"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Танк и его место в современной сетецентрической войне



Опыт последних военных конфликтов (особенно с массовым применением БПЛА в Нагорном Карабахе) выявил новые угрозы для танка и показал принципиально другие способы ведения боевых действий, основанных на получении оперативной информации о противнике и возможности нанесения упреждающих ударов, не входя в прямое боестолкновение. Успешно противостоять им танковое подразделение (как самостоятельная боевая единица) и тем более танк (как отдельная его часть) уже не в состоянии.

Для парирования таких угроз необходимо на новом уровне объединить в единое целое обеспечение координации действий и управления мотострелковыми, танковыми, артиллерийскими и ремонтно-эвакуационными силами (совместно со средствами авиации), огневой поддержки, БПЛА, ПВО и РЭБ, принимающих участие в конкретной операции. Управление войсковыми частями и соединениями − предмет отдельного разговора.

На сегодня более актуален нижний тактический уровень – взвод, рота, батальон, решающий непосредственно на поле боя поставленную задачу.

Сетецентрический принцип управления

В этой связи все чаще обсуждаются сетецентрические способы ведения войны, предполагающие изменение структуры управления войсками с оснащением их необходимыми техническими средствами и интегрированием всех сил и средств в единую систему управления боем.

Сетецентрический принцип предусматривает объединение в единую информационно-координационную сеть всех элементов системы. Для постоянного обмена информацией в реальном времени и получения необходимых сведений о противнике. С целью оперативного принятия решений и выдачи (получения) управляющих команд с верхнего уровня до нижнего.

Основу системы составляют накладывающиеся и взаимно пересекающиеся сенсорная (разведывательная), информационная и боевая (средства поражения) решетки, объединенные на соответствующем уровне командного управления. При этом каждый элемент структуры получает только специфичную для него информацию. Система строится с использованием современных информационных и сетевых технологий с целью интеграции в высокоадаптивную конструкцию географически рассредоточенных объектов управления со средствами разведки, целеуказания и поражения.

Система является распределенно-открытой. И состоит из совокупности объединенных общей сетью автономных объектов, способных действовать как самостоятельно, так и в группе для выполнения общей целевой функции. Отдельные объекты в зависимости от поставленной задачи могут выходить из конкретной конструкции или входить в другие.

Организационная структура подразделений, формы и методы выполнения ими поставленных задач, естественно, должны видоизменяться и встраиваться в единую архитектуру управления. Для внедрения сетецентрической системы все ее элементы из разных родов войск должны быть оснащены необходимыми техническими средствами, обеспечивающими обмен информацией и передачу управляющих команд.

Танковая информационно-управляющая система

Танк, как один из основных элементов сетецентричного боя, должен быть оснащен танковой информационно-управляющей системой (ТИУС). Что обеспечит ему взаимодействие с другими боевыми единицами, участвующими в решении поставленной задачи.

ТИУС должна объединить все приборы и системы танка в единую интегрированную сеть. И в реальном режиме времени снимать информацию об обстановке на поле боя и обнаруженных целях с теплотелевизионных и радиолокационных девайсов танка. Передавать ее в сетецентрическую систему. А также получать от вышестоящих и подчиненных командиров данные на оперативную глубину об обнаруженных наземных и воздушных целях и узлах обороны противника.

Помимо этого, система должна определять местоположение своего и подчиненных танков и картографически отображать их. Обмениваться по закрытым каналам связи данными о местоположении боевых единиц и целей и формировать команды на подчиненные объекты управления.

Сетецентрическая система формирует интегрированную картинку поля боя, давая танкам дополнительное «зрение» и расширяя их возможности. Она также позволяет оптимизировать выполнение поставленной задачи каждому командиру соответствующего уровня управления: в режиме реального времени наблюдать и оценивать обстановку, осуществлять целеуказание и целераспределение, управлять огнем и маневром подчиненных подразделений.

Для решения этих задач на борту танка должен быть свой вычислительный комплекс, сопрягаемые с ним прицелы и приборы наблюдения, спутниковая и автономная инерциальная системы навигации, система отображения информации, каналы связи с высокой пропускной способностью и соответствующим уровнем помехозащищенности и криптостойкости.

В рамках сетецентрической системы танки получают принципиально новое качество. И их боевая эффективность резко возрастает при тех же характеристиках по огневой мощи, защищенности и проходимости.

Такая открытая сетевая архитектура системы позволяет также сравнительно легко модернизировать ранее выпущенные танки и доводить их до уровня современных требований.

Технические средства ТИУС

При создании ТИУС надо решить много технических проблем. Некоторые элементы уже отработаны в других системах такого же класса и могут быть использованы в танке. Но есть элементы, которые потребуют серьезных новаторских усилий. К таковым можно отнести каналы связи для обмена информацией и приемлемые для экипажа танка способы представления данных.

На танках традиционно из каналов связи только радиостанции, работающие в УКВ и КВ диапазонах, которые никак не защищены и легко подавляются системами РЭБ. Что для информационно-управляющей системы, естественно, неприемлемо.

В танках придется организовывать принципиально иную систему связи с использованием технических возможностей цифровой аппаратуры и нового поколения радиостанций, работающих в этом диапазоне и обеспечивающих требуемый уровень помехозащищенности и криптостойкости.

Или осуществлять передачу информации с помощью технических средств на других физических принципах, гарантирующих устойчивую и защищенную связь между элементами системы. При этом надо иметь в виду, что в танке ограниченный забронированный объем, и далеко не всю электронику в нем можно разместить.

Решения должны быть простыми и приемлемыми для условий танка.

В сетецентрической системе операторам должна предоставляться масса разнородной картографической, цифровой и символьной информации о целях и их характеристиках, местоположении подчиненных и приданных объектов, состоянии систем танка и других сведений, необходимых для управления боем. Такие данные должны предоставляться в удобной форме и не перегружать оператора. Сейчас на многих танках эта информация выводится на мониторы членам экипажа.

Хорошо известно, что в движущемся танке работать с такой информацией на мониторе и вводить какие-то данные просто невозможно. Оператора бросает из стороны в сторону и добиться устойчивого положения довольно трудно.

Необходима независимая система «глаз оператора –экран». Например, командир и наводчик танка имеют устойчивое положение, когда они руками держатся за пульт наведения, лбом упираются в налобник прицела и видят стабилизированную картинку в поле зрения прицела.

В связи с этим всю информацию целесообразно вводить в поле зрения прицела. И в зависимости от режима работы оператор может устанавливать картинку: поля зрения или информационную.

Другой вариант − выводить всю информацию, как в авиации, на экран, закрепленный на шлемофоне оператора. Но танк по условиям эксплуатации − далеко не самолет. И реализовать аналогичную схему там не так-то просто.

Всё это технические проблемы, которыми должны заниматься специализированные организации в рамках создания сетецентрической системы.

Введение новой системы управления потребует изменения и структуры танковых подразделений. Из воспоминаний далеких студенческих лет при изучении структуры танковых войск США меня всегда удивляло наличие многих звеньев управления и обеспечения на всех уровнях тактического звена с большим количеством военнослужащих. У нас же раньше в батальоне были только танки и одна КШМ на батальон и практически больше ничего.

Сейчас уже появились отделения управления, связи и обслуживания. Но этого в новой системе управления будет уже недостаточно.

Танковые подразделения должны получить полноценные службы управления и обеспечения. В том числе на уровне роты. На танковом шасси соответствующим образом оснащенную машину разведки с набором БПЛА. И машину связи с ПВО и РЭБ для оперативного взаимодействия на поле боя. Этих элементов сети сегодня нет. И их придется быстро создавать.

Организационные проблемы

Мне уже приходилось писать, что впервые разработку ТИУС для танка «Боксер» в 80-е годы начали в Советском Союзе. Но после развала Союза работы были свернуты.

В США на танке М1А2 уже внедрили второе поколение ТИУС. И идет процесс внедрения в сухопутных войсках для тактического звена элементов сетецентрической системы управления. Тех, что уже успешно были использованы еще при проведении операции в Ираке «Буря в пустыне».

Российские военные и ВПК пока определяются с концепцией такой системы. А предложенная система тактического звена «Созвездие-М», судя по открытому доступу, никак не может прижиться в армии. В чем причина такого существенного отставания?

Система охватывает элементы, участвующие в выполнении поставленной задачи. И каждый из них должен быть соответствующим образом включен в контур управления и оснащен необходимыми техническими средствами. Разработка таких конструкций предполагает несколько этапов – создание концепции применения, алгоритмизация процессов управления и производство технических средств.

Выработка концепции системы и возлагаемых на нее задач − дело военных. Именно они должны определиться с требованиями к сети и ее составным частям.

На этом этапе необходимо определить уровни управления и решаемые на каждом уровне вопросы. А также потоки и объемы данных между элементами системы. Требования к помехоустойчивости и криптостойкости каналов связи. К параметрам отображения сведений как для командиров разного уровня, так и для членов экипажа боевых машин.

На следующем этапе совместно военными и головным разработчиком конструкции производится алгоритмизация процессов управления.

Кто занимается этими вопросами?

В советские времена мне приходилось участвовать в увязке таких требований между разными главками Минобороны и Миноборонпрома. Уже тогда (даже при жесткой централизации и существовании Академий и НИИ по родам войск, которые как бы должны были двигать военную науку) особого рвения к созданию новых систем не наблюдалось. И многие идеи умирали на этапе бесконечных согласований.

В академиях еще что-то пытались делать в инициативном порядке. К примеру, мне приходилось участвовать (в Академии бронетанковых войск на кафедре автоматики танков) в семинарах, где обсуждались вопросы тактики использования танков при оснащении их средствами автоматизации процесса боя. Но дальше обсуждений дело так и не шло. И никак не выливалось в директивные документы по проведению таких конкретных работ.

А головной по бронетанковой технике 38 НИИ МО (Кубинка)? Что он мог бы предложить?

Раньше там в состоянии были только провести испытания новых образцов техники. И дать заключение о требованиях. Программами на перспективу там почти некому было заниматься. И нужных специалистов не было.

За прошедшие десятилетия похоже там мало что изменилось. Сейчас уже и Академии нет. И непонятно, кто вырабатывает сейчас требования к новаторской бронетанковой технике?

А (по открытой информации) Кубинка предлагает какие-то мифические прожекты танков. Вместо выработки к ним обоснованных современных требований.

Комплекс таких вопросов, как правило, регулирует Генштаб и подчиненные ему структуры. Но что-то пока, видимо, не складывается.

Об этом можно судить по разработке АСУ тактического звена «Созвездие-М», которая (по отзывам) в армии так и не прижилась. Хотя, по отрывочной информации, система как бы уже существует и даже внедрена на танке «Армата». Который уже многие годы никак не может дойти до армии.

Одно ясно точно − сетецентическую систему должны разрабатывать специалисты-системщики, имеющие соответствующий опыт в этой области.

АСУ тактического звена «Созвездте-М» разрабатывал концерн «Созвездие» (Воронеж), созданный на базе НИИ связи. Насколько я помню, он всегда занимался только системами радиосвязи в КВ и УКВ диапазонах. И какой этот концерн имеет опыт в создании военных систем управления тактического звена? Это пока большой вопрос. Какие специалисты − такой и результат.

К разработке ТИУС танка «Боксер» после долгих поисков в 1990 году был подключен головной разработчик систем управления ракетно-космической техники − НПЦ им. Пилюгина. Но Союз развалился. И работы были прекращены.

Прошли десятилетия. И, похоже, вновь повторяется та же история. Требования к системе непонятно кто задает. И соответствующим образом они реализовываются. А работа топчется на месте. Всё, как уже было в 80-е.

Военные по-прежнему как-то не могут определиться, что же им конкретно надо. А у «Ростеха» (при массе вопросов по военной технике), видно, руки не доходят до создания современной системы управления сухопутными войсками.

Однако опыт последних военных конфликтов (который диктует всё возрастающие требования к ведению современных боевых действий и к техническому оснащению армии) неизбежно заставит все эти вышеуказанные ведомства поторопиться и объединить усилия для оперативного создания насущно необходимой системы управления нового уровня. И внедрить её в войска.

Юрий Апухтин,
«Военное обозрение» (topwar.ru)

#вооружение #такни #тактика #стратегия #боевые_действия
Tags: #боевые_действия, #вооружение, #стратегия, #такни, #тактика, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments