"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Война людей-роботов

Инженерные войска стали одними из самых высокотехнологичных в российских Вооруженных силах


Разминирование территории Нагорного Карабаха - одна из актуальных задач российских инженерных подразделений. Фото с сайта www.mil.ru

Российским Инженерным войскам исполнилось 320 лет. В настоящее время это один из самых высокотехнологичных родов войск. Но еще лет десять назад у общевойсковых командиров была популярна присказка «Саперы не должны быть умными – их должно быть много».

Сейчас ситуация радикально изменилась. Так, на вооружение инженерно-саперных полков, бригад и рот поступают боевые роботы, минные системы с интеллектуальным наведением и распознанием целей, а личный состав некоторых подразделений получил пассивные экзоскелеты. Также в настоящее время поменялись боевые задачи, которые стоят перед инженерными частями и подразделениями, а их организационно-штатная структура претерпела изменения.

В последние годы военные инженеры участвовали не только в учениях. С самого начала операции в Сирии российские военные проводили разминирование населенных пунктов и объектов культурного наследия. Также инженерно-саперные подразделения сыграли важную роль в разгроме отрядов запрещенного в России Исламского государства. Осенью 2017 года во время наступления правительственных войск на востоке страны российскими военными был оперативно развернут понтонный мост через реку Евфрат. Сначала он обеспечил переправу правительственных войск, а позже сыграл важную роль в гуманитарных миссиях.

Российские специалисты по разминированию активно работают в разных регионах России и мира. Так, в Лаосе уже несколько лет продолжается миссия по очистке страны от неразорвавшихся боеприпасов и мин.

А до этого в Чечне была завешена работа по поиску и уничтожению взрывоопасных предметов, оставшихся со времен боев в 1990-е – 2000-е годы.

Поэтому интересно разобраться, как сейчас организованы российские инженерно-саперные части и подразделения, какие задачи они решают и что стоит на их вооружении.

Век сапера

В настоящее время в каждом мотострелковом или танковом полку есть инженерно-саперная рота, а в каждой общевойсковой бригаде и дивизии есть инженерно-саперный батальон.

Также в общевойсковых армиях формируются инженерно-саперные полки. К примеру, как сообщило военное ведомство в конце прошлого года, такая воинская часть была сформирована в составе 41-й общевойсковой армии Центрального военного округа.

По словам начальника инженерной службы Центрального военного округа генерал-майора Дмитрия Коруца, «появление в данном регионе нового формирования позволило не только обеспечить дублирование переправ через стратегические мосты на пяти крупных водных преградах – реках Тобол, Енисей, Обь, Иртыш и Ангара, но и нарастить боевые возможности инженерных войск ЦВО на 18%, а боевые возможности общевойскового объединения – на 46%».

Также специализированные инженерные части есть в составе Военно-морского флота. Речь идет об отдельных морских инженерных полках. В настоящее время в этих частях также идет реформа. До недавнего времени задачей этих полков было развертывание плавучих причалов, а также создание инфраструктуры морского базирования на необорудованном морском побережье.

Но с 2019 года ситуация изменилась. Теперь эти воинские части используются для поддержки общевойсковых частей береговых войск Военно-морского флота. Как сообщило Минобороны, в морском инженерном полку Северного флота появились подразделения штурма и разграждения. А в нынешнем году стало известно, что морской инженерный полк Черноморского флота получит роботов-саперов «Уран-6». Их будут использовать как для разминирования прибрежной зоны и мелководья, так и в интересах бригад и полков 32-го армейского корпуса, дислоцированного в Крыму.

Также с 2014 года в каждом военном округе формируется отдельная инженерная бригада. Ее части и подразделения будут использоваться для качественного усиления инженерно-саперных и общевойсковых частей на важных направлениях.

Рост и прорыв

Увеличение количества инженерно-саперных подразделений началось еще в ходе реформы «нового облика», стартовавшей в 2009 году. Тогда в каждом мотострелковом батальоне был сформирован инженерно-саперный взвод. А в мотострелковых и танковых бригадах инженерно-саперные роты были переформированы в батальоны. Причем в состав последних вошли подразделения, оснащенные техникой для наведения понтонных переправ.

Правда, позже нововведения были признаны не совсем успешными. В частности, не оправдали себя батальонные саперные взводы.

Планировалось, что их будут использовать для установки минных заграждений, а также проделывания проходов в минных полях противника. Также батальонные саперы должны были с помощью взрывчатки подрывать укрепления и проделывать проходы в занятые противником сооружения. Никакого специального снаряжения кроме кошек, щупов, миноискателей, зарядов взрывчатки в саперных взводах не было. Передвигался же личный состав на обычном грузовике «Камаз». По сути, получился обычный мотострелковый взвод.

Также не оправдали себя и бригадные понтонные подразделения. Для совершения марша они оказались слишком громоздкие. В то же время их специального имущества не хватало для строительства полноценной переправы. Поэтому оказать существенную помощь мотострелковым, танковым и артиллерийским подразделениям в переправе через водную преграду они не могли.

В 2012–2013 годах батальонные инженерно-саперные взводы были сокращены. Также была пересмотрена организационно-штатная структура бригадных батальонов. На несколько лет российское военное ведомство взяло паузу в реформе Инженерных войск.

1 декабря 2014 года в составе Вооруженных сил была сформирована новая уникальная воинская часть – 1-я гвардейская инженерно-саперная бригада резерва главного командования. Дислоцировалась она в Муроме. Как сообщил начальник инженерных войск генерал-лейтенант Юрий Ставицкий, в состав бригады вошли подразделения, укомплектованные робототехническими комплексами разминирования и пожаротушения, а также штурмовые подразделения.

Также в 2014 году в составе 58-й армии был сформирован инженерно-саперный полк. Основой новой воинской части стала 11-й гвардейская инженерно-саперная бригада Южного военного округа. Согласно заявлению российского военного ведомства, главными задачами сформированного полка являются разминирование и обустройство переправ.

В следующем году опять в Муроме была сформирована еще одна воинская часть – 28-я понтонно-мостовая бригада. Как заявило Минобороны, она предназначена для выполнения задач по оборудованию переправ повышенной грузоподъемности на крупных водных преградах и внезапно возникающих задач в мирное время, связанных с переправой техники и материальных средств.

На базе двух муромских бригад и инженерно-саперного полка 58-й армии Минобороны провело несколько экспериментальных учений. Их целью стала оценка новой организационно-штатной структуры, а также современных образцов вооружения и военной техники, в том числе и роботизированных систем и комплексов.

В целом к 2018 году работы были завершены. Как заявил в том году в своем интервью замначальника инженерных войск ВС РФ по вооружению и научной работе полковник Руслан Алахвердиев (в настоящее время генерал-майор), «сейчас проходит полное перевооружение инженерных войск, нам предстоит завершить его в предельно короткие сроки. Это очень сложная и масштабная задача. Очень широкая номенклатура видов вооружений, техники и специальных средств, более 700 единиц».

Роботы и экзоскелеты

Как в настоящее время организованы инженерные части и подразделения? В состав окружной инженерной бригады входит несколько батальонов, в том числе инженерно-саперный, штурма и разграждения, а также понтонно-переправочный и заграждения.

С 2016 года в окружных инженерных бригадах формируются отдельные роты робототехнических комплексов (РК) и систем. На вооружение последних поступают РК «Уран-6» и «Уран-14». В перспективе ожидается, что парк рот пополнится и боевыми «Уран-9».

Бригадные инженерно-саперные батальоны, несмотря на классическое название, были сформированы по итогам экспериментальных работ в 2014–2016 годах. Опыт современных войн и военных конфликтов вывел на первое место борьбу с различными минно-взрывными устройствами, и не только с классическими противопехотными и противотанковыми минами. Речь идет о многочисленных самодельных взрывных устройствах, которые активно применяются в ходе локальных войн и военных конфликтов.

Задача личного состава инженерно-саперных батальонов – поиск и обезвреживание мин, неразорвавшихся боеприпасов и СВУ. Бойцы оснащены специальными защитными костюмами, различными миноискателями, а также передвигаются на бронеавтомобилях, в частности «Рысь», «Тайфун-К» и т.д. В настоящее время в некоторые батальоны уже поступают новейшие бронированные машины разминирования БМР-3МА.

Также в составе батальонов есть специальные подразделения, задача которых – физическая защита специалистов по обезвреживанию. По сути, это обычные мотострелки, которые передвигаются на бронетранспортерах БТР-82.

Хорошим примером боевой работы военнослужащих бригадных инженерно-саперных батальонов служит их участие в сирийских Алеппо и Пальмире. Помимо военнослужащих российского Международного противоминного центра к выполнению этих сложных задач привлекались саперы из окружных бригад, а также 1-й инженерно-саперной бригады резерва главного командования.

Батальоны штурма и разграждения – также вновь сформированные подразделения. Первый такой батальон вошел в состав 1-й инженерно-саперной бригады. Бойцы этой воинской части получили широкую медийную известность, часто их даже называют «инженерным спецназом». Они оснащены бронекостюмами и защитными шлемами с высоким уровнем защиты. Минобороны неоднократно публиковало видео и фото учений штурмового батальона, в ходе которых военнослужащие-штурмовики зачищали дома и постройки.

На самом деле задачи батальона штурма и разграждения гораздо шире. Они должны ликвидировать инженерные заграждения, укрепления и огневые точки. Поэтому в батальоне есть рота, оснащенная машинами разграждения (в том числе и новейшими ИМР-3М, созданными на базе танка Т-90), а также системами дистанционного разминирования УР-77.

А вот у батальонов заграждения задача противоположная – создание минных полей. На вооружении этих подразделений пока стоят достаточно старые гусеничные минные заградители ГМЗ. Но уже в ближайшее время начнутся поставки современных универсальных заградителей УМЗ.

Последние выполнены на базе бронеавтомобилей, а благодаря наличию навигационной системы и бортового компьютера машина без участия расчета может самостоятельно выставлять смешанные минные поля практически любой конфигурации. Достаточно подъехать к заданной точке и задействовать систему – дальше УМЗ все выполнит сам.

Также в составе батальонов заграждения есть роты специального минирования. Эти подразделения предназначены для скрытного установления минных систем – управляемых минных полей. Речь идет о таких изделиях, как «Охота», а также ее современных аналогах. Спецминеры действуют скрытно, в том числе и в ближнем тылу противника. Перемещается личный состав на бронеавтомобилях «Тигр». Ожидается, что в скором времени спецминеры получат пассивные экзоскелеты.

Также к вновь сформированным подразделениям в составе бригад относятся и понтонные батальоны. На их вооружении парки ПП-2005, плавающие транспортеры ПТС-4, а также специальные машины, оснащенные рулонами гибкой металической полосы. Последние разворачивают подъезды и выезды к понтонным переправам.

В ближайшее время ожидается поставка инженерных разведывательных катеров ИРК. Они передвигаются на воздушной подушке. Их оборудование позволяет проводить разведку речного, морского и прибрежного дна – выявлять структуру, находить минные и инженерные заграждения. Могут ИРК работать и на суше.

Роты роботизированных комплексов и систем предназначены для комплексного усиления батальонов и рот бригад. В частности, «Уран-6» придаются инженерно-саперному батальону, а также личному составу подразделений разграждения. В ближайшее время в состав рот роботов могут поступить и боевые РК «Уран-9». Предполагается, что они будут оказывать помощь штурмовикам во время зачистки и штурма укреплений. Также «девятки» могут поддержать огнем военнослужащих инженерно-саперных батальонов во время работ по разминированию.

Примечательно, что именно для операторов «Уранов» Минобороны заказало пассивные экзоскелеты. Эти изделия не имеют сервоприводов и электрических двигателей. В основе их конструкции специальные соединения, которые распределяют массу и снижают усилия при движении. Причина закупки экзоскелетов в том, что пульт дистанционного управления и его элементы питания весят более 15 кг. «Скелеты» уже прошли проверку в Сирии.

Как уже было сказано, в составе бригады также есть батальоны, которые отвечают за очистку дорожных путей и проходов, а также за фортификационное оборудование и маскировку позиций. Такие подразделения можно назвать классическими. Они и ранее существовали в составе Инженерных войск. Правда, в настоящее время на их вооружение поступает новая техника, в том числе бронированные бульдозеры и универсальные инженерные машины.

Также в составе 1-й инженерно-саперной бригады есть уникальный батальон специальных работ. Его задача – ликвидация последствий техногенных аварий, а также работы в местах катастроф. Также личный состав разворачивает систему добычи воды и электрификации в опасных зонах. Не совсем понятно, будут ли развернуты подобные подразделения и в составе армейских инженерных бригад.

Только меньше и другой

Инженерно-саперные полки (ИСП) общевойсковых армий – это фактически уменьшенные бригады. В частности, вместо инженерно-саперного батальона, батальонов заграждения и штурма в составе армейских ИСП один смешанный батальон. В его составе одна инженерно-саперная рота разминирования, рота штурма и разграждения, а также рота, оснащенная машинами – минными заградителями.

Также в составе полков есть понтонные батальоны. Их организационно-штатная структура во многом идентична аналогичным подразделениям, входящим в армейские инженерные бригады. Помимо понтонеров в составе ИСП есть и батальон, отвечающий за фортификационные работы и работы по расчистке местности.

С прошлого года отдельные роты роботизированных комплексов и систем начали формироваться также в составе ИСП. Как ранее сообщило российское военное ведомство, «Уран-6» и «Уран-14» уже поступили на вооружение инженерных полков Южного и Западного военных округов, также роботы в скором времени поступят на вооружение Черноморского флота.

Пока нет информации, как будут организованы морские инженерные полки. Но можно предположить, что в их состав войдут смешанные инженерно-саперные батальоны с инженерно-саперными ротами и ротами «штурмовиков», а также роботизированные роты.

Летом прошлого года Минобороны заявило, что в рамках учений инженерных войск, которые прошли на юге России, были апробированы новые тактические решения. Речь идет о создании новых подвижных отрядов, задача которых – обеспечить продвижение войск. В их состав войдут подразделения по расчистке местности, разминированию, штурмовики, а самое главное – роботы, в том числе и «Уран-14».

Задача такой сводной группы – за максимально короткий срок уничтожить все препятствия на пути общевойсковых подразделений частей. Помимо ликвидации минных заграждений и завалов важная задача – локализация, а по возможности и тушение пожаров. Для этих задач на учениях использовались роботы «Уран-14».

За семь лет Инженерные войска пережили реформу, которая фактически изменила их облик и задачи. Работы по совершенствованию инженерных частей, подразделений и их парка вооружения продолжаются. Уже в ближайшее время мы увидим уникальные новинки.

Алексей Михайлович Рамм,
«Независимая газета» (www.ng.ru)

#ВС_РФ #инженерные_войска #саперы
Tags: #ВС_РФ, #инженерные_войска, #саперы, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments