"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Беспилотные «рои» готовятся к бою



Оружие массового поражения

Эксперт по роям дронов (и противодействию им) Зак Калленборн считает, что США должны официально занять позицию, согласно которой большие рои автономных смертоносных беспилотных летательных аппаратов должны рассматриваться как оружие массового уничтожения (ОМУ):

«Рой с 10 000 или более вооруженных дронов должен быть классифицирован как оружие массового поражения».

Здесь уместно вспомнить, что к числу видов ОМУ относится и ядерное. И вопрос его применения в ответ (или на грозу применения «другой стороной» ОМУ) не просто «обсуждается» в США, а реализован на уровне оперативного планирования.

По мнению Исаака Каминера, профессора инженерии в аспирантуре военно-морского флота США:

«Атаки крупномасштабных враждебных роев с сотнями или тысячами дронов уже являются неминуемой угрозой».

В 2016 году Исаак Каминер работал над разработкой тактики защиты «ценного военно-морского актива» (авианосца) от роя небольших беспилотных катеров. Это реальная угроза. Иран уже давно работает над тактикой групп малых скоростных катеров против крупных боевых кораблей (здесь же – спешное применение таких катеров хуситами). При этом скоростные катера (в том числе безэкипажные) могут быть дополнены группами (роями) воздушных и подводных дронов.

Самоуправляемая угроза

Обычно современные беспилотники управляются дистанционно людьми (и даже в автоматическом режиме их работа обычно контролируется оператором). Однако это становится невозможным с большим количеством дронов, как из-за недостатка операторов, так и из-за ограничений пропускной способности каналов связи. Вместо этого «рой» должен будет во многом сам себя контролировать и управлять.

Очевидно, что разработка эффективных алгоритмов и тактик группового применения (решения реальных задач) является весьма нетривиальной задачей. И над этим за рубежом очень активно работают.

2017 год. Военно-морская академия США выигрывает трехдневный турнир в небе над Кэмп-Робертсом над Военной академией США и Академией ВВС США в эксперименте агентства DARPA, направленном на разработку инновационной тактики для больших групп беспилотных летательных аппаратов в рамках программы Academies Swarm Challenge.



Турниру предшествовала 8-месячная интенсивная работа по подготовке. За этот короткий промежуток времени DARPA разработало, изготовило и протестировало собственные коммуникационные сети и различные системы визуализации данных в реальном времени, предназначенные для одновременного отслеживания десятков беспилотных летательных аппаратов (БЛА).

Высокоавтономные бои

Тимоти Чанг, руководитель программы «роев» БЛА DARPA отметил:

«Курсанты разработали инновационную тактику «роев» для этих высокоавтономных боев и продемонстрировали ее в экспериментах. Это был феноменальный успех. Одним из самых захватывающих результатов этого было «открытие глаз и воображения» – не только курсантов академий, не только исследователей DARPA, но и присутствовавших высокопоставленных военных начальников и операторов БЛА».


Что демонстрирует эта умная девочка, очевидно. Завтра так будут атаковать наши БЛА.

До соревнований ни одна команда не управляла более четырьмя БЛА одновременно. В первый же день соперничающие команды увеличили это число до 20 БЛА. Через два дня участвовали уже 60 БЛА (25 на 25 – команды соревнующихся, и по пять дополнительных БЛА на каждую команду кружили в резерве).

В первой игре (23 апреля) ВВС победили армию со счетом 58–30 в битве 20 на 20 БЛА. Причем вначале армия захватила инициативу и вела в счете, но способность ВВС быстро собрать больший рой БЛА и эффективно им управлять оказалась решающим фактором итоговой победы команды ВВС.

Понедельник, 24 апреля: флот победил армию.

Вторник, 25 апреля. Команда ВМС США победила команду ВВС со счетом 86-81 в тяжелом матче, в котором первенство по счету изменялось четыре раза, прежде чем закончилось отведенное время. При этом большое количество БЛА в воздухе довело экспериментальную сетевую инфраструктуру до предела и затруднило обеим группам отправку команд и обновление тактики действий «роев».



Победа команды ВМС случайностью не была. Так как именно флот США оказался на «острие» изучения вопросов боевого применения «роев» (и противодействия им). И начиналось это еще в Холодную войну (об этом ниже).

16 апреля 2015 года управление военно-морских исследований ВМС США сообщило, что в течение последнего месяца оно проводило демонстрации роящихся беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в рамках программы Low-Cost UAV Swarming Technology (LOCUST), которая разрабатывает технологию быстрого запуска беспилотных летательных аппаратов для подавления и уничтожения противников.



Испытания проводились с БЛА Coyote, которые имеют возможность нести различные полезные нагрузки в зависимости от выполняемых задач. И среди них был групповой полёт, в котором девять БПЛА успешно синхронизировались и выполняли полет (и задания) группой полностью автономно. Технология роения позволяет дронам связываться и пространственно контролировать друг друга, управляя своими роевыми формированиями с минимальным человеческим руководством. Это уменьшает нагрузку и на каналы связи, и на оператора. И является ключевым для практической и эффективной групповой беспилотной тактики.

В завершающей серии экспериментов на испытательном полигоне Юма, штат Аризона, был произведен залповый (за 40 секунд) запуск 31 БЛА Coyote с групповым выполнением ими решаемых задач.

Руководитель программы управления военно-морских исследований Мастроянни отметил:

«Такого уровня автономного роевого полета еще никогда не было».

Рой против роя

То есть на 2015 год ВМС США вышли на уровень «роя» из порядка 30 БЛА.

Здесь очень уместно будет вспомнить наш противокорабельный ракетный комплекс оперативного назначения (ПКР ОН) с «роем» из 24 автономных (от носителя после пуска), но взаимодействующих друг с другом БЛА-ПКР, коллективно решавших сложнейшую задачу поражения соединений кораблей противника (в т.ч. авианосных групп). Это в научных организациях ВМФ и ОПК начали разрабатывать еще в конце 60-х гг. прошло века. И успешно завершили эту разработку в начале 80-х гг. То есть когда-то именно мы были на ведущих позициях в данных вопросах, далеко вырвавшись вперед от остального мира.

Соответственно, для ВМС США уже с 70-х гг. крайне остро стояла проблема борьбы с «роями» наших ПКР ОН. И они этому активно учились. И сейчас они далеко вперед от нас.

Декабрь 2015 года. ВМС США закупают 100 беспилотных летательных аппаратов для учений «рой против роя». Здесь же подключается DARPA с проведением в 2017 году исследовательских испытаний – соревнований команд академий.

«Гремлины»

Ноябрь 2019 года. Проведены первые лётные испытания многоцелевых беспилотников X-61A по программе «Гремлины» (Gremlins) по массовому применению сбрасываемых с транспортных самолетов БЛА против систем ПВО (и других объектов противника). БЛА X-61A может развивать максимальную скорость до 0,8М. Продолжительность полёта достигает 3 часов, а дальность – до 900 км.



Октябрь 2016 года на полигоне в Калифорнии три самолета F/A-18E/F Super Hornet ВВС США за короткий промежуток времени выпустили 103 микро-БЛА Perdix. Идея проекта родилась у студентов в Массачусетском технологическом институте в 2011 году. Сначала все было «мирно и гуманно». Студенты запускали дроны исследования атмосферы с воздушных шаров. А потом «пришли военные» из ВВС и им понравилось.



Китай и Иран

Американцы в этом не одиноки. Им «в спину дышит» их главный геополитический противник Китай. Более того исследовательские учения с одновременным применением десятков разнотипных дронов уже проводил даже Иран.


Китай. Теория (исследования «роев»). И практика – предсерийный образец боевой машины с «роем» БЛА.

Проект «Стая-93»

Увы, то, что по этой реальной (в смысле реальной практической работы, а не «голого теоретизирования») части было показано у нас, вызывает эмоции уровня «Аргентина–Ямайка». Просто процитирую вот это:

26.06.2019 г. Минобороны показало стаю дронов, которых невозможно сбить. Новая разработка способна «свести с ума» любую ПВО. Специалисты военного инновационного технополиса «Эра» разработали беспилотный боевой комплекс «Стая-93», позволяющий использовать флотилии дронов в одном строю. Опытные образцы и тактику применения военные разработчики представили на военно-техническом форуме в подмосковном парке «Патриот». Проект «Стая-93» предусматривает одновременное использование неограниченного числа малых беспилотников в строгом или рассеянном строю. Предназначен комплекс для выполнения самых разнообразных задач: как военных, так и гражданских. В перспективе комплекс «Стая» может быть задействован при доставке грузов в труднодоступных районах, для мониторинга приграничной зоны и охраны объектов промышленности. Малогабаритные дроны способны сесть на площадке без инфраструктуры и доставить груз в любую точку.

Данный комплекс отличает полный автоматизм. Если китайские и американские аналоги управляются оператором, то дроны, входящие в эскадрилью «Стаи», программируются заранее и действуют автономно. Как отмечают специалисты Минобороны, такая тактика применения исключает возможность уничтожения дронов при помощи средств радиоэлектронной борьбы: «Сигнала нет. А значит, просто нечего заглушать», - говорят специалисты.
Тактика применения комплекса «Стая» в боевых условиях предусматривает взаимозаменяемость дронов: место выбывшего в строю немедленно занимает другой. В случае атаки при помощи средств ПВО, дроны рассеиваются и продолжают действовать в новом построении.


«Разработанный» (в кавычках) видимо для «стайной» доставки пачек сигарет в «труднодоступные районы» БЛА СОМ-93 (с вероятностью 0,9999 – «конструктор» с «Али Экспресс»). Фото: Сергей Вальченко

Комментировать «этот креатив» - увольте (наиболее «сочное» – выделил). Замечу только, что упомянутая «стая» существует только в виде «мультика»-презентации. А предлагаемые зарплаты «креативным разработчикам» «инновационного центра» МО РФ «Эра» составляют менее 50 тыс. рублей. Кроме того, имеются веские основания сомневаться в том, что в «инновационном центре» МО РФ «Эра» была реально выполнена хоть одна (любой тематики) разработка (т.е. ОКР – опытно-конструкторская работа). Видимо, «телепорт изобретают» (для мгновенной телепортации БЛА с целью немедленной замены одного дрона другим).

Просто катастрофа

Выводы для нас здесь будут крайне жесткие. Если по технической части наше отставание невелико (при относительном благополучии со связью, аэродинамикой, электродвигателями, у нас есть серьезные проблемы со стабилизированной оптикой, тепловизорами, поршневыми двигателями и аккумуляторами), то по организационной – катастрофическое.

Да, в последние годы «наша DARPA» (ФПИ) «встрепенулась» и развернула реальную и нужную работу в этом направлении. А вот на общегосударственном уровне у нас просто катастрофа:

1.Длительная и заскорузлая система принятия решений о новых разработках. (Даже при положительном решении по новой теме, включение в план перспективных работ «года через два»).

2. Растянутая и малоэффективная система разработки и согласования тактико-технических заданий (ТТЗ) на новые работы. При этом наличие на них «самой высокой утверждающей подписи» ни в коей мере не гарантирует качества такого ТТЗ. Скорее наоборот. Сегодня качественное ТТЗ стало редкостью. (И выполняется как правило самими исполнителями, а не «теми, кому положено»).

3. Контрактная система, исключающая проведение реальных сравнительных испытаний.

4. Часто откровенное «освоение» полученных госсредств. Вместо ставки на результат. (Тематика определенных работ Минпромторга по робототехнике может вызвать даже не недоумение, а «бурные эмоции»).

5. Часто заведомо избыточные и необоснованные требования, приводимые к продукции военного назначения (ПВН). Причем (и тоже к ПВН) для так называемых «правильных организаций» и «уважаемых людей» может прощаться все и вся.

6. Часто неадекватные требования по сертификации. Начиная от получения лицензий на разработку и заканчивая фактически невыполнимой (в полном объеме) нормативной базы по их проведению.

7. Затратный метод формирования цены, практически исключающий получение Минобороны продукции по низкой стоимости.

90 кг в стружку

«Анекдотичная история. Одно из предприятий выпускало некую бронированную крышку по запредельной стоимости. Оказалось, что изделие весом 10 кг вытачивали из заготовки массой 100 кг. А 90 кг стали шло в стружку. Зато были задействованы самые современные станки с ЧПУ. Раньше такие крышки штамповали из листа брони, как пельмени. Сейчас используют суперстанки и супертехнологии. Таким образом, абсолютно законно можно «натянуть» любую цену».

И не торопитесь осуждать за это директора данного предприятия. Ибо ему нужно как-то платить работникам, ремонтировать оборудование, крышу. В конце концов, иметь «заначку» на перспективу, да и просто кредиты (за новые станки) отдать.

Все это ни в коей мере не является «тайной». Несколько лет назад на последней публичной конференции по робототехнике МО РФ у представителей организаций-разработчиков (в т.ч. высокопоставленных) просто «клокотало» все внутри. И очень жесткие слова открыто звучали даже не в кулуарах или при обсуждениях, а прямо с трибун. Там же озвучены были и заверения в понимании проблем от высоких руководителей. Только вот изменилось после этого что-то лишь в худшую сторону.

Диверсия как забота

Возникла еще одна причина, о которой, увы, публично в СМИ прямо сказать нельзя. От неё буквально «взвыли» практически все отечественные разработчики. (Но открыто – только в «курилках». Упаси боже, сказать об этом вслух – «испортишь отношения с заказчиком»). И не только робототехники, но и многого «летающего», «ездящего» и «плавающего».

Из-за резко возросших не только стоимости разработок (исключая возможность разработки и выпуска для Минобороны, например, массовых дешевых БЛА и формирования больших «сетей» и «роев»), но и времени (при этом крайне затрудняется проведение испытаний).

Причина, за которой ясно просматриваются коммерческие интересы определенных организаций (безусловно, все это делается под «соусом» «заботы о Родине», «враги окружают», «нужно еще напрячься и усилить бдительность» и т.д.).

При этом, наши БЛА отвоевали (в условиях жесткого противодействия) без такой «дополнительной заботы» успешно и в Сирии, и в ряде других стран. Сейчас же они фактически оказались «вне закона».

Обозначенный на западе «ценник» для массовых БЛА (порядка 10–20 тыс. долларов и менее) близок к таковому для наших ПТУР (к коим требования отработаны и разумны).

Проблема в том, что к БЛА у нас предъявляются «некоторые особые требования», с которыми о таких низких ценах можно просто забыть. Так что, наших «боевых роев» не будет?

Наших «боевых роев» не будет

Подчеркну, не по техническим, а сугубо по организационным причинам.

Во всяком случае до тех пор, пока весь сложившийся организационный хаос у нас не будет жестко и объективно вскрыт и разрешен (с формированием нормальной здравой системы разработки и требований к ним). Но что бы это случилось, необходимо «бить в набат» всем причастным: руководителям, конструкторам, инженерам. Вплоть до массового обращения в «соответствующие органы».

Ибо указанная «дополнительная забота» – это уже даже не саботаж, а самая настоящая диверсия в отношении перспективных отечественных робототехнических комплексов (и многих других образцов вооружения и военной техники).

Впрочем, есть и те, кто считает, что у нас «все хорошо и прекрасно» и «ничего не надо менять». Более того, это активно навязывается через СМИ.

Лубочная картинка

Вот следующая цитата известного отечественного «эксперта» (в кавычках):

«Представленный некоторыми СМИ в качестве «убийцы» наших Т-72 и Т-90 беспилотный штурмовик TAI Aksungur, может взять на борт крылатую ракету большой дальности Roketsan SOM. Вес ее боевой части 230 кг. Эта более чем серьезная боеголовка способна с высокой вероятностью пробить броню танка.

Но вот уничтожить их роту, как восторженно пишут СМИ, вряд ли. Причина этого весьма банальна. Анализ видеороликов, регулярно поставляемых в Интернет Минобороны Турции из разных конфликтных зон, показывает, что дроны воюют с одиночными, часто ничем не защищенными целями. Комплексы ПВО «Оса» также не работают. Про танки и другую бронетехнику и говорить не приходится: они либо стоят, либо небыстро куда-то едут.
РЭБ - это то, что глобально сделает невозможным массовое применение ударных дронов. А что же с танками? С ними в общем-то все будет так же. «Старенькие» Т-72, доведенные в ходе модернизации до уровня Т-72Б3, имеют «всеракурскую защиту» от средств поражения. Про Т-90 и его самую современную модификацию Т-90МС, новейший Т-14 «Армата», вообще, говорить не приходится. Для них это аксиома, подкрепленная еще и возможностью использования дымометаллических зарядов, накрывающих поле боя на километры непроницаемой для оптических средств завесой, найти под которой машины практически невозможно.

Здесь «все прекрасно»: и боеголовка в 230 кг по танку, и слепая вера в абсолютную эффективность РЭБ в отношении БЛА противника (причем наши БЛА почему-то РЭБ противника «героически держат»), и «всеракурсная» и «непробиваемая» защита российских танков, и «километры непроницаемых помех» с дымовых гранатометов. И вся эта «лубочная ахинея» напечатана была вовсе не «где-то в желтой прессе», а в ТАСС.

Песни про Карабах

Еще один «эксперт по лубочному цеху» про Карабах:

На долю БПЛА-камикадзе приходится всего несколько пораженных целей. Анализ потерь армянских Вооруженных сил показывает, что со своей задачей БПЛА не справились. Армянские С-300 продолжают функционировать. Впрочем, как и «Смерчи», «Эльбрусы» и «Точки», продолжающие наносить удары по территории Азербайджана.

Работа же боле легких SkyStriker и Orbiter вообще не попала на официальное азербайджанское видео. Впрочем, подобный результат вполне ожидаем. Дроны с небольшими боевыми частями в 3–5 кг не могут нанести существенного ущерба даже легкобронированным боевым машинам. Не говоря уже о танках, БМП и БТР.
Судя по имеющейся информации, главной ударной силой Азербайджана стала связка дронов Bayktar с управляемыми ракетными комплексами, а также артиллерией. На официальных видео азербайджанского военного ведомства хорошо можно рассмотреть, как к целям подлетают ракеты, а иногда – артиллерийские снаряды. Похоже, Баку активно использует корректируемые артиллерийские боеприпасы. В пользу этой версии говорят видео с особо точными попаданиями одиночных артиллерийских снарядов в полевые укрепления, а также в бронетехнику. Эффективность таких ударов весьма высока.

Ранее Азербайджан приобрел в России современные самоходные артустановки 2С19М1 «МСТА». Поэтому не исключено, что недавно Баку дозакупил к ним корректируемые боеприпасы «Краснополь». Тем более что экспортный вариант этого снаряда – один из самых современных в мире и отличается уникальными характеристиками. Для поражения подвижных объектов – танков, БМП, БТР, самоходных артустановок, РСЗО и систем ПВО – азербайджанские военные используют управляемые ракеты Spike моделей ER и NLOS.
До сих пор нет достоверного подтверждения использования малогабаритных управляемых боеприпасов с борта Bayktar. Следует отметить, что азербайджанские Bayktar имеют на борту турецкие корректируемые боеприпасы. В частности, на фото дрона, сбитого 20 октября армянским ПВО, можно увидеть две MAM-L. Скорее всего Вооруженные силы Азербайджана прекрасно осведомлены о низком могуществе турецких корректируемых боеприпасов, поэтому используют их крайне ограниченно. Под дроны бомбы подвешивают скорее всего на всякий случай.
На первый взгляд азербайджанские дроны демонстрируют уникальные боевые возможности. Уже смело можно говорить о новой беспилотной революции в военном деле. Но это только на первый взгляд.
Рассказы об уникальных возможностях дронов-камикадзе оказались слишком оптимистичными. Пока на счету этих изделий ничтожный процент уничтоженной армянской техники и личного состава. Так что трубить о беспилотных роях, сметающих все на своем пути, пока еще очень рано.
Пока самый эффективный азербайджанский военный инструмент – это БПЛА Bayktar, который наводит на цели артиллерию и управляемые ракеты. Как и в случае с Идлибом, турецкие дроны висят над линией фронта и тактическими тылами, выбивают цели, срывают армянские атаки и изолируют районы обороны. Но на самом деле возможности такой схемы ограниченны. Они определяются дальностью стрельбы ракет Spike и артиллерийских систем – а это всего лишь несколько десятков километров.
Поэтому азербайджанские военные не могут бороться на оперативном уровне с переброской армянских резервов. Для этого требуется задействовать уже полноценную авиацию и наносить массированные удары по выдвигающимся колоннам. Но задействовать авиацию Баку не может – армянские С-300 пока не подавлены. Поэтому азербайджанское наступление идет, в общем-то, тяжело. Армянскому командованию всякий раз удается на участке прорыва скопить силы, необходимые для контратаки. Хотя такие удары не смогли переломить ситуацию, но вот азербайджанское наступление они сильно тормозят.

Короче, если кто не знал, то, согласно нашим «лубочным бойцам информационного фронта», в Карабахе победили армянские С-300 и азербайджанские «Краснополи»…

Сама статья была опубликована в «Независимом военном обозрении», а её автор – Рамм из «Известий». Беда лишь в том, что подобные лубочные описания оказывают влияние на мнение политического руководства…

А реальность – иная. Вот цитата военного журналиста В. Шурыгина:

«Почти час смотрел по турецкому каналу Haber Global видео работы беспилотнков из Карабаха. Это просто трэш! Обыкновенное побоище. Не десятки - сотни атак! Причем, уже не каких-то значимых объектов - КП, складов, артпозиций и танков с грузовиками. Теперь охота идёт уже за группами в три - пять солдат. Полное господство в воздухе. Погибших только за этот часовой просмотр - сотни! По сути, это настоящий воздушный террор…

А завтра

Вот как дела идут у нас сейчас.
А завтра они будут атаковать нас. Но ответить нам будет нечем.

Максим Климов,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#мнение #вооружение #БЛА
Tags: #БЛА, #вооружение, #мнение, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment