"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

«Противоядие» от гиперзвука: сможет ли защититься Россия

Есть ли защита против гиперзвукового оружия



Россия на данный момент создает «противоядие» от гиперзвукового оружия, которое в будущем может появиться в других странах. Об этом в ходе прошедшей накануне пресс-конференции сообщил президент Владимир Путин. С особенностями борьбы с гиперзвуковыми крылатыми ракетами (ГЗКР) разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Глава российского государства не отвергает возможности того, что другие армии могут в скором времени обзавестись гиперзвуковым оружием. Вместе с тем президент подчеркнул, что Россия «к тому времени уже подготовится».

«Сейчас вы спросили, над чем мы работаем. В том числе вот над противоядием от будущего гиперзвукового оружия у других стран, в других ведущих армиях мира. Уверен, мы это сделаем, мы на правильном пути», — сказал Владимир Путин.

Могут ли современные оборонные системы совладать с гиперзвуком?

Гиперзвуковые крылатые ракеты (ГЗКР) могут осуществлять полет и маневрировать в плотных слоях атмосферы со скоростью от 5 до 10 махов и выше. Иными словами, ГЗКР обладают скоростью полета в несколько километров в секунду.

Как ранее писала «Газета.Ru»,

никакие зенитные ракетные системы (ЗРС) и комплексы (ЗРК) в настоящее время не в состоянии обеспечить эффективное зенитное прикрытие обороняемых объектов от подобных средств воздушного нападения.

К примеру, заявленная максимальная скорость поражаемых целей у ЗРС С-300В4 («Антей-2500») составляет 3 км/с. Эта система предназначена для уничтожения в том числе аэробаллистических и баллистических ракет оперативно-тактического назначения. О том, что ЗРС С-300В4 способна эффективно бороться с гиперзвуковыми крылатыми ракетами противника, предприятие-изготовитель не упоминает.

Зенитная ракетная система С-400 «Триумф» обладает возможностью поражать цели со скоростями до 4,8 км/с, как заявлено разработчиком. В тактико-технических характеристиках указывается, что «Триумф» в состоянии бороться с тактическими и оперативно-тактическими баллистическими ракетами, гиперзвуковыми целями, а также иными перспективными и современными средствами воздушного нападения.

Однако пока ни С-400, ни С-300В4 стрельбу по гиперзвуковым целям на полигонах не отрабатывали и никакого опыта боевого применения по подобным средствам воздушного нападения у зенитных ракетных войск нет.

В настоящее время нет даже ракет-мишеней, которые бы соответствовали по своим характеристикам гиперзвуковым крылатым ракетам.

Так что о способностях С-400 и С-300В4 вести эффективную борьбу с ГЗКР, о чем иногда пишут СМИ, можно судить пока только предположительно. Что касается перспективной ЗРС С-500 «Прометей», поступление на вооружение которой ожидается в ближайшее время, то какие-либо детальные (достоверные) тактико-технические характеристики этой системы неизвестны.

Но одно сказать уже можно и сейчас — до настоящего времени «Прометей» боевой стрельбы по ГЗКР не проводил по причине отсутствия мишеней. К сожалению, сегодня нет не только таких мишеней, но и полигона требуемых геометрических размеров, который бы обеспечивал безопасный запуск гиперзвуковых ракет-мишеней и последующую боевую стрельбу по ним.

По таким целям и с такими скоростями входа в зону поражения с 1988 года не производил стрельбы даже полигонный вариант подмосковной системы ПРО А-135 (многоканальный стрельбовый комплекс «Амур-П»). По причине отсутствия мишеней «Амур-П» и по сегодняшний день производит пуски противоракет (ПР) в так называемую упрежденную точку.

Что мешает созданию новых оборонных систем?

Для создания средств эффективной борьбы с гиперзвуковыми крылатыми ракетами необходимо решить множество как технических, так и организационных проблем.

Во-первых, чтобы уничтожить гиперзвуковую ракету с такой высотой и скоростью полета, нужно иметь качественно иную систему радиолокационной разведки, оснащенную высокопотенциальными радиолокационными станциями.

Американцы, кстати, планируют развернуть в этих целях слой сенсоров в ближнем космосе.

Пока нет ясности, насколько эффективно смогут решать задачи обнаружения и сопровождения ГЗКР отечественные средства предупреждения о ракетном нападении. Российская СПРН в основном сориентирована на обнаружение и сопровождение МБР. Задача выдачи целеуказаний по ГЗКР огневым средствам, надо полагать, в настоящее время отечественной СПРН в ее существующем виде не решается вовсе. Поэтому решение Соединенных Штатов о развертывании слоя сенсоров в ближнем космосе выглядит оправданным с любой из точек зрения.

Во-вторых, требуются совершенно иные зенитные ракетные системы, оснащенные мощными радиолокационными комплексами обнаружения и локаторами подсвета и наведения (способные осуществлять обнаружение, захват и сопровождение цели на дальностях существенно превышающих 700-800 км), высокопроизводительными вычислительными комплексами, соответствующей энергетикой.

В-третьих, нужны совершенно иные зенитные управляемые ракеты (ЗУР), способные осуществлять перехват ГЗКР в разреженных слоях атмосферы (на высотах от 25 до 100 км), а, значит, оснащенные маневровыми двигателями. А это приводит к резкому подорожанию ракеты.

Тут надо учитывать и еще одно крайне важное обстоятельство. При таких скоростях сближения необходимо будет исключать человека-оператора из боевого цикла.

То есть делать весь процесс боевой стрельбы полностью автоматическим — начиная от обнаружения и захвата на сопровождение ГЗКР и заканчивая пуском ЗУР (тут правильнее уже говорить о противоракете).

Однако подобный перехват будет успешным только при условии принятия гипотезы о равномерном и прямолинейном движении цели, которая и будет реализовываться соответствующим контуром управления.

Если же ГЗКР начнет осуществлять в ходе своего полета маневры по курсу и высоте, задача поражения такого объекта становится нереализуемой в принципе или же сопряженной с просто неимоверными трудностями при решении проблемы наведения противоракеты. Ее в этом случае придется комплектовать головкой самонаведения с элементами искусственного интеллекта.

Наконец, во весь рост встает и еще одна проблема, скорее даже проблема проблем — огромный ценовой разрыв между стоимостью средств нападения и средств обороны.

Предположим, создана и развернута система борьбы (с заданной эффективностью) с ГЗКР в целях прикрытия важнейшего административно-политического центра (или пунктов высших звеньев управления Вооруженными силами). То есть на стартовых позициях находятся необходимые радиолокационные средства разведки, стрельбовые радиолокаторы, командно-вычислительные пункты, необходимый боезапас зенитных управляемых противоракет.

Однако по стоимости подобная система на несколько порядков превзойдет самолет-носитель с ГЗКР и, самое главное, — в конечном счете так и не сможет гарантировать эффективную защиту от массированного удара гиперзвуковых ракет.

Или же на решение этой проблемы уйдет весь бюджет страны, а не только военный.

Как на практике будет осуществляться защита от гиперзвука?

Само по себе создание прототипа зенитной ракетной системы, способной поражать ГЗКР, требует немалых средств, но еще больше вопросов в финансовом плане вызывает серийное производство таких ЗРС. В России несколько тысяч важнейших объектов Вооруженных сил, административно-политических центров, предприятий промышленности, инфраструктурных объектов, которые требуется прикрыть от ударов с воздуха.

Совершенно очевидно, защитить все перечисленное (даже по минимуму) от ударов ГЗКР — совершенно нерешаемая задача.

По всей видимости, с немалым трудом и бюджетными затратами можно будет в обозримый срок прикрыть только столицу государства.

Трудностей в этой сфере более чем достаточно. К примеру, только в самом первом приближении прорисовывается возможная картина прикрытия группировок сил (отрядов боевых кораблей, корабельных ударных групп) Военно-морского флота, развернутых на морских и океанских театрах военных действий, от ударов гиперзвукового оружия.

Для начала просто представим себе зенитную ракетную систему, способную бороться с ГЗКР с точки зрения ее массо-габаритных и геометрических характеристик. Только радиолокационный комплекс обнаружения и стрельбовый радиолокатор будут весить многие десятки тонн (причем каждый из них). Немалых размеров будет антенное полотно как у того, так и другого локатора. Абсолютно не впишется в существующие УВП (унифицированные корабельные установки вертикального пуска) зенитная управляемая ракета, способная поражать ГЗКР (она будет существенно больше и тяжелее, пример американских противоракет SM-3 тут не совсем актуален, они не решают вопрос борьбы с гиперзвуком).

Иными словами, «вписать» все перечисленное в судно сравнительно небольшого водоизмещения просто не представляется возможным.

А проекта корабля (класса эсминец-крейсер), на котором было бы возможно разместить подобную зенитную ракетную систему, сегодня нет даже на бумаге. И непонятно, когда он может появиться и какова будет возможная серия подобных кораблей.

***

Поэтому мнение о том, что по своей эффективности гиперзвуковое оружие намного превосходит все существующие средства воздушно-космического нападения, безусловно, верно. В исторически обозримый срок не предвидится развертывания реально действующих систем перехвата ГЗКР, удовлетворяющих хотя бы по минимальным значениям критерию «эффективность — стоимость». Или подобные ЗРС поступят на оснащение вооруженных сил в единичных экземплярах.

А государство, сумевшее раньше других оснастить свои вооруженные силы различными системами гиперзвукового оружия, получит средства ведения вооруженной борьбы, позволяющие решать практически любые оперативно-стратегические задачи.

Михаил Ходаренок,
«ГАЗЕТА.ru» (www.gazeta.ru)
Ссылка на материал — https://www.gazeta.ru/army/2020/12/18/13405994.shtml

#вооружение #мнение #гиперзвуковое_оружие
Tags: #вооружение, #гиперзвуковое_оружие, #мнение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments