"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

В память о Великом Сибирском походе

DSCN5051y14-го февраля 1920г., последние остатки двух армий Восточного фронта перешли озеро Байкал. В истории белой борьбы Сибирский поход принято называть «ледяной». Но это слово напоминает больше о холоде, сибирских морозах, но не отражает тех ужасных мучений и страданий, испытанных его участниками, и не дает представление о неисчислимых жертвах, которые понесли отступающие. Эти жертвы и сегодня поразят самое ленивое воображение и невольно склонят позитивные умы в сторону мистики.

Общую панораму роковой сибирской эпопеи вспоминал в эмиграции поручик 15-й Воткинской дивизии Наумов: «Люди, не испытавшие сами всех трудностей этого пути, даже представить себе не могут все тягости - голод, мороз и тиф таежных путей. Наши шинели не могли предохранить нас от страшных таежных морозов. Мы потеряли счет дням и неделям этого похода и навсегда в памяти остались страшные картины умирающих в тифу, ковыляющих на отмороженных ногах, падающих от усталости и голода людей».

Однако в целях устранения параллелизма и дублирования советских историков, с их последователями, отступление фронта нельзя воспринимать как бегство разрозненных частей. Колчаковцы находились у столицы Восточной Сибири около недели, и подошли к ней сохранив свою высокую боеспособность для этого времени. Из воспоминаний генерала Сахарова: «Части ждали боя, желали его, и почти каждый офицер и солдат мечтали войти в Иркутск». Поэтому, не ища спасения в бегстве и не преследуемые страхом, с большой ответственностью можно свидетельствовать, что в ниспосланные дни испытаний войска оказались достойными имени русского солдата.

Девятого марта 2013 года, в память участникам похода, перейти зимний Байкал рискнула группа из одиннадцати человек - жителей городов: Красноярска Ангарск, Троицкосавск (Кяхта), Верхнеудинск (Улан - Удэ). Самой молодой и единственной в ее составе оказалась 26-ти летняя Шашина Ирина, самому старшему исполнилось 62 года. Переход был организован общественной организацией «Русский культурный центр» Бурятии и нес военно-историческую нагрузку. Возглавлял мероприятие казак Олег Соболев. Перед началом всем походникам выдавались белая нарукавная повязка с эмблемой Знака Отличия Военного Ордена «За Великий Сибирский поход». Маршрут пролегал со станции Мысовая (Бабушкин) до деревни Большое Голоустное, т.е. в обратном направлении перехода озера каппелевцами.

«Я не журналист, – рассказывает член-соревнователь РОВ Союза Э.В. Веселов, - но попробую набросать некоторые штрихи этого, как казалось нам, интересного странствия. Ведь только по истечению времени, я осознал – в какой опасный для здоровья и жизни «круиз» мы отправлялись. Если даже случаи добровольного поста некоторых «православных» артистов в домашних условиях заканчивается трагично, то многокилометровый переход на морозе огромной ледяной пустыни, мог закончиться весьма плачевно для всех нас.

DSC0966_thumbНа часах было 04.35, когда мы вышли из Мысовой В 5.00. подошли к берегу озера и начали продвижение небольшими группами по четыре-пять человек. Байкал встретил нас двадцатиградусным морозом с Баргузином (сильный ветер). Спустя несколько часов потеплело, воцарился штиль, и день оказался ясным и солнечным. Я нес запас провианта.

Через несколько часов впереди попался торос. Пробив его лыжной палкой, вдруг увидел прямо перед собой воду. Но было поздно. Преодолевая преграду, у меня внезапно соскользнула нога, и я провалился выше колена, но вторая продолжала оставаться на льдине.

Меня вытащили, но при этом сразу за мной провалился Соболев. Разумеется, руки и ноги закоченели, прежде всего. Ресницы смерзлись так, что глаза открывались с трудом, а дыхание просто замерзало, образуя на вороте свитера ледяные сталактиты. Часто приходилось вытаскивать то одну, то другую руку из рукавицы, с риском обморозить их, что бы протереть глаза. Остальной состав группы эту преграду прошел удачно. После этого случая все участники стали более бдительными и осторожными.

Пройдя 24км, наш отряд остановился на обед. После обеда и отдыха, мы налегли на последний участок пути. Именно он для меня оказался более сложный. Был голый лед, и передвигаться без специального снаряжения по нему было довольно тяжело. Также в рюкзаках мы несли с собой ствол от винтовки Арисака и штыки от мосинской трехлинейки для передачи их в музей расположенный на ледоколе «Ангара» в Иркутске.

Быстро темнело и Байкал, своим безмолвным и мертвым видом наводил уныние и, даже страх. Звезды, сквозь морозную мглу казались красными, а при движении они плыли, то являлись, то тухли как искры. Я перестал верить своим собственным глазам, когда показались настоящие огни домов деревни и упорно считал их звездами. Приблизившись к Большому Голоустному, на западном берегу Байкала, увидел, как из низенькой трубы дома вылетают искры и огненный язык. Было 22 часа. Маршрут в 47км. и 70м. был преодолен нами за 17 часов».

Благоговейно и мы склоним головы перед страданиями и смертью погибших Белых воинов, казаков и их семейств, от рук утерявших совесть и Бога убийц. Поклонимся их праху и сохраним в памяти имена.

С.К. Простнев
Tags: Белое дело вчера и сегодня
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Recent Posts from This Journal