"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Свидетели времени: Михаил Пришвин и Питирим Сорокин



Автор: Александр Гончаров

Известнейший русский писатель Михаил Пришвин и выдающийся русский социолог Питирим Сорокин родились в один день – 4 февраля, только первый – в 1873 году, а второй – в 1889-ом.

Михаил Пришвин ушел ко Господу в 1954 году, а Питирим Сорокин скончался в 1968 г. Оба они являлись выходцами из российской глубинки. Пришвиным по праву гордится Елец, а Сорокиным нынешняя Республика Коми.

Так уж получилось, что в самостоятельную жизнь и Михаил, И Питирим окунулись достаточно рано. Отец Пришвина (из купеческого сословия) разорился, проиграв в карты и конный завод и имение. А от своего родителя Сорокин просто сбежал вместе с братьями, не выдержав буйства алкоголика.

Свое обучение Михаил и Питирим начинали в обычных деревенских школах. Затем у Сорокина была двухлетняя церковно-приходская школа, окончив которую он сумел устроиться учиться в церковно-учительскую семинарию. В итоге добравшись до юридического факультета Императорского университета в Санкт-Петербурге.

Пришвин, пройдя через гимназию и реальное училище, добрался до Лейпцигского университета в Германии, где и получил диплом инженера-землеустроителя.

Таким образом, мы видим, как «Царский режим» «душил» молодые поколения. Тот, кто хотел учиться – добивался всего. При этом надо учитывать, что и Пришвин, и Сорокин связались с революционерами.

Февраль 1917 года М. Пришвин и П. Сорокин встретили с восторгом. Пришвина мы застаем в качестве сотрудника эсеровской газеты «Воля народа», а Сорокина в качестве редактора все той же газеты, а еще и секретарем А. Керенского.

Естественно, симпатий к Русской Монархии они не испытывали. Да и отношение к Российской Империи было соответствующим. Тем ценнее выглядят их признания о том, что произошло с Россией после 1917 года. Их взгляды удобно сравнивать потому, что Пришвин смотрел на мир, как писатель, а Сорокин все оценивал с позиции ученого-социолога.

Чтобы не запутываться в текстах, ограничимся лишь избранными «Дневниками» Пришвина и возьмем только одну работу Сорокина «Современное состояние России» (издана в Праге в 1922 г.).

Начнем с того, что выясним, а кто же, собственно, выиграл от революции 1917 года. И это явно не рабочие и крестьяне. Питирим Сорокин здесь отвечает четко: «…В меньшей мере пострадали и лица морально дефективные. Во время мировой войны они в армию не брались, следовательно не подвергались риску гибели. За время же революции условия как раз благоприятствовали их выживанию. В условиях зверской борьбы, лжи, обмана, беспринципности и морального цинизма они чувствовали себя великолепно; занимали выгодные посты, зверствовали, мошенничали, меняли по мере надобности свои позиции и жили сытно и весело. Совсем иначе чувствовали себя элементы морально честные. Они не могли «жульничать», воровать, злоупотреблять и насиловать. Поэтому они голодали и таяли биологически. Окружающие ужасы подавляющим образом влияли на все их жизнеощущение, нервная система их не выдерживала «раздражений» среды – и это вело к их усиленному вымиранию. В силу своей моральности они не могли так или иначе не протестовать против совершавшихся зверств, а тем более хвалить их: это навлекало на них подозрения, преследования, наказания и смерть. Наконец, они не могли легко отказываться от исполнения их долга. В условиях войны и революции такое поведение опять-таки усиливает риск гибели таких людей. Вот почему за эти годы, и особенно за годы революции, процент гибели лиц с глубоким сознанием долга (с красной и белой стороны) был гораздо выше, чем процент гибели лиц «аморальных» (шкурников, циников, нигилистов и просто преступников)».

А о чем говорит Пришвин? «Эмигранты, дезертиры и уголовные – вот три социальные элемента революции». А еще он рисует когорту революционных управленцев: «Там очаровательно нежный разбойник Васька Морячок, вор-форточник Петька-брех и тяжелый лошадный вор Ржавый, и все бесчисленные русские ребята, молодчики-неудачники. Все они вышли теперь из подполья, у всех свое дело, и жалованье, и френч».

А чем же живут столь замечательные лица? Михаил Михайлович приводит пример: «Большевик Барбиман, мещанин, проявляет активность доносами, больше ни на что не способен: донес, что генеральская дочь Ковальская назвала Маркса сумасшедшим. Ч. К. оправдала Ковальскую, а он сказал: «Ну, я ее изведу другим способом».

Воочию видно, что социологические рассуждения Питирима Сорокина подтверждаются «бытовыми» зарисовками Михаила Пришвина. Доносчики, предатели и воры легко кооптировались в новую власть. И именно они стали определять моральный климат в обществе после 1917 года. То, что при «старом порядке» было нонсенсом, стало правилом. Вот они плоды революции, когда общество оскотинивается и превращается в зоопарк. Не случайно Пришвин пишет:«Коммунизм – это система полнейшего слияния человека с обезьяной, причем в угоду обезьяне объявляется, что человек происходит от нее, и вообще господствующей государственной философией объявляется материализм. Трагедия состоит в том, что человек сидит в одной тюрьме с обезьяной и разбить тюрьму – значит, освободить и обезьяну, которая непременно посадит потом в тюрьму человека и распнет его».

Фактически, Сорокин и Пришвин рассматривают революцию как преступление. Питирим Сорокин в своей работе показывает, что постреволюционное общество испытывает на себе все прелести «дивного нового мира»: происходит рост смертности, спад рождаемости, распад браков, значительно вверх рвется кривая венерических заболеваний (сифилиса и гонореи), причем и среди детей и подростков. Падает качество общества. Происходит противоестественный отбор: наверх поднимаются не лучшие, а худшие слои и группы.

Сорокин не зря заявляет: «Судьба любого общества зависит прежде всего от свойств его членов. Общество, состоящее из идиотов или бездарных людей, никогда не будет обществом преуспевающим. Дайте группе дьяволов великолепную конституцию, и все же этим не создадите из нее прекрасного общества. И обратно, общество, состоящее из талантливых и волевых лиц, неминуемо создаст и более совершенные формы общежития».

В 1922 году Питирим Сорокин был выслан из России, а Михаил Пришвин написал автобиографическую повесть «Мирская чаша», которая не была опубликована, как произведение идеологически вредное с точки зрения «пролетарского государства».

Питирим Александрович Сорокин, переехав в США стал одним из основателей современной американской социологии. Михаил Михайлович Пришвин же, живя в СССР, путешествовал по стране, создавая великолепные очерки и художественные произведения, посвященные родной природе. А еще он писал «Дневники», которые по объему превышают полное собрание иных его сочинений. И в «Дневниках» сохранилась строчка из черновика письма Блоку (1918 г.): «Да, я русский, кроткий, незлобивый человек, но я, кажется, теперь подхожу к последней черте и молюсь по-новому: Боже, дай мне все понять, ничего не забыть и ничего не простить».

«НАСЛЕДИЕ ИМПЕРИИ» (rusnasledie.info)

#история #мнение #Россия
Tags: #Россия, #история, #мнение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments