"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

101 год со дня гибели генерала Владимира Оскаровича Каппеля



101 год со дня гибели одного из руководителей Белого движения на Востоке России, генерального штаба генерал–лейтенанта, Главнокомандующего армиями Восточного фронта с декабря 1919 года ВЛАДИМИРА ОСКАРОВИЧА КАППЕЛЯ (1883 – 1920).

"В один из вечеров подобралась компания из каппелевцев, и мы засели ужинать в отдельном кабинете. За окном дико ревела вьюга... Много пили... Говорились тосты... Сам Каппель, вопреки своей обычной жизнерадостности, был задумчив. На его лице появились новые чёрточки усталости и какой–то внутренней грусти, чего я раньше не замечал. Его жена при взятии нами Перми была уведена оттуда большевиками в качестве заложницы. Всё это он узнал недавно. Поздно ночью появился какой–то артист "под Вертинского" и стал петь. Все притихли. В комнате было душно от бесконечного курения и винного пара... "Я не знаю, зачем и кому это нужно, кто послал их на смерть недрожащей рукой..." – слышались слова на фоне каких–то больных, истерических звуков... Каппель отошёл в сторону и, прислонившись к стене, задумчиво смотрел в одну точку. Я к нему зачем–то подошёл. На глазах у него стояли слезы...". ротмистр В.А.Зиновьев, "Воспоминания".

Город мрачен и нем, и за окнами вьюжно,
Рвётся память, как сеть, говорящей строкой:
«Я не знаю зачем, и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожащей рукой?»

Над Россией пылал год, зажжённый одними,
А других – ни слеза, ни мольба не спасут.
Ты на смерть посылал, но шагал вместе с ними,
Глядя смерти в глаза, веря в Божеский Суд.

Вместе с теми, кто был под рукою твоею,
Ты прошёл полстраны, отступил за Урал.
Никого не забыл... Не забыл, а вернее,
Здесь, под голос струны, никому не соврал.

Жили дерзко и жадно, и сделали столько,
Что иной замолчит, потерявши слова.
Пусть теперь беспощадно, надрывно и горько
Эта песня звучит у могильного рва.
_______________
Иллюстрация: портрет генерал–лейтенанта В.О.Каппеля
из серии "Белые воины", автор Дмитрий Трофимов.

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ ГЕНЕРАЛА КАППЕЛЯ

Зима 1920–го года. Великий Сибирский Ледяной поход от Иртыша к Забайкалью длиной в 3000 верст. "Узенькая, как бесконечный коридор, полоска дороги, и по этой дороге тянется многовёрстный обоз... Здесь были все слои общества, все ранги и чины, все профессии рабочих,– представители всех классов, "племён, наречий, состояний". Эта пестрая толпа – усталых, голодных, замёрзших и больных людей, гонимых собственным народом, называлась армией адмирала Колчака, белыми, а позднее, просто – каппелевцами..»" – так вспоминал современник о том беспримерном, трагическом исходе Белой России. Положение усугублялось действиями "союзных" частей Чехословацкого корпуса, оседлавших Сибирскую железнодорожную магистраль. Двадцать тысяч вагонов (по одному на двух легионеров) протянул на Дальний восток командовавший чехами генерал Ян Сыровой. Его легионеры давно уже избегали фронтовых операций, рассматривая войну в России не более, чем способ обогащения. Ни сил, ни возможностей обуздать этих "славянских братьев" у Колчака не было. Да и сам Верховный правитель России оказался вскоре их заложником. Глава союзной военной миссии французский генерал Жанен деликатно "умыл руки", узнав о намерении чехов выдать адмирала большевикам в обмен на свободное продвижение к Тихому океану.

Каппель, отступая со своей замерзающей, голодной, многотысячной массой солдат и беженцев, в ответ на бесчинства чехов и понимая, что предательство ими Верховного правителя России неизбежно, послал генералу Сыровому вызов на поединок. "...Я, как главнокомандующий Русской армии, в защиту её чести и достоинства, требую от вас удовлетворения путем дуэли со мной", – отстукивал телеграфист текст каппелевского послания. Кто–то из стоявших рядом выразил сомнение в том, что Сыровой примет вызов. Каппель вспылил: "Он офицер, он генерал – он трусом быть не может". Ответа от Сырового не последовало.

Судьба Александра Васильевича Колчака была предрешена. В ночь на 7 февраля 1920 года он был расстрелян чекистами на окраине Иркутска, тело сброшено в речную прорубь. Но незадолго до этого случилось несчастье и с генералом Каппелем. Путь его армии, выведенной из окружения под Красноярском, пролегал по руслу реки Кан, порожистой и местами (не смотря на январь) ещё не замёрзшей. "Генерал Каппель, жалея своего коня, часто шёл пешком, утопая в снегу так же, как другие. Обутый в бурочные сапоги, он случайно утонув в снегу, зачерпнул воды, никому об этом не сказав. При длительных остановках мороз делал свое дело. Генерал Каппель почти не садился в седло, чтобы как–то согреться на ходу. Но тренированный организм спортсмена на вторые сутки стал сдавать. Пришлось усадить его в сани. Он требовал везти его вперед. Сани, попадая в мокрую кашу из снега и воды, при остановках моментально вмерзали, и не было никаких сил стронуть их с места. Генерала Каппеля, бывшего без сознания посадили на коня, и один доброволец, огромный и сильный детина на богатырском коне, почти на своих руках, то есть поддерживая генерала, не приходившего в себя, на третьи сутки довез его до первого жилья, таежной деревни Барги" (из воспоминаний полковника В.О.Вырыпаева). За два с половиной дня каппелевцы прошли по льду Кана 90 верст. Но их вождь был уже безнадёжно болен.

"Вносят Каппеля в избу, снимают валенки. До самых колен ноги твердые, как дерево, не гнутся. Несколько пар рук оттирают их снегом. Но часть пальцев уже умерла – спасти их нельзя. "Ампутировать немедленно",– говорит врач. Но чем? Все его инструменты пропали где–то в пути. Простой кухонный нож обжигают на огне, протирают спиртом... На другое утро генерал пришел в себя. "Доктор, почему такая адская боль в ногах?" И, услышав ответ, закрывает глаза. Но сознание очистилось от бреда – он слышит, как за окном скрипят сани, слышит чьи–то голоса. "Коня", – бросает он. "Опять в бреду", – шепчут окружающие, но властно и отчетливо повторяет Каппель: "Коня!" Все знают, что редко звучат такие нотки в голосе главнокомандующего, но когда они начинают слышаться, то все понимают, что воля Каппеля – закон, Под руки выводят на улицу, садят в седло. Рядом, на всякий случай, великан-доброволец. Каппель трогает коня – на улице все те же люди, верящие в него. Они идут, прорываясь на восток. И, забыв о жгучей боли в ногах, о том, что ноет каждый сустав, Каппель выпрямляется в седле и подносит руку к папахе...", – так описывал последние дни жизни Владимира Оскаровича писатель–эмигрант А.А.Федорович в книге, созданной по воспоминаниям сибирских белогвардейцев. Главнокомандующий по–прежнему вёл свои войска, вырываясь из смертельного, морозного плена.

21 января 1920 года, понимая, что сил остается немного, Каппель собирает последнее совещание старших офицеров. Власть передаётся генералу С.Н.Войцеховскому, соратнику и другу Владимира Оскаровича. Сняв со своей груди, Каппель вручил ему и орден Святого Георгия. А жене, если она всё же жива, попросил передать обручальное кольцо. Последними словами Каппеля были: "Скажите войскам, что я любил Россию, любил их и своей смертью среди них доказал это". Но даже мёртвый главнокомандующий продолжал путь со своей армией. Каппелевцы несли гроб своего вождя, завёрнутый в русское знамя, на плечах, понимая, что захоронение Каппеля оставлять большевикам нельзя. Те непременно надругаются над могилой, осквернят останки, как осквернили они в 1918 году прах Л.Г.Корнилова, как глумились над мощами православных святых. В сорокаградусный мороз, пронизанные леденящим ветром, люди упрямо несли свою скорбную ношу до последних российских рубежей.

Поздней осенью 1920 года отступающие белогвардейцы пересекли границу Манчьжурии, унося на китайскую территорию гроб с прахом своего вождя. Последним пристанищем легендарного полководца стал город Харбин, называвшийся тогда «русским Харбином» из–за осевшей в нем массы российских беженцев. Там, в ограде Иверского храма до 1955 года находилась могила В.О.Каппеля, словно бы символ непокорившейся большевизму России.

"На белом фоне наружной стены церковного алтаря резко вычерчивал свой профиль черный гранитный крест. Терновый венок обвивал подножие креста, а ниже, на бронзовой доске, буквы сливались в имя, которое носили многие тысячи тех, кто шел когда–то, безотказно веря в того, кто лежал теперь под гранитным крестом", – это строки из книги писателя Русского зарубежья А.А.Федоровича "Генерал Каппель", там же содержится и горький рассказ об уничтожении каппелевской могилы.

«Многие годы жарким июльским днем во Владимиров день молчаливые люди стояли у креста. Единственное в мире панихидное пение, православное, русское, плыло над этими людьми; чуть видными клубами дымился ладан кадильный. Спасенные молились о душе спасшего их.

Потом у креста вдруг стали появляться новые люди. В военной форме с погонами на плечах, они внимательно осматривали памятник и качали головами. – «Так вот он где», – задумчиво говорили они. Но пока они были в городе, они, враги, ни разу не оскорбили памятника и того, кто под ним лежал и когда–то боролся с ними. Может быть, им как военным, импонировала военная слава и легенды, крепко связанные с именем спящего под гранитным крестом. Но и они ушли. А вскоре около креста появилась группа одетых в штатское платье людей. Они громко смеялись, тыкали в надпись на доске палками. Уходя один из них бросил: «Завтра же». И завтра утром ломы, топоры и кайлы рабочих–китайцев вонзились в тело памятника. Расколотый на куски упал гранитный крест, рассыпалось сплетение тернового венца, и пинком ноги отбросил далеко китаец бронзовую доску. На доске надпись: «Генерального штаба генерал–лейтенант Владимир Оскарович Каппель».
Могила В.О.Каппеля была уничтожена китайцами по указке из Москвы. Даже мертвый белый вождь был страшен своим врагам.

Приведённый выше текст – отрывок из моей давней статьи "Крестный путь генерала Каппеля".

P.S. 14–го декабря 2006 года останки В.О.Каппеля, перезахороненные в Харбине, были обнаружены инициативной группой в составе протоиерея Димитрия Смирнова, китаеведа Дмитрия Непары, судмедэксперта С.А.Никитина, продюсера «Первого канала» А.В.Кирисенко и руководителя информационного агентства «Белые воины» А.Н.Алекаева. Останки были перевезены в Москву для перезахоронения. 13–го января 2007 года прах генерала Каппеля был погребён на кладбище Донского монастыря – у южной его стены – рядом с могилами генерала А.И.Деникина и И.А.Ильина. 1–го сентября 2007 года на могиле Владимира Оскаровича Каппеля был открыт памятник.

Полностью очерк о генерале В.О.Каппеле можно прочитать: http://www.stihi.ru/diary/cornett/2015-01-19

Дмитрий Кузнецов

#история #гражданская_война #герои
Tags: #герои, #гражданская_война, #история, Архив РОВС, Белая Идея, Белое движение и борьба с большевиками, Белое дело вчера и сегодня, Военный отдел, Государство Российское, История, Книжная полка, Поэтическая тетрадь, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments