к снижению и так недостаточной скорости этого корабля. Но, во-первых, есть резервы по снижению его водоизмещения в других элементах конструкции. А во-вторых, необходимо тщательно изучить вопрос оптимизации обводов подводной части корпуса, возможно, с привлечением сил КГНЦ им. Крылова, чтобы выбрать обводами недостаток скорости. Этот вопрос следует изучить отдельно. Но он, скорее всего, окажется тем или иным способом решаемым.

2. Серийное оборудование, вооружение и т.д. Данное условие требует от нас на первоначальном этапе обойтись тем же составом корабельных систем, что и на корвете «Громкий», за вычетом радиолокационного комплекса из РЛС «Фурке», «Монумент» и «Пума», который на нём полноценно так и не заработал из-за неустранимых недостатков «Фурке» и отсутствия радиокоррекции ЗУР. В данном случае вменяемое решение одно. И оно такое – унификация РЛК корвета с МРК «Каракурт», что уже не раз озвучивалось. То есть РЛС ОВЦ «Позитив-М», РЛС обнаружения надводных целей «Минерал». Стрельбу артиллерии прекрасно обеспечивает РЛС «Пума», тоже серийная. Такой комплекс полностью работоспособен и производится серийно. Его параметры достаточны для стрельбы ракетами ЗРК «Редут» и обеспечивают достаточную точность первоначального ЦУ для ракеты.

Проблемой является только линия радиокоррекции, которую этот комплекс не обеспечивает. Но отдельно существует уже разработанное и прошедшее испытания оборудование, которое эту самую радиокоррекцию обеспечивает. Вопрос только в интеграции его с БИУС и ЗРК, что потребует нескольких месяцев не самой тяжёлой работы.

Всё вышеперечисленное никак не отменяет задела для модернизации корветов. Так, при прокладке кабель-трасс и подборе дизель-генераторов ничего не мешает предусмотреть возможность более мощных потребителей. Например, какого-то не существующего пока нормального, вменяемого РЛК с фазированными антенными решётками (изделие «Заслона» таковым не является), в отсеке для РТПУ СМ-588 комплекса «Пакет» вполне может быть предусмотрена возможность оборудовать в будущем подъёмник для торпед из находящегося палубой ниже погреба АСП. На случай, если наконец-то возобладает здравый смысл и вместо монструозной пусковой установки флот обзаведётся нормальными перезаряжаемыми торпедными аппаратами калибра 32 см (см. статью. «Лёгкий торпедный аппарат. Нам нужно это оружие, но у нас его нет»).

В качестве альтернативы – места для них могут быть предусмотрены на одном уровне с погребом АСП, на будущее. Тогда при начале массовой «блоковой» модернизации всех корветов этими возможностями можно будет воспользоваться. Аналогичный резерв нужен и для зенитных артиллерийских установок АК-630М, как по прочности погона, опорных элементов конструкции и палубы, так и по электропитанию. Аналогичным образом может быть предусмотрена возможность дооснащения корабля управляемыми и самонаводящимися снарядами.

Важный момент – удаление с борта корвета монструозного РЛК позволяет существенно сократить объём помещений, потребный для радиоэлектронного оборудования, а освободить то пространство, которое на старых 20380 занимает ракетная палуба. Тогда, помимо пусковой установки 3С-14 и двух пусковых установок «Редута» на корабле может также появиться комплекс ракетного оружия «Уран».


Красным цветом на коллаже выделено наступательное ракетное оружие, зелёным – зенитные ракеты. Мачта соответствует таковой на кораблях с РЛС «Фуркэ», но можно сделать и иначе.

Зачем это нужно, при наличии УКСК?

Затем, что, во-первых, ракет много не бывает, во-вторых, «Уран», в отличие от 3С-14 может быть перезаряжен прямо в море, при наличии плавкрана, что было продемонстрировано в ходе учений на Балтике.



Конечно, гипотезу о возможности размещения таких ракет вместе с УКСК на упрощённом варианте проекта 20385 надо ещё проверить. На кораблях любые изменения в конструкцию должны просчитываться. Однако, если это реально, то это нужно сделать. Или хотя бы предусмотреть возможность размещения пусковых установок в будущем, если сейчас финансы не позволяют их получить.

По оценкам специалистов, такой корвет будет стоить около 17–18 млрд рублей, что намного меньше, чем 20385 (22,5 в ценах 2019 года) или последние 20380 с МФ РЛК (примерно 20).

То есть речь идёт о том, что за стоимость шести корветов – четырёх обычных 20385 (более 90 миллиардов) и пары 20380 с МФ РЛК (около 40 миллиардов) можно построить семь «мобилизационных» 20385 в описанной выше комплектации. Причём их не надо будет мучительно доводить, так как там всё сразу будет работать. Модернизировать их при необходимости будет проще, так как это будет предусмотрено заранее. Да и жизненный цикл будет дешевле.

Ведь ЗИП будет пересекаться с «каракуртовским», подготовка личного состава будет проще по той же причине, доплачивать за доводку кораблей до боеспособного состояния не придётся и т.д.

В качестве бонуса к семи корветам – несколько сотен сэкономленных при такой схеме миллионов рублей. Мелочь, а приятно.

Ну, и самое главное – совокупно эти семь гипотетических 20385 «упрощенных» будут мощнее, чем четыре 20385 и два 20380, которые реально планируются к постройке.

Альтернативный вариант – можно было бы построить те же самые шесть, но сэкономить примерно 17–18,5 миллиардов рублей для бюджета.

В завершении отметим, что этот упрощённый или «мобилизационный» вариант – не изобретение автора. Он предлагался профессиональным и высокопоставленным отечественным специалистом в области надводного кораблестроения, квалификация которого не вызывает никаких сомнений.

3. Принцип разумной достаточности ТТХ. При этом у такого корабля, который против серьёзного противника будет действовать у своего берега или совместно с кораблями мощнее, будут вполне достаточные тактико-технические характеристики для того, чтобы выполнять задачи по предназначению. Этот аргумент обычно пытаются подвергнуть сомнению лоббисты «Заслона», утверждая, что РЛС «Позитив-М» от очень сильного налёта отбиться не даст, забывая, что у корвета просто банально мало зенитных ракет, и потенциал сверхвысокотехнологичного РЛК («Заслон» таковым не является, но его создатели и лоббисты претендуют на это) на нём просто не может быть раскрыт.

Применение принципов 4 (запрет на пересмотр ТТЗ после начала постройки) и 5 (модернизация блоками) очевидно. И не требует специальных разъяснений.

Всё, что в данном случае нужно, это спокойные научно-исследовательские работы в интересах ВМФ, которые определили бы то, в какую сторону должны развиваться корветы, чтобы в определённый момент времени иметь готовые проекты их модернизации. Что позволило бы без метаний заранее подписать контракты на выполнение этих работ, закупить всё необходимое оборудование и комплектующие. И потом по готовому проекту, быстро, совмещая модернизацию с каким-либо ремонтом (например, восстановлением технической готовности или средним ремонтом – в зависимости от возраста и состояния корабля), быстро всё сделать. Это позволит сэкономить деньги по той же схеме, что и строительство без пересмотров ТТЗ и непредусмотренных планами опытно-конструкторских работ.

6. Минимизация перечня проектов, ликвидация избыточных ОКР и тому подобного. Строя серию одинаковых кораблей и планируя их модернизацию, стоит сделать ещё один шаг и научиться заранее планировать весь жизненный цикл корабля.

Это трудно, так как никогда точно загодя нельзя спрогнозировать, сколько ему реально придётся служить и будет ли он вовремя попадать на ремонты. Тем не менее, заложить в проект эволюцию корабля можно.

Так, например, описанное выше создание задела под будущую модернизацию позволяет связать судьбу корабля с предстоящими планируемыми опытно-конструкторскими разработками. И заранее определить то, какие из них будут относиться к корветам, а какие нет. Вполне реально кое-что таким способом запланировать для корабля, сразу же задав граничные условия для того, чтобы не изобретать ничего лишнего, что для такого класса кораблей всё равно не нужно.

7. Принцип совместного развития связанных друг с другом систем оружия тоже, в общем, понятно, как работает. Если мы прогнозируем появление 57-мм зениток со снарядами с программируемым подрывом, если мы понимаем необходимость монтажа прицельных устройств на одном лафете с блоком стволом ЗАК и что, возможно, нам в будущем придётся отказаться от одного блока стволов на АК-630М в пользу спаренного «Дуэта», то все эти возможности должны быть на корабле предусмотрены даже в условиях, когда изначально он выходит с завода с ЗАК АК-630М. Не должно быть такого, что исследования показали необходимость уйти на 57-мм или на «Дуэт», а конструкция не позволяет их установить на корабле.

Конструкция корвета должна это предусматривать. Очевидным образом, все перспективные ракеты должны применяться с пусковых установок стоящих в строю кораблей.

Вертолётный ангар должен вмещать «Миногу», макет которой уже готов, и он, похоже, окончательный – это касается и фрегатов проекта 22350, и десантных кораблей. Всё это должно рассматриваться в комплексе и развиваться во взаимосвязи, чтобы корабль, как сложная техническая система, мог бы полноценно эволюционировать в течение отведённого ему длительного срока службы.

В конечном счёте, программа кораблестроения должна быть взаимоувязана с другими, смежными программами (те же корабли с вертолётами, и не только в части размеров, но и в системах связи и обмена информацией, применяемом оружии, типа единой лёгкой противолодочной торпеды и так далее).

Положительные примеры

В отечественном кораблестроении есть и положительные примеры.

Самым ярким и «свежим» примером следования вышеперечисленным принципам является создание МРК проекта 22800 «Каракурт».

Автор не раз утверждал, что специализированный ударный корабль такого класса себя изжил на концептуальном уровне. И сегодня необходимо строить многоцелевые корабли, хотя бы малые, способные в том числе бороться с подлодками, а в качестве атакующего специализированного корабля уместнее ракетный катер с высокой (45 узлов и более) скоростью хода.

Тем не менее, невозможно не заметить то, что в рамках тактико-технического задания, работа по созданию «Каракурта» была выполнена безупречно – его главный конструктор и коллектив, работавший над этим проектом, смогли создать очень недорогой корабль, на котором реально не было ни одной значимой ОКР, а все системы были серийными.

Итог – при снижении цены почти вдвое относительно предшественника «Буяна-М», корабль несоизмеримо мощнее, скоростнее, реально способен вести бой против надводных кораблей противника, почти полностью состоит из отечественных корабельных систем и комплектующих.

И, если бы не подвёл поставщик дизелей (ПАО «Звезда»), то «Каракурты» могли бы строиться очень быстро. При всех задержках с дизелями головной корабль был передан заказчику менее чем через два года с момента закладки.

На этих кораблях всё работает сразу. И никаких мучительных многолетних доводок там не будет.

Стоит понимать, что гипотетический многоцелевой корабль те же люди сделали бы не хуже.


Фото: судостроительный завод “Пелла”

Те подходы, которыми сопровождалось проектирование «Каракуртов» даже сегодня позволяют строить их массово и очень быстро. Если бы не дизеля. И если исполнитель не подводит.

Вторым настолько же успешным проектом были подлодки проекта 636 (трёх «подсерий», в американской терминологии – «флайтов») «Варшавянка».

Увы, на сегодня они очень сильно устарели и нуждаются в очень глубокой модернизации. Но если бы её провели, то эти лодки и сегодня бы оказались серьёзной силой в морской войне.

Вот что значит не гоняться за химерами, а просто спокойно делать свою работу, без метаний и отступлений от здравого смысла.

Эти положительные примеры, как легко можно увидеть, получились в результате следования только части вышеозвученных принципов. И даже в этом случае, успех оказался феноменальным. «Каракурты» и «Варшавянки» – яркие свидетельства того, что наши проблемы с флотом вызваны только плохим управлением и более ничем. Когда никто не мешает работать, наши корабелы и проектанты вполне выдают результаты

«от среднемирового уровня и выше».

Но в систему это не вошло.

Заключение

Мы не скоро увидим торжество этих простых, в общем-то, принципов.

Они используются. И дальше будут использоваться другими странами, но не нами. Мы же будем просто смотреть на чужие успехи и завидовать тому, что другие страны играючи могут то, что нам пока по организационным причинам абсолютно не по силам, даже при наличии денег и технической возможности сделать также или лучше.

Ещё раз – деньги позволяют, и промышленная база позволяет тоже, не позволяет подход государства к этому вопросу. Иногда «лучики света в тёмном царстве», типа «Каракурта», будут всё-таки пронизывать нашу тьму, но это будет и дальше скорее исключением, чем правилом.

На сегодня в высших эшелонах власти окончательно закрепилось отношение к ВМФ, как к чему угодно – средству подогреть «уважаемых людей», средству решения проблемы безработицы, вливанию денег в регионы, инструменту для внутриполитической пропаганды нашего величия и всемогущества, к синекуре, к инструменту дипломатии, и, как про нас говорят американцы, «проекции статуса». Но только не как к средству ведения войны с настоящими трупами и «похоронками». Не как к военной силе, которая должна сражаться насмерть. Причём иногда – за выживание нашего народа и культуры.

Пока это так, ни о каких рациональных подходах к созданию военно-морской мощи говорить не стоит, мы институционально закрепили примат формы над содержанием. Мы взяли за базовую ценность «казаться», а не «быть», и отрицаем противоположное даже на уровне масс.

Отдельные «всплески просветления» в нашем руководстве, к сожалению, носят бессистемный характер, когда из удачных решений (например, продолжать строить фрегаты проекта 22350) не делается никаких выводов для других проектов.

Народ же просто ничего не понимает в происходящем и ждёт команды на бросок чепчика вверх. В перспективе это чревато до невозможности неприятными сюрпризами. Однако это будет потом, а сейчас можно продолжать наслаждаться величием.

Но, возможно, в будущем ситуация переменится.

И тогда все эти принципы понадобятся. А значит, есть смысл их изучить и понять.

В будущем, возможно, они воплотятся в виде ГОСТов. Или даже, может быть, специальных кораблестроительных законов, необходимость иметь которые давно назрела, как и закон о флоте в принципе.

А пока нам их нужно просто знать.

И желательно всем.

В следующем материале будут кратко перечислены актуальные возможности отечественной промышленности.

Александр Тимохин,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#вооружение #мнение #флот #ВМФ #Россия
Tags: #ВМФ, #Россия, #вооружение, #мнение, #флот, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments